Главная » Спецвыпуск » "Мы находимся в постоянном диалоге с бизнесом"

«Мы находимся в постоянном диалоге с бизнесом»

Особенности структуры экономики Алтайского края, в которой высокую долю традиционно занимают сельское хозяйство, ВПК и легкая промышленность, ставят регион в невыгодное положение по сравнению с территориями, развивающимися в первую очередь за счет активного освоения сырьевых ресурсов. Тем не менее в этом году основные показатели социально-экономического развития Алтая оказались выше среднероссийских. О проблемах и перспективах развития экономики региона корреспонденту «КС» ВЯЧЕСЛАВУ САЛАНИНУ рассказал глава администрации края АЛЕКСАНДР СУРИКОВ.

— Александр Александрович, как бы вы охарактеризовали ситуацию в экономике Алтая в уходящем году?

— По сравнению с Россией в целом положение в экономике региона в 2003 году было более устойчивым. Если в масштабах страны промышленный рост обеспечивается в основном благодаря экспорту нефти и газа, то Алтайский край практически ничего не получает от ТЭКа, исключая обычную энергетику. В то же время темпы развития экономики Алтая были в этом году выше, чем среднероссийские. За 10 месяцев прирост промышленного производства в физических объемах составил 8,9%.

Положительные результаты были достигнуты за счет повышения эффективности производства и мер, предпринимаемых краевой администрацией. В текущем году мы вновь предусмотрели в краевом бюджете средства на компенсацию 2/3 ставки кредитов коммерческих банков. В результате по этой программе, рассчитанной прежде всего на промышленность, за 10 месяцев выделено из краевого бюджета более 90 млн рублей. Это позволило 360 предприятиям привлечь кредиты на сумму около 1 млрд рублей. Неслучайно главной тенденцией в экономике Алтайского края в текущем году стал довольно высокий рост инвестиций в базовых отраслях. Прирост за 10 месяцев — 126%, что выше уровня прошлого года, когда данный показатель составил 113%. В регионе начались активное восстановление производства, внедрение новых технологий.

Вместе с тем в уходящем году в реальном секторе экономики имели место и негативные тенденции. К ним я прежде всего отношу непрекращающийся рост цен, особенно в электроэнергетике и на транспорте. Теперь даже правительство, рассматривая прогнозируемые темпы роста цен в электроэнергетике, утверждает показатели выше темпов инфляции. Тем самым во всех отраслях, исключая сырьевые, создаются совершенно невероятные экономические условия в части себестоимости продукции. Эта абсурдная ситуация возникает вследствие мощнейшего давления на правительство со стороны экономического лобби, в том числе менеджмента РАО «ЕЭС России», газовиков, железнодорожников.

К сожалению, пока Кабинет министров не научился противостоять требованиям монополистов. А будущее России во многом, я уверен, зависит от того, сумеет ли она избавиться от давления олигархов во всем реальном секторе экономики. Чтобы уравнять возможности развития сырьевых и других отраслей, необходимо также обложить налогами сверхприбыль добывающего сектора.

— Как отразилась политика, проводимая федеральным центром, на ситуации в сельскохозяйственной отрасли?

— Результаты в сельском хозяйстве оцениваю как средние. Cельхозтоваропроизводителями всех форм собственности произведено продукции на уровне соответствующего периода прошлого года. Хотя нельзя по одному сельскохозяйственному сезону судить о состоянии дел в целом в АПК. Если бы за последние два года правительство избежало стратегических просчетов в экономической политике, в том числе в отношении сельского хозяйства, то сегодня положение в АПК России, Алтайского края, да и соседних регионов было бы значительно лучше.

После того как в прошлом году государству не удалось изъять с рынка избыток зерна, цены на него в Алтайском крае обвалились. Наши сельхозпредприятия получили большие убытки и вынуждены были брать дополнительные кредиты на погашение тех долгов, по которым они не могли рассчитаться в прошлом году. Эта кредитная масса оказывает весьма ощутимое давление на результаты сельхозтоваропроизводителей в 2003 году. Аграриям приходится направлять часть прибыли на погашение долгов прошлого года.

Но в целом по сравнению с прошлым годом ситуация в отрасли улучшилась. В крае наблюдается рост объемов производства мяса, молока, другой сельхозпродукции, который обозначился после введения в мае квот на импорт мяса кур, свинины, говядины и на масло животное. Положительными будут результаты и в перерабатывающих отраслях. Даже с учетом издержек 2002 года прибыль в сельском хозяйстве оценивается примерно в 1 млрд рублей. Хотя валовый сбор зерновых культур чуть ниже уровня прошлого года, стоимость зерна возросла в три раза. Но эти непомерно высокие цены — опять же результат стратегических просчетов федерального центра. Если в прошлом году за его ошибки расплачивались сельхозтоваропроизводители, то в этом году — уже население, покупающее конечную продукцию по более высоким ценам.

Полагаю, что экономическая политика правительства могла быть более эффективной. Нужно активизировать инвестиционный процесс для обновления фондов и расширенного воспроизводства в сельской местности. До сих пор не решена проблема диспаритета цен, преодолеть которую за счет собственных резервов Алтай и регионы Сибири не в состоянии.

— Как проявляет себя частный капитал?

— Частный капитал проявляет себя на этом рынке по-разному. В перерабатывающих отраслях он зарекомендовал себя с положительной стороны. Сегодня предприятия перерабатывающей промышленности Алтая являются одними из лучших в стране — они выпускают 17% крупы и 20% муки от общероссийских объемов.

Напротив, подавляет сельское хозяйство и переработку спекулятивный капитал — зерновые, мясные и молочные трейдеры. Эти гигантские компании, используя свое лобби в правительстве, выбивают квоты на вывоз из России огромного количества сырья. Если в этом году экспорт зерна продолжится, то наш АПК может рухнуть, оставшись без сырьевых ресурсов.

— Предполагается ли внести коррективы в сложившийся экономический профиль Алтая — сельскохозяйственного региона с промышленностью, ориентированной в основном на аграрный сектор?

— В ближайшее время на Совете администрации края будет обсуждаться проект стратегии развития Алтая на период до 2010 года. Считаю, что мы сохраним нашу традиционную структуру экономики, в которой ведущие роли отводятся сельскому хозяйству, мукомольно-крупяной и комбикормовой промышленности и машиностроению. Будет сделан акцент на переработку, которая займет 35% промышленного производства. Считаю, что мы поступили в свое время совершенно правильно, изменив структуру производства и сделав ставку на это направление. На мой взгляд, отрасль можно и следует развивать далее, поскольку есть резервы для дополнительного производства еще около 800 тыс. тонн муки.

В Алтайском крае сосредоточен мощный машиностроительный комплекс, который мы активно развиваем. Правда, cельскохозяйственное машиностроение, оставаясь одной из ведущих подотраслей, в последнее время отошло на второй план. Однако дизелестроение и энергомашиностроение продолжают играть заметную роль в экономике региона и имеют предпосылки для дальнейшего роста. В рамках новых концептуальных подходов к развитию Сибири в крае больше внимания будет уделяться цветной металлургии. Она и сейчас у нас представлена, но ее доля в валовом региональном продукте пока незначительна. В следующем году закончится строительство Рубцовского рудника, где имеются большие запасы меди. В ноябре 2004 года там же планируется ввести в эксплуатацию ГОК, а передел будет, видимо, осуществляться на Кыштымском медеплавильном заводе. Также в следующем году начнется разработка одного из крупнейших в России Корболихинского месторождения цветных металлов. Ведется подготовка к строительству Змеиногорского ГОКа.

С началом активного развития сырьевой базы региона более явной стала проблема отсутствия в Сибири соответствующих перерабатывающих предприятий. Мощности по производству свинца в Кузбассе небольшие, Кыштым далеко, а продавать обогащенную руду в соседний Усть-Каменогорск, чтобы затем покупать металл в Казахстане, невыгодно. Мы уже договорились с первым заместителем полпреда президента в СФО Игорем Простяковым в ближайшее время на заседании ассоциации «Сибирское соглашение» обсудить этот вопрос.

— В этом году администрация поставила задачу довести в перспективе долю налоговых поступлений в краевой бюджет от сферы малого и среднего бизнеса с 20% до 50-70%. Насколько соответствуют достижению этой цели темпы развития предпринимательства в крае?

— Сектор малого и среднего бизнеса традиционно относится к числу приоритетных направлений развития экономики края. Сегодня в крае в сфере малого бизнеса занято около 200 тыс. человек, или 23% от числа трудоспособного населения. Поступление налогов от малого бизнеса за 10 месяцев текущего года сохранилось на уровне прошлого года и составило 19% от всех налоговых поступлений. Ключевой задачей текущего периода является легализация доходов в этой сфере. Главной отличительной чертой малого бизнеса продолжает оставаться сокрытие доходов от налогообложения. Теперь налоги не такие тяжелые, есть упрощенные налоговые схемы, и предприниматели имеют все основания для выплаты наемному персоналу достойной зарплаты. В Алтайском крае на пути к этому первые шаги уже сделаны. Мы добились увеличения зарплаты на предприятиях малого бизнеса до уровня прожиточного минимума.

Другой важнейшей задачей станет обеспечение сохранения тенденции роста в сфере предпринимательства при разумном снижении налогового бремени. На Алтае создано уже 44 кредитных союза, которые существенно облегчают предпринимателям доступ к финансовым ресурсам.

Содействие развитию предпринимательства оказывается также и через созданный еще в 1997 году краевой фонд поддержки малого предпринимательства. В этом году фонд аккумулировал около 60 млн рублей, которые также служили гарантией для получения банковских кредитов.

Чего бы нам ни стоило, но мы добъемся того, чтобы с 2004 года в краевом центре началась регистрация предприятий малого бизнеса в «одном окне». Я хоть и сам чиновник, правда, занимающий высокую должность, но должен признать, что создание барьеров в сфере малого бизнеса стало элементом коммерции для нашей бюрократии. Конечно, это связано и с недофинансированием госслужащих. Но это никак не объясняет, почему должны ущемляться интересы предпринимателей.

— Алтайский край занимает второе место в РФ по размерам получаемого трансферта. Вместе с тем в следующем году прогнозируется увеличение дефицита краевого бюджета?

— Размер трансферта — не тот критерий, по которому можно судить о глубине проблемы. Более важен показатель уровня бюджетной обеспеченности на душу населения. Например, в Республике Алтай с населением 200 тыс. человек он составляет 3 млрд рублей, в Алтайском крае, где населения в 13 раз больше, — всего 8 млрд рублей.

Потребность Алтайского края в большом трансферте обусловлена спецификой региональной экономики. 48% населения края живет в сельской местности. Это колоссальное количество тех, кто не платит налоги по закону. Если не брать в расчет эту категорию субъектов экономики, то нам трансферт не нужен. Пока же он краю объективно необходим. Более того, мы его недополучаем. Потому что федеральный центр распределяет трансферты в следующей пропорции: 80% регионам, подпадающим под методику Минфина, 20% — произвольно. То есть часть средств, которые должны получить мы, достается территориям, которым они и не полагаются.

— Ранее вы заявили о том, что Алтай не нуждается в иностранных инвестициях. На чем основывается такая позиция?

— Думаю, что не только Алтайский край, но и вся Россия не очень нуждаются во внешних инвесторах. Не вижу смысла в иностранных заимствованиях, пока государство не научилось распоряжаться собственными финансовыми ресурсами и не может решить проблему оттока капитала из страны. Потому что до сих пор не созданы правила игры для российских денег, отсутствуют гарантии для отечественных инвесторов. Даже Центральный банк формирует свои резервы в иностранной валюте. В то же время в действующих на Алтае банках наблюдается стабильный рост по вкладам населения, они уже накопили 3 млрд рублей. По идее, это инвестиции. Но до сих пор нет реформы банковской системы, чтобы сделать эти средства инвестиционными.

— Периодически возобновляющиеся в последнее время дискуссии о необходимости укрупнения регионов непосредственным образом касаются Алтая. Как скажется на экономическом потенциале края его возможное объединение с Республикой Алтай?

— Проблема объединения территорий лежит не в экономической плоскости, а в политической. Это подтверждает и президент. Сомнения в оптимальности нынешнего территориального устройства страны возникают прежде всего в связи с тем, что были созданы дополнительные субъекты Федерации по национальному признаку. У Советского Союза был такой опыт, и он оказался негативным. Не стоит повторять таких ошибок. Кроме того, я не вижу экономического развития во вновь образованных субъектах Федерации. Этого, наверное, и не может быть. Потому что объективно сельское хозяйство Республики Алтай не может развиваться без Алтайского края.

В результате возможного объединения более интенсивно будут развиваться туризм, сельское хозяйство, активнее осваиваться месторождения полиметаллов. Очевидно, на более серьезном уровне можно будет решать проблему энергодефицитности этих территорий. В случае реализации проекта строительства Катунской ГЭС дивиденды первым из этого извлечет Горный Алтай, но и Алтайский край также сможет улучшить состояние своей энергетики. Вообще, объединение позволит более оперативно и качественно решать многие вопросы, потому что силы территорий различаются на порядок.

Вячеслав САЛАНИН


Comments are closed.

Так же в номере