Главная » Спецвыпуск » Шахты закрывали не зря

Шахты закрывали не зря

Прямая речь

— За период реструктуризации угольной отрасли в Кузбассе было закрыто более 40 угледобывающих предприятий. В нынешнем году собственники угольных компаний, пришедших в регион, заговорили о необходимости восстанавливать затопленные шахты. Но оставшиеся запасы, на мой взгляд, надо отрабатывать другими способами.

Уверен, что закрытие шахт в процессе реструктуризации угольной отрасли происходило не зря. Я в свое время обосновывал целесообразность закрытия этих шахт, поэтому сейчас было бы странно, если бы я стал обосновывать необходимость их восстановления. Учитывая, что на данный момент есть определенная конъюнктура, у рынка есть потребность в том угле, который остался невыработанным на этих шахтах. Тем более что со времени закрытия шахт цены на уголь заметно поднялись. Но мы закрывали шахты не только в силу низкой стоимость угля, но и из-за тех условий, которые сложились на этих шахтах, поскольку добыча угля на них становилась уже опасной.

Поэтому если бы сейчас были технические разработки, позволявшие на новом уровне отрабатывать, скажем, пласты крутого падения (ведь очень много шахт было закрыто именно в Киселевске и Прокопьевске, где залегают марки коксующегося угля), тогда можно было бы говорить о расконсервации шахт.

Но вопрос еще и в том, что на расконсервацию нужно практически столько же средств, сколько и на строительство новой. И пример Магнитогорского металлургического комбината, который недавно купил затопленную шахту «Урегольская» и собирается ее восстанавливать, — единственное исключение. Эта шахта была не старая, а недостроенная, строили ее тоже при помощи частного капитала, предприятие обанкротилось, было закрыто. Сейчас Магнитогорский меткомбинат, чтобы «зацепиться» в нашем угледобывающем регионе, берется за эту шахту и готов вложить 6 млрд руб. Но я считаю (и говорил это), что в проект необходимо вложить не менее 10 млрд. Хотя проект для этой шахты мы делаем — в соответствии с теми средствами, которые собственник может вложить.

Основное препятствие на пути восстановления закрытых шахт также и в горно-геологических условиях. Так, в Прокопьевско-Киселевском районе нецелесообразно восстанавливать шахты. Там залегают ценные марки угля, но нет новых технологий добычи угля из пластов крутого падения, а все существующие способы довольно опасны. Если бы собственники вложили средства в научные разработки и смогли потом эти разработки применить на практике, тогда восстановление имело бы смысл. Думаю, что через несколько лет собственники все равно к этому придут, потому что кокса не хватает, и вряд ли через несколько лет его будут добывать существенно больше. То есть если расконсервировать старые предприятия, то необходимо искать новые технические решения, которые позволяли бы безопасно отработать те же пласты крутого падения.

В этой ситуации мне кажется более оправданным строительство новых предприятий. Дело в том, что закрытые объекты были старыми, и сейчас практически ничего из того, что там было, нельзя использовать. Нужны новые решения, новые подходы. Например, на месте двух-трех старых шахт построить одну большую новую. Мне кажется это разумным еще и потому, что такое решение позволит не плодить промплощадки в том же Прокопьевске, здесь и так промплощадка на промплощадке стоит.

Что касается затопленных выработок, то если технология ликвидации была соблюдена, то опасности они не должны представлять. Другое дело, если по опасным объектам не были выполнены соответствующие работы. В качестве примера здесь можно привести шахтоуправление «Грамотеинское», которое состояло из нескольких шахт. Работы здесь начинали вести даже не в прошлом, а в позапрошлом веке. И мы знаем, что там больше сотни не ликвидированных выработок, выходящих на поверхность. С месяц назад в Беловском районе стали появляться провалы, что было связано именно с этими выработками. Проблема есть, ее никто не отрицает, но она не зависит от того, ликвидировали мы эту шахту или нет. Просто если шахта действует, то она отвечает за все происходящее на ее территории и самостоятельно должна ликвидировать провал. А на той территории, где сейчас хозяев нет, появилась такая проблема.

Илья СТЕПАНОВ, главный инженер |ОАО Кузбассгипрошахт


Comments are closed.

Так же в номере