Главная » Стиль жизни » Церетели в Новосибирске

Церетели в Новосибирске

В Новосибирском Художественном музее сейчас проходит выставка работ Зураба Церетели. В день открытия выставки 11 марта город посетил сам виновник торжества. Господин Церетели смог не только пообщаться с художниками, журналистами и ценителями его искусства, но и виртуозно создать две картины во время этой беседы.

Монтаж выставки начали за несколько дней до приезда Церетели в город, и уже в первый день подготовительных работ журналисты были допущены на площадку. В залах двух этажей на Свердлова, 10 размещено порядка 150 работ мастера.

11 марта двери концертного зала Новосибирского Государственного Художественного музея гостеприимно открылись для желающих познакомиться с алгоритмом работы художника над полотнами. В течение часа были написаны два полотна: «Пиджак на спинке стула» и «Букет гербер». Работая над полотнами большого размера, известный скульптор, живописец, деятель искусств России беседовал с присутствующими в зале студентами и журналистами, отвечал на вопросы, задавал их сам, открывал новые темы для беседы.

Говорили о высоком предназначении художника в этом мире, о том, что корни творчества кроются в малой родине, семье, нации, матери.

— Как вы, Зураб Константинович, относитесь к критике?

— К критике я отношусь хорошо, она помогает выбрать верное направление развития творчества, является стимулом для работы, когда просто огульно ругают — не люблю.

Всегда интересовался историей своей родины, историей искусств. Постоянно взаимодействую с архивными источниками, библиотеками. Недавно увлекся записками и письмами царицы Тамары, и появилась идея создать в Москве Музей женщины. Надеюсь, что в 2013 году к 8 марта сможем его открыть.

— Господин Церетели, что для вас ваше личное творчество, не чувствуете ли вы в себе влечения более к руководству, нежели к рукомеслу?

— Я играющий тренер. Труд над собственными произведениями своими руками — это и хлеб насущный, и арт-терапия, если хотите. Но здоровье поддерживаю и строгим регламентом жизни, рано встаю, принимаю контрастный душ, выполняю физические упражнения.

Мечтаю создать «круглую» скульптуру в жанре керамики.

— Что вы можете сказать о скульптуре Новосибирска?

— Новосибирск очень привлекательный для художника город, в котором установлено много известных всему миру работ. В вашем городе сформировалась уважаемая в художественных кругах школа мастеров, и для них открыто огромное поле работы.

Хочется призвать горожан ценить своих скульпторов и художников, стараться не обижать их, потому что художники — очень ранимый народ.

Скульптуры не бывает много, она может быть недостаточно продуманной. Нужно всегда делать различие между скульптурой и памятником, нужно учитывать современную экологию и особенности современных технологий масштабирования скульптуры при установке ее вблизи жилья людей. Эргономичность скульптуры, ее этические основы имеют большое влияние на качество жизни окружающего поселения.

Мне импонирует, что в Новосибирске почитают классицизм, это основа основ, на которой развиваются все другие жанры ваяния, живописи и других видов творчества.

— Зураб Константинович, какие встречи своей жизни вы помните и цените?

— В 60-е годы мне довелось стажироваться в Париже, где познакомился с Марком Шагалом и Пабло Пикассо.

Завершив полотно росписью на изнаночной стороне, кавалер Ордена Почетного легиона фотографируется на память с группой студентов и, расписавшись в нескольких блокнотах, приглашает присутствующих на открытие выставки.

Его произведения насыщены, но не перегружены, цветовая палитра весома, но не тяжеловесна. Устойчивость, но не приземленность, крупный уверенный мазок главного плана полотна картин подчеркивается импрессией второго плана на панорамных изображениях. И в каждом полотне искрится веселье жизни, приближенное к этносу народов тех мест, в которых проходили многочисленные экспедиции Церетели. Утонченный блеск эмали и приглушенная бравада металла, мастерство, талант, трудолюбие и человечность царят в залах выставки «Сердце на палитре».



Comments are closed.

Так же в номере