Главная » Экономика » Сибирские регионы — «точки роста» или территория развития?

Сибирские регионы — «точки роста» или территория развития?

Сибирские регионы — «точки роста» или территория развития?

Начало 2014 года не обещало России особых экономических потрясений — как, впрочем, и существенных достижений. Минимальный рост ВВП в прошлом году несколько взбодрил ответственные федеральные органы, и уже в январе были декларированы некоторые меры эволюционного изменения ситуации для достижения уровня ВВП–2014 в размере 2,5–3% при инфляции не более 5%. На этом фоне сибирские регионы, помимо традиционных инвестиций в добычу и транспортировку энергоресурсов и сырья, ожидали финансовых вложений в дорожную инфраструктуру.

В сухом остатке

События, связанные с Украиной, пока не оказали значительного влияния на российскую экономику. Так что итоги первых месяцев года можно рассматривать без учета политического фактора и воздействия санкций со стороны США и ЕС.

Некоторую нервозность внес Центральный банк РФ, отпустивший курс рубля в свободное плавание. Снижение прогнозов по российским государственным рейтингам способствовало дальнейшему ослаблению курса национальной денежной единицы, после которого началось некоторое усиление позиций рубля. По мнению старшего трейдера банка «ГЛОБЭКС» Игоря Зеленцова, российский рубль после непродолжительного укрепления ниже уровня 35 рублей за доллар вновь несколько ослабился на угрозах осложнения ситуации в Украине и усиления санкций со стороны США и Европейского союза. Эксперт ожидает нахождение курса в диапазоне 34,70 – 35,70 рублей за доллар. В свою очередь аналитик инвестиционного холдинга «ФИНАМ» Антон Сороко отмечает, что ключевой показатель, влияющий на основные макроэкономические показатели РФ, – стоимость нефти, и исходя из этого считает экономически обоснованным в условиях мирного разрешения конфликта на Украине уровень курса в 34,5-35 рублей за доллар США, а по евро, соответственно, в районе 47-47,5 рублей.

При этом пока в полной мере не сказался инфляционный эффект от снижения курса рубля, но можно предположить, что подорожание товаров не за горами. Лидерами станет импортная продукция, а за ней подтянется отечественный производитель. Не упустят своего и поставщики автомобильного топлива — скорее всего, вскоре мы услышим уже привычное за последние годы объяснение необъяснимого явления: доллар дорожает, экспорт становится более выгодным, так что рыночная экономика требует подъема цен на топливо внутри страны. Однако этим, равно как и другим теориям жесткой увязки ослабления курса рубля с ростом цен противостоит официальная статистика — на графиках Росстата хорошо видно, что начиная с 2013 года инфляция отстает от динамики курса рубля к доллару и евро.

Инфляция, до середины марта возраставшая медленнее 2013 года, в марте резко ускорилась и по итогам I квартала заметно превзошла прошлогодние результаты, составив с начала года 2,3% (I квартал 2013 года — 1,9%). Годовой уровень в 5% уже сейчас представляется труднодостижимым, так что ближайший желаемый ориентир — не допустить роста цен свыше прошлогоднего (6,5%). Наибольший вклад в рост цен (4% за I квартал) составили продовольственные товары, в первую очередь — плодоовощные продукты. Как сообщает Росстат, с начала года их стоимость возросла на 17,2%. Такой скачок цен на эту группу товаров сложно полностью списать на внешнеполитическую ситуацию и ослабление рубля. Скорее здесь заложены предполагаемые будущие риски, которые производитель и продавец решили компенсировать прибылью настоящего времени — но это уже компетенция ФАС.

В ряде сибирских регионов рост цен за I квартал года был более умеренным, чем по России в целом.

Лидерство по минимальному росту цен захватил Забайкальский край с показателем 1,6% за I квартал 2014 года, причем здесь подорожание продовольственных товаров оказалось почти вдвое ниже (2,2%) общероссийского уровня (4,0%). Второе место разделили сразу четыре региона — Иркутская и Новосибирская области, Красноярский край и Республика Тыва с ИПЦ на уровне 1,9%. Среди них выделяется Новосибирская область — как одним из самых высоких в СФО темпов подорожания продуктов (4,2%), так и снижением стоимости платных услуг. Было ли это снижение естественным процессом или на динамику цен повлияла «мэрская» предвыборная кампания, покажет самое ближайшее время после состоявшейся 6 апреля 2014 года радикальной смены городского управления в Новосибирске. Остальные регионы, кроме Алтайского края, плотно расположились в

диапазоне инфляции 2–2,3%, не перешагнув «красную черту» федерального уровня роста цен (2,3%). Впрочем, подорожание продуктов в Томской области и республике Алтай все же превысило этот показатель по стране. Единственный регион, показавший рост инфляции в I квартале 2014 года выше общероссийских показателей, — Алтайский край. При этом основной двукратный рост пришелся на март — по итогам февраля индекс потребительских цен в крае составлял 1,3% с начала года. В крае через полгода предстоят выборы губернатора, и такие показатели экономики явно идут не на пользу действующей власти.

Для полного понимания составляющих отдельных статей уместно обратиться к информации о структуре потребительских расходов населения для расчета индекса потребительских цен. Обращает на себя внимание высокая доля алкоголя в бюджете среднестатистического россиянина — она превышает затраты на здравоохранение и находится на уровне расходов на предметы домашнего обихода, организацию отдыха и культурных мероприятий.

За зарплатой

Рост инфляции в России всегда компенсируется ростом заработной платы, и ситуация последних лет неизменно подтверждает этот нарастающий круговорот денежной массы. В последнее время все это происходит в условиях проведения генерального курса ЦБ РФ на инфляционное таргетирование, что, впрочем, не мешает таргетируемой инфляции и заработным платам продолжать мирный параллельный рост. По данным Росстата, на инфляцию-2013 в размере 6,5% отечественные работодатели ответили увеличением среднемесячной начисленной заработной платы одного работника (включая налоги и другие удержания) на 12%, при этом рост реальной зарплаты к февралю 2014 года в 6% почти точно компенсировал инфляцию. В результате среднемесячная начисленная зарплата по России достигла 29 680 рублей, а в сибирских регионах можно было бы ожидать более высоких цифр — хотя бы за счет районных

коэффициентов. Но реальность оказалась хуже кажущихся логичными ожиданий — Новосибирскстат констатировал, что среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников в Сибирском федеральном округе в январе 2014 года составила 26 477 рублей с заметны отличием от региона к региону.

В лидерах начисленной зарплаты оказался Красноярский край, за ним с небольшим разрывом расположились Иркутская и Томская области. Северные районы Красноярского края и Томской области — основной источник углеводородных энергоресурсов и экспортной выручки СФО, так что высокий уровень зарплат по направлению «добыча полезных ископаемых» понятен. Он в основном и определяет достойный размер средней зарплаты в этих регионах.

Иркутская область при меньших, но все же весомых зарплатах в добывающей промышленности показала лучший результат в оплате сельского и лесного хозяйства. Однако можно предположить, что здесь безусловным лидером по зарплате являются не животноводство и растениеводство, а та же торговля естественными ресурсами — лесозаготовительная отрасль.

Следующая группа регионов объединила «крепких середнячков» с зарплатами от 24 505 до 27 807 рублей — это Омская, Новосибирская, Кемеровская области, республики Тыва, Бурятия, Хакасия и Забайкальский край. Несколько неожиданно видеть в этом списке шахтерский Кузбасс, не ставший лидером по зарплате даже в добыче полезных ископаемых — пальму первенства здесь с большим отрывом держит Омская область. Новосибирская область по сути ничем особо не выделилась — может, это и хорошо, потому что демонстрирует хотя и значительную, но одну из меньших диспропорций оплаты труда между отраслями. Республики Тыва, Бурятия, Хакасия имеют почти сопоставимые показатели. В Бурятии лучше оплачивается добыча полезных ископаемых, транспорт и связь, в Тыве — государственная и военная служба, в Хакасии — производство и распределение электроэнергии, газа и воды. Однако в этих республиках очень прилично оплачивается финансовая деятельность, а цифры Тывы в разы (!) превышают уровень оплаты финансового сектора большинства сибирских регионов. Но малозаметный вклад этого показателя в сумму общей средней зарплаты по республике говорит о том, что финансистов очень с большими зарплатами в Тыве все же немного.

Оставшиеся регионы — Республика Алтай и Алтайский край — было бы естественно объединить в третью группу аутсайдеров по средней зарплате. Но даже среди этих двух соседей наблюдается существенное различие в уровнях оплаты, и республика уверенно опережает край, понемногу проигрывая почти по всем показателям, кроме, опять же, финансового сектора. В Республике Алтай заработные платы финансистов более чем в два раза превосходят оплату труда коллег из соседнего Алтайского края. В итоге Алтайский край, имея самую высокую инфляцию по СФО, оказался с наименьшей средней заработной платой — еще один тревожный звоночек действующей региональной власти перед скорыми выборами.

Социальные показатели, приведенные выше, во многом являются следствием экономической ситуации в сибирских регионах. Для ее комплексной оценки служит Индекс промышленного производства (ИПП), который исчисляется по видам деятельности «Добыча полезных ископаемых», «Обрабатывающие производства», «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды» на основе данных о динамике производства важнейших товаров-представителей (в натуральном или стоимостном выражении). В целом по России рост индекса промышленного производства за весь 2013 год составил 0,4%. При этом Сибирский федеральный округ показал второй (после Северо-Кавказского округа) наилучший результат, обеспечив положительную динамику впечатляющей величины +4,4%. За первые два месяца 2014 года по сравнению с январем-февралем 2013-го российская промышленность подросла на 0,9%, но это во многом следствие низкого уровня роста начала 2013 года. Сибирские же регионы, по данным федерального и региональных органов статистики, показали различные темпы изменения промышленного производства.

Промышленные хедлайнеры

В лидерах промышленного роста СФО — Республика Бурятия и Красноярский край, показавшие существенное превышение своих индексов над общероссийскими. Причем Бурятия, имевшая в 2013 году лучшие показатели по всей стране, сегодня имеет все шансы доказать, что прошлогодний успех не был случайностью. Возможно, пора и другим сибирским регионам перенимать практический опыт восточного соседа. Красноярский край также демонстрирует стабильные успехи, продолжая удерживать второе место по темпам роста.

Ряд регионов, возглавляемых Кемеровской областью, также добились лучшего прироста производства, чем в среднем по России. Среди них надо отметить Республику Хакасию и Алтайский край — закончив 2013 год с высокими показателями, они продолжают интенсивное развитие своей промышленности. Правда, при этом Хакасия по темпам развития заметно превосходит Алтайский край. Томская и Кемеровская области, а также Республика Алтай, имея в прошлом году отрицательные темпы роста, пока показывают хорошую динамику 2014 года.

Замыкает перечень промышленно-развивающихся регионов Иркутская, Новосибирская, Омская области и Забайкальский край. Здесь пока не удалось добиться прироста промышленного производства — напротив, сухие цифры демонстрируют заметное падение. Можно только надеяться, что до конца года еще есть время превратиться из «точек роста» в территории развития.

В целом Сибирь, превзошедшая в прошлом году по ряду показателей общероссийский уровень, и в первые месяцы 2014 года демонстрирует неплохие — по крайней мере на фоне экономической ситуации в стране — темпы развития. Отдельные регионы даже достигают значительно лучших результатов социального и промышленного развития при однозначно меньшем уровне оплаты труда. Так что умения хорошо и скромно работать сибирякам не занимать, и можно утверждать, что российское могущество по-прежнему уверенно прирастает Сибирью.



Comments are closed.

Так же в номере