Главная » Спецвыпуск » "СЭУС" вернули в число поставщиков

«СЭУС» вернули в число поставщиков

Подготовка к зиме на Алтае проходит в лихорадочной обстановке. Одна из основных причин — смена традиционных поставщиков угля в край. В частности, в мае администрация края, организовав ежегодный тендер по размещению регионального заказа, отказала в праве осуществлять поставки ОАО «СЭУС», которое в течение последних лет завозило в край до 80% угля. Причина — неудовлетворительное качество топлива. Однако впоследствии власти сняли свои претензии, а на днях компания вновь была приглашена к участию в поставках. С заместителем генерального директора ЗАО «ПО СЭУС» ВЛАДИМИРОМ ФРАНЦЕНОМ беседует корреспондент «КС» Светлана ЧИСТЯКОВА.

— Владимир Борисович, как случилось, что «СЭУС» возвращен в число поставщиков угля для бюджетных нужд, ведь еще месяц назад это казалось невозможным?

— Прошлая неделя стала переломной в процессе подготовки к зиме, и дело не в том, что «СЭУСу» предложено вернуться и вновь стать одним из поставщиков. Принципиально изменилась ситуация вокруг подходов к поставкам топлива, поскольку стало очевидным, в том числе и администрации края, что утвержденный перечень поставщиков в действительности не сможет обеспечить потребности края в угле в полном объеме.

Могу сказать, что «СЭУС» не вошел в число победителей тендера, потому что эта ситуация всем хорошо известна и вполне попадает под определение «недобросовестная конкуренция». Процесс подготовки к зиме только на первый взгляд выглядит просто. На самом деле ни на секунду нельзя забывать о том, что это социально значимая проблема, решение которой к тому же происходит в условиях постоянного дефицита средств. Традиционно край осуществляет поставки, прибегая к услугам нескольких поставщиков, каждый из которых имеет определенные возможности. Во-первых, наличие значительных собственных оборотных средств, которыми можно оперировать, не привлекая ресурсов бюджета. Во-вторых, наличие серьезных деловых контактов с производителями. На Алтае на протяжении 10 последних лет присутствовали два основных поставщика — это «СЭУС» и РАТМ из Новосибирска. Прочие завозили 3-5% от общего объема поставок. При этом ситуация с поставками в последние годы выглядела таким образом, что в весенне-летний период, когда уголь легко приобрести, в этот процесс включались все кто только мог. Однако к ноябрю, когда уголь входил в категорию остродефицитных товаров, эти структуры сходили с дистанции и оставались только основные игроки. Особенность Алтая заключается в том, что, когда начинаются полевые работы, львиная доля средств бюджетов уходит на эти нужды. В то же время поставщик устраивает производителя только тогда, когда он стабильно в течение всего года закупает уголь. Только в этом случае можно рассчитывать, что в самый сложный период — зимний угольщики оставят квоты за поставщиком. Учитывая эти факторы, стало очевидным, что победившие в тендере поставщики угля не смогут полностью решить проблему снабжения территории углем.

— Какие обязательства по поставкам угля вы можете взять на себя сегодня?

— На начало этого года нами были заключены контракты с угледобывающими предприятиями на поставку на Алтай угля в объеме 2,5 млн тонн. Всего край (за исключением энергетиков) потребляет до 3,5 млн тонн угля. В рамках этих контрактов мы работали по апрель включительно. В то же время к концу отопительного сезона только администрации городов и районов края задолжали нам порядка 156 млн руб., судьба которых до сих пор непонятна. Но мы довели отопительный сезон до конца и получили огромную задолженность. Самые емкие контракты от Алтая с угольщиками были у «СЭУСа», но теперь они рухнули, ведь для бюджета нами не завозился уголь начиная с мая. Все это время мы поставляли уголь только своим небюджетным потребителям. В результате к настоящему времени, по моим оценкам, в крае образовался разрыв в сравнении с прошлыми годами примерно в 300 тыс. тонн. Эти 300 тыс. тонн будут «висеть» над краем дамокловым мечом в течение всего отопительного сезона. Я не вижу, какими путями этот разрыв можно устранить или сократить. Кроме того, в прошлые годы возникающие кассовые разрывы примерно в 200-250 млн руб. покрывались за счет оборотных ресурсов «СЭУСа». Этим мы были очень удобны администрации края. Такие условия работы сегодня не может обеспечить ни один поставщик из числа работающих в настоящее время. В этом году мы, честно говоря, и не думали о возврате на бюджетные поставки. Сегодня мы имеем самую мощную сеть площадок в крае, которые расположены в крупных городах — Барнауле, Бийске, Рубцовске, Заринске, Славгороде и т. д. Их пропускная способность — примерно 1,2 млн тонн, и мы уверены, что тот объем угля, который мы можем поставить в текущем сезоне, учитывая наши разрушенные ранее контракты, мы легко продадим населению и внебюджетным потребителям. И все же мы готовы переориентировать уголь на бюджет. Наши партнеры на Кузбассе, с которыми мы проработали по 10-12 лет, обещали нас поддержать. Мы сможем поставлять по 100-120 тыс. тонн в месяц, включая август. Но теперь мы будем делать это на тех же условиях, на которых покупаем сами, — по полной предоплате.

— Скажется ли подорожание угля на цене для бюджетных нужд?

— Цена, предусмотренная в мае, уже в августе должна быть пересмотрена. Иначе все поставщики провалят поставки. В прошлом году цены на угольном рынке менялись с такой же динамикой, как и в этом. Но мы смогли выдержать цены в рамках условий тендера, потому что администрация края в августе 2003 года выделила для предоплаты угля 250 млн руб. Со своей стороны мы привлекли кредиты в размере 300 млн руб., оплатили уголь вперед, что позволило сгладить сезонный рост цен на уголь. Эта система должна была быть тиражирована и на этот год, и угольщики готовы были зафиксировать цену на весь год на уровне 420 руб. за тонну, но все произошло по-другому — сегодня уголь покупается уже примерно за 460 руб. за тонну, и теперь процессом роста цен управлять невозможно. Поэтому, еще раз подчеркну, пересмотреть цены придется уже в августе.

— Официальная причина, по которой вы не вошли в число поставщиков, — претензии к качеству поставляемого вами угля. Сейчас они сняты, разъясните ситуацию.

— Поставками угля в край занимаются до сотни поставщиков, в том числе и совсем мелкие. В каждом районе края есть теплоснабжающие организации, у которых имеются площадки для хранения угля. На них грузятся разные поставщики и завозится и хороший уголь, и так называемый промпродукт. Уголь зачастую хранится вперемешку. Таким образом пробы, взятые при таком хранении, не могут точно показать, чей уголь плохой, но всегда проще оставить крайним основного поставщика. Защититься от таких обвинений можно только размещая уголь на своих площадках, что мы стремимся теперь делать. Кстати, претензии были всего по 2,3 тыс. тонн, поставили мы на нужды бюджетов 1,3 млн тонн. Цифры, как видите, несопоставимы. Тем не менее, получив претензии, мы собрали комиссию, куда вошли работники администраций, общественность, отобрали пробы на всех наших площадках и отправили в сертифицированную международную лабораторию «Уголь-С», откуда получили заключение о соответствии качества угля стандартам.

— Появились ли в переговорах с администрацией края какие-то еще дополнительные условия?

— Когда администрация края предложила нам вернуться в число поставщиков, мы со своей стороны предложили свои услуги по обеспечению самого процесса поставок угля в край. Мы уже 12 лет на рынке, и 6 из них работаем на бюджетные нужды. За это время мы создали систему, без которой невозможно обеспечить бесперебойность процесса поставок, — это уникальная информационно-диспетчерская служба, которая сопровождает и отслеживает все самые мелкие нюансы процесса поставок. Недостаточно только заключить контракты. Нужна диспетчеризация, то есть согласование действий поставщиков, потребителей, железной дороги, учитывая постоянный дефицит подвижного состава. Стоит упустить лишь один момент, и отгрузка угля останавливается, начинается чехарда, рвутся графики смежников, поставщиков, железная дорога выставляет штрафные санкции. Чтобы все работало, нужно круглосуточно иметь полную информацию о состоянии дела во всем многообразии аспектов: сколько грузится, куда, какие внесены оперативные коррективы в график поставок и перечень конечных пунктов назначения. Сегодня мы создали уникальную информационную сеть, связывающую нас с угольщиками, которая позволяет нам своевременно получать такую информацию. Все это зиждется на основе уникального программного обеспечения, позволяющего одним нажатием клавиши получить полную картину состояния дел с поставками во всех перечисленных выше аспектах. Не решив проблемы качественной диспетчеризации и финансово-бухгалтерского обеспечения всего процесса поставок, невозможно наладить бесперебойную работу. Эта схема сопровождения процесса поставок угля уникальна, полноценна, а главное — очень эффективна. Мелкие структуры не могут себе позволить подобного оснащения. Сегодня сложилась ситуация, когда поставщикам, которые ранее поставляли всего 30-50 тыс. тонн в год, предоставили право и ответственность поставлять объемы до 400 тыс. тонн. Первая проблема, с которой они столкнутся, — диспетчеризация поставок. Понимая это, мы предложили администрации края воспользоваться услугами нашей диспетчерской службы. То есть мы готовы информационно обслужить все поставки на бюджетные нужды.

— Это не вызовет недовольства со стороны конкурентов?

— Имея недопоставку угля в 300 тыс. тонн, нужно понимать, что зимой не исключен режим работы «с колес», а это значит, что угольными потоками придется «дирижировать» очень виртуозно. Тому, кто будет осуществлять процесс диспетчеризации, придется очень непросто, уже хотя бы потому, что информация от поставщиков будет идти в разных форматах. Насколько мне известно, в администрации края будет создаваться служба по диспетчеризации этого процесса, но в нее войдут те, кто будет принимать собственно управленческие решения, а вот информационно-диспетчерское сопровождение будем осуществлять мы.

Что касается конкуренции. После того, что произошло на тендере, как человек я лично оскорблен и достаточно негативно отношусь к ряду победителей. Но при этом я понимаю, что ситуация в крае безумно сложная и не время лелеять собственные амбиции и нежелание с кем-то общаться. Это было бы неправильно с учетом социальной значимости проблемы, которую мы обсуждаем. Учитывая, что контракты «СЭУСа» были нарушены, а возможности всех поставщиков на сегодняшний день весьма скромны, мы должны все эти ресурсы аккумулировать для решения назревающего кризиса. Хотя даже если четко сложить все эти ресурсы вместе, не исключено, что мы все равно получим срывы. Будем надеяться, минимальные.

— Администрация края создала ГУП «Алтайский теплоэнергетический комплекс» (АТЭК), которое, как предполагалось, возьмет на себя все функции по обеспечению теплом края — от поставок угля и ремонта сетей до работы с потребителем. Как вы оцениваете эту идею?

— Во многих регионах есть структуры, которые выступают единым заказчиком топлива для нужд муниципальных образований региона. Мы в свое время нечто подобное предлагали создать. Более того, сам «СЭУС», 51% акций которого находится в собственности края, в некотором роде выполнял эти функции. То, что до настоящего времени в крае такой структуры не появилось, объясняется просто. Она потребует значительных единовременных финансовых вливаний из бюджета для компенсации кассовых разрывов. Кроме того, эта структура будет иметь дело с финансированием из бюджетов различных уровней, которые зачастую имеют разные возможности по выполнению своих обязательств. При этом всю ответственность за возможные срывы население все равно всегда будет возлагать на местную власть, а не на какую-то организацию. Хотя сама идея замкнуть в одной структуре все проблемы отопления хороша, осуществить ее будет непросто.

— Какие меры со стороны властей были бы полезны для того, чтобы зима прошла в более или менее нормальном режиме?

— Чтобы край прошел зиму без серьезных потерь, потребуются жесткая воля губернатора, его административный ресурс в нескольких направлениях. И в части организационных вопросов, и при изыскании финансов, и при ведении переговоров с администрацией Кузбасса и производителями угля. Предстоящая зима будет проверкой для Михаила Евдокимова и его команды в целом. Мы со своей стороны сделаем все необходимое и уверены, что угледобывающие компании Кузбасса не подведут Алтай. Кстати, пользуясь случаем, хотелось бы, несмотря на всю серьезность вопросов, которые мы обсуждаем, все-таки поздравить с профессиональным праздником Кузбасс и всех наших партнеров там. Искренне желаем им стабильности и успехов в их по-настоящему нелегком труде. Особенно хочется пожелать безаварийной работы.

Светлана ЧИСТЯКОВА


Comments are closed.

Так же в номере