Главная » Финансы » Неадекватность как образ жизни

Неадекватность как образ жизни

Лучший в Сибири банковский сектор сегодня почти ничего не может дать «домашнему» региону, в свою очередь новосибирской экономике практически нечем его привлечь. При этом номинальный рост кредитного портфеля прямо связан с концентрацией на его балансе инорегиональных активов, а объективные ограничения бизнеса делают успешную работу новосибирских банкиров не только ремеслом, но и искусством.

Банковский сектор Новосибирской области в масштабах страны и округа

По итогам первого полугодия 2011 года банковский сектор Новосибирской области формировали восемь региональных кредитных организаций, 12 отделений Сибирского банка Сбербанка России (СБ СБ РФ) и 57 филиалов «прочих» иногородних банков. Он уже давно стал крупнейшим в Сибирском федеральном округе (32% окружных активов), а по итогам полугодия занял 8-е место и в национальном масштабе.

Общей особенностью ресурсодефицитных регионов являются высокий спрос на банковские ссуды и опережающее развитие кредитования. И если по размеру активов своего банковского сектора Новосибирская область занимала лишь 8-е место среди регионов России, то по размерам ссудной задолженности сохраняла за собой 5-е место, кроме Москвы и Санкт-Петербурга, уступая лишь Свердловской и Самарской областям. Впрочем, на это место небезосновательно претендуют также банковские системы Краснодарского края, Республики Татарстан и Тюменской области.

После обвала в 2009 году уже второй год подряд статистика говорит о постепенном восстановлении экономики Новосибирской области. В частности, по итогам первого полугодия 2010 года ее оборот составил уже 111% к аналогичному периоду предыдущего года, а по итогам первого полугодия 2011 года — 113,6%. Хотя такой рост и сопоставим с темпами инфляции, сама тенденция в нефинансовом секторе весьма позитивно повлияла на настроения новосибирских банкиров. Столкнувшись с кризисом доходности, от категорического неприятия самой мысли о выдаче новых кредитов (и дальнейшем росте просрочки) во II квартале 2010 года они пришли к необходимости восстановления кредитного портфеля, динамика которого в 2011 году уже приблизилась к столичной, а к середине года его уровень на 31% превышал докризисный (диаграмма 1).

Говоря о быстром росте кредитного портфеля банковского сектора Новосибирской области, нельзя не отметить, что развитие кризиса шло синхронно с другим процессом — концентрации окружных активов ряда ведущих сетевых банков на балансе их «кустовых» филиалов, расположенных в столице округа. К их числу относятся ВТБ24, Альфа-Банк, Райффайзенбанк, Совкомбанк, банки «Интеза», «Зенит» и «ГЛОБЭКС», Межтопэнергобанк, Банк Москвы и Русь-банк (сегодня — «Росгосстрах Банк»). Таким образом, выдающиеся масштабы и великолепная динамика кредитного портфеля банковского сектора Новосибирской области во многом объясняются концентрацией на его балансе инорегиональных активов. За прошедшее время он уже стал вполне экстратерриториальным, то есть, по сути, выраженным финансовым центром федерального округа.

Самые крупные и самые востребованные

Ссудная задолженность перед банковским сектором Новосибирской области по итогам полугодия превысила 468 млрд рублей. Благодаря динамичному восстановлению кредитования (диаграмма 1) стабилизировалась и начала снижаться доля просрочки, по уровню которой (5,3%) портфель банковского сектора Новосибирской области, конечно, все еще хуже московского (3,5%), но уже лучше портфелей банковского сектора и Сибирского федерального округа (6,3%), и всей «региональной России» (5,6%). Собственно, с февраля просрочка не растет и по абсолютной величине, остановившись на уровне 24–25 млрд рублей, что обеспечивает методичное снижение ее доли по мере роста портфеля.

Несмотря на присутствие на региональном кредитном рынке почти восьми десятков операторов, он крайне фрагментирован, и большую часть кредитного портфеля банковского сектора формируют считанные банки. Достаточно сказать, что на долю Сибирского банка Сбербанка России (19%) и Сибирского филиала Банка ВТБ24 (18%) приходится более трети (37%) всей ссудной задолженности. По масштабам кредитования сегодня уже никто не может составить им достойной конкуренции, поэтому только их и можно причислить к сонму «крупнейших». Примерно такую же долю портфеля банковского сектора формирует довольно плотная группа из семи «средних» кредиторов, включая региональный Банк «Левобережный». Остальных же мы были вынуждены отнести к числу «малых» (таблица 1). Отметим, что в отличие от «крупнейших» между группами «малых» и «средних» нет качественного разрыва, и деление на «средних» и «малых» совершенно условно. Просто группа «средних» формирует такую же долю совокупного портфеля, что и группа «крупнейших».

Важно помнить, что нефинансовый бизнес в Новосибирской области в основном представлен малыми и средними предприятиями, не входящими в вертикально интегрированные холдинги, не всегда располагающими ликвидным обеспечением и не всегда адекватными стандартным требованиям к заемщику. Однако именно малый бизнес формирует массовый спрос на услуги и кредиты регионального банковского сектора (крупнейшие региональные предприятия давно способны привлечь более дешевые столичные или трансграничные ресурсы). Поэтому «малые» кредиторы, готовые брать на себя дополнительные риски и идти навстречу таким клиентам, формируют конкурентную среду и, на наш взгляд, играют в экономике области не меньшую роль, чем «крупнейшие».

Динамика портфеля и динамические лидеры

С начала 2011 года ссудная задолженность перед банковским сектором Новосибирской области приросла более чем на 45 млрд рублей. По абсолютному приросту своего портфеля региональный банковский сектор занял 1-е место в округе и 7-е — в России, пропустив вперед банковские системы Москвы, Хабаровского края, Санкт-Петербурга, Тюменской и Самарской областей, а также Краснодарского края. При этом темпы прироста (+21% годовых) оказались выше как средних темпов прироста кредитования в банковском секторе Москве (+16% годовых) и «региональной» России (+18% годовых), так и Сибирского федерального округа (+19% годовых).

На 2/3 весь прирост портфеля банковского сектора Новосибирской области был сформирован всего четырьмя ведущими операторами — Новосибирским филиалом Альфа-Банка (+8 млрд 935 млн, или 20% совокупного прироста), Сибирским филиалом Банка ВТБ24 (+8 млрд 660 млн, или 19%), Новосибирским филиалом Газпромбанка (+7 млрд 587 млн, или 17%) и Сибирским банком Сбербанка России (+4 млрд 531 млн, или 10%). Весомый вклад в прирост кредитного портфеля банковского сектора также внесли филиалы ТрансКредитБанка (+3 млрд 150 млн) и Банка «Зенит» (+2 млрд 495 млн), Банк «Левобережный» (+2 млрд 222 млн), филиалы Совкомбанка (+2 млрд 137 млн), Райффайзенбанка (+1 млрд 628 млн), головной офис МДМ Банка (+1 млрд 599 млн), РСХБ (+1 млрд 422 млн), НОМОС-банка (+1 млрд 385 млн) и ГЛОБЭКСБАНКа (+1 млрд 194 млн рублей). Именно эти кредитные организации и предопределили позитивную динамику развития кредитования всего банковского сектора региона.

В целом как выдающийся прирост, так и сжатие кредитного портфеля демонстрировали кредитные организации совершенно разного масштаба. И для того чтобы выделить наиболее успешных кредиторов, масштабную классификацию (таблица 1) мы дополнили «динамической» (таблица 2). По итогам полугодия темпы прироста выше средних по банковской системе (+21% годовых) демонстрировала примерно половина участников обзора. Эти кредитные организации мы выделили в группу «агрессивных» кредиторов. Темпы прироста еще пяти кредитных организаций (филиалов Ланта-Банка, Райффайзенбанка, Банка «АК БАРС», Сибирского банка Сбербанка России и головного офиса МДМ Банка) были ниже средних, но выше прогноза инфляции. Положительными, но ниже прогноза инфляции оказались темпы прироста кредитного портфеля Новосибирского филиала БСЖВ (с 15.06.11 — филиала РОСБАНКа в городе Новосибирске) и Новосибирского Муниципального банка (оба порядка 6% годовых). Эти семь кредитных организаций мы отнесли к «консервативным». «Автоматически» в ту же группу попал и вообще не кредитующий клиентов филиал Банка «Региональный Кредит» — ему в буквальном смысле нечего было терять.

К сожалению, 12 из 38 участников обзора в первом полугодии 2011 года не могли нарастить или теряли свой портфель, что обеспечило им место в группе «депрессивных». Наибольшее же сокращение портфеля наблюдалось у Западно-Сибирского филиала РОСБАНКа (-3 млрд 661 млн) и головного офиса БКС Банка (-1 млрд 261 млн рублей). Очевидно, в первом из них был погашен крупный корпоративный кредит (около 3,8 млрд рублей). Второй же является прежде всего инвестиционным банком. Кредитование для него — не основной вид деятельности, а ссудную задолженность в основном формируют не «клиентские», а межбанковские кредиты, портфель которых может как быстро прирастать, так и сжиматься — в зависимости от объемов ресурсов, которые высвобождаются из вложений в ценные бумаги.

Сегментные лидеры

Если перед кризисом (к началу IV квартала 2008 года) в структуре кредитного портфеля банковского сектора по группам заемщиков существенная доля (около 14%) приходилась на межбанковские кредиты, населению принадлежала лишь четверть, предприятиям и организациям — примерно 3/5, то на протяжении 2009 года можно было наблюдать быстрое сокращение МБК в пользу кредитов населению на фоне довольно стабильной доли предприятий и организаций. К началу 2010 года структура портфеля полностью стабилизировалась и с тех пор качественно не менялась. На долю физических лиц приходится примерно 2/5, предприятий и организаций — около 3/5 на фоне ничтожных долей банков (порядка 1%) и ПБОЮЛ (2,5%).

По итогам полугодия корпоративный портфель банковского сектора Новосибирской области на 3/5 формировали всего пять кредитных организаций: Сибирский банк Сбербанка России, Новосибирский филиал Альфа-Банка, головной офис МДМ Банка, филиалы Райффайзенбанка и Газпромбанка, к которым методично «подтягивается» региональный филиал РСХБ. Очевидно, к числу крупнейших корпоративных кредиторов также относится Новосибирский филиал Банка ВТБ, который, к сожалению, до сих пор не предоставил нам свою отчетность.

«Корпоративный» сегмент кредитного рынка характеризуется наиболее острой конкуренцией, о чем говорит и очень высокая плотность показателей его операторов, и постоянная смена их положения в рэнкинге (таблица 3). Достаточно сказать, что из первой дюжины ведущих кредиторов предприятий и организаций свои позиции за первое полугодие улучшила ровно половина. Это и лидирующий по абсолютному приросту корпоративного портфеля Новосибирский филиал Альфа-Банка, и Новосибирский филиал Газпромбанка, и стремительно набравший обороты (в том числе в результате ликвидации Горно-Алтайского филиала) Новосибирский филиал Банка «Зенит», и Новосибирский филиал НОМОС-БАНКа, и региональный Банк «Левобережный», и Новосибирский филиал ТрансКредитБанка.

Не кредитовали юридических лиц лишь специализированные Совкомбанк и «Региональный Кредит». При этом те, кто проигрывал в борьбе за кредитование юрлиц на весьма узком рынке «хороших» заемщиков, неизбежно теряли свой корпоративный портфель (11 из 38 участников обзора). В целом же достижения новосибирских кредиторов явно перевешивали потери, и по абсолютному приросту своего корпоративного портфеля банковский сектор Новосибирской области поднялся на 5-е место в национальном масштабе, пропустив вперед лишь банковские системы Москвы, Санкт-Петербурга, Хабаровского и Краснодарского краев, а также Ростовской области.

Мы не будем специально останавливаться на «предпринимательском» кредитовании (таблица 4). Отметим лишь крайнюю неразвитость этого важнейшего для экономики сегмента, в котором более 62% портфеля формировали всего два оператора — «кустовые» филиалы банков «Интеза» и ВТБ24, кредитующие предпринимателей во всех регионах СФО. Кредитование собственно новосибирских предпринимателей лучше других развивал региональный НСКБ «Левобережный», который и стал абсолютным лидером по приросту «предпринимательского» портфеля за полугодие (+209 млн, или 125% годовых).

По объему розничного портфеля банковский сектор занимает 6-е место в национальном масштабе и лишь чуть отстает от банковского сектора Тюменской области. Такое же место по итогам полугодия он занял и по его приросту (+23,7 млрд рублей, или 31% годовых). При этом почти 3/5 розничного портфеля формировали всего два кредитора — Сибирский филиал Банка ВТБ24 и Сибирский банк Сбербанка России, настичь которых упорно пытается филиал крайне агрессивного в этом сегменте Совкомбанка (таблица 5).

Доступность этого вида кредитования для всех без исключения кредитных организаций также формирует высококонкурентную среду. Однако успешное развитие розницы предполагает серьезные инвестиции в рекламу и инфраструктуру офисов продаж, что не под силу большинству «малых» кредиторов. Поэтому на фоне блестящих приростов розничного портфеля филиалов Банка ВТБ24 (+9 млрд 254 млн), Совкомбанка (+3 млрд 162 млн), Сибирского банка Сбербанка России (+2 млрд 682 млн), местного Банка «Левобережный» (+1 млрд 444 млн), Сибирского филиала Райффайзенбанка (+1 млрд 292 млн) и головного офиса МДМ Банка (+1 млрд 242 млн рублей) 11 из 38 участников обзора умудрились в первом полугодии подрастерять свой розничный портфель.

Ресурсы: свои и чужие

Качественные изменения в структуре ресурсной базы банковского сектора Новосибирской области, связанные с «оголтелым» привлечением средств населения за счет заведомо убыточного для банков предложения доходов по вкладам, благодаря здравому смыслу (и воле Банка России) завершились в I квартале прошлого года. За период с начала кризиса обеспеченность ссудной задолженности средствами населения выросла с 22% до 37%, а сами вклады (наряду с трансфертами иногородних банков своим новосибирским филиалам) стали главным источником ресурсов. С тех пор заметных изменений в структуре ресурсной базы не происходило, а единственной тенденцией было лишь «импортозамещение» — дальнейший рост средств предприятий-резидентов на фоне сокращения трансграничных ресурсов (в свое время привлеченных МДМ Банком).

На этот раз мы не будем персонально комментировать положение отдельных операторов в сегментах привлеченных средств физических (таблица 6) и юридических лиц (таблица 7). Заметим лишь, что новосибирские банки и филиалы весьма успешно наращивали оба вида пассивов (+20% и +21% годовых). Еще больший оптимизм для местных заемщиков должен был внушать уверенный приток инорегиональных ресурсов, поступивший в регион от головных офисов иногородних банков по межфилиальным расчетам (+35% годовых), что говорит о возрождении интереса к местному рынку со стороны иногороднего банковского капитала (таблица 8).

Что касается масштабов прироста вкладов за полугодие, то почти на одинаковую величину их нарастили крупнейшие операторы розничного сегмента — Сибирский банк Сбербанка и «кустовой» филиал Банка ВТБ24 (примерно по 4 млрд рублей), конкурировать с которыми пока не могут ни НСКБ «Левобережный» (+1 млрд 367 млн), ни Сибирский филиал «Регионального Кредита» (+946 млн рублей). При этом 9 из 38 участников обзора вообще теряли вклады на своих счетах. Впрочем, по абсолютной величине сколько-нибудь видимое сокращение вкладов можно было отметить лишь у головного офиса МДМ Банка (-2,2 млрд рублей).

В отличие от вкладов объемы привлеченных средств предприятий и организаций (таблица 7) гораздо больше говорят о температуре региональной экономики, чем об искусстве банкиров в обольщении руководителей предприятий выгодными ставками по депозитам. В общем случае чем лучше экономическая конъюнктура и выше деловая активность, тем меньший объем депозитов «оседает» на банковских счетах. При благоприятной конъюнктуре эти средства сразу перетекают в финансовые вложения (товарные запасы, сырье и материалы), а не пылятся на депозитах под проценты, несоразмерные с доходностью основной деятельности в нефинансовом бизнесе.

Что касается межрегионального притока ресурсов, то крупнейшими донорами для банковского сектора Новосибирской области по-прежнему остаются Банк ВТБ24, направивший своему Сибирскому филиалу более 39 млрд рублей нетто, а также Альфа-Банк (почти 26 млрд), Райффайзенбанк (более 16 млрд), Газпромбанк (почти 14 млрд), Совкомбанк (почти 12 млрд) и РСХБ (более 11 млрд рублей). При этом мощный прирост трансфертов в первом полугодии можно было наблюдать от головных офисов Газпромбанка (+9 млрд 222 млн), Альфа-Банка (+8 млрд 343 млн), Банка ВТБ24 (+6 млрд 868 млн), Совкомбанка (+4 млрд 416 млн), ТрансКредитБанка (+2 млрд 868 млн) и Банка «Зенит» (+2 млрд 313 млн рублей), а значимое сокращение — со стороны головных офисов Райффайзенбанка (-6 млрд) и РОСБАНКа (-3,3 млрд рублей).

Объективные и субъективные факторы падения и роста

Для лучшего понимания, кто генерирует рост или сокращение кредитования в регионе, стоит напомнить, что с начала кризиса в региональном банковском секторе наблюдалось решительное перераспределение ролей между банками и филиалами. Так, если к IV кварталу 2008 года региональные банки (МДМ Банк и «прочие» региональные банки на диаграмме 2) формировали более 30% портфеля региональной банковской системы, то через год их доля не превышала 19%, а по итогам первого полугодия 2011 года опустилась ниже 15%, то есть сократилась вдвое по сравнению с докризисным периодом. Таким образом, если до кризиса группу региональных банков, кровно связанных с сибирской экономикой, можно было рассматривать как одного из ведущих маркетмейкеров, то к настоящему времени они во многом утратили эту роль, а основные тенденции на кредитном рынке определяют иногородние игроки.

Это означает, что за время кризиса вдвое возросла зависимость финансовой системы Новосибирской области от конъюнктуры национального кредитного рынка и «доброй воли» иногородних кредиторов. Финансовая система, по сути, полностью утратила свою автономность, а следовательно, защищенность в период нестабильности, когда иногородние банки, концентрируя ликвидность, выводят ресурсы из регионов. В благоприятные же периоды развитие кредитования в регионе всецело зависит от его рыночной привлекательности для размещения ресурсов. Иными словами, от того, насколько выгодно кредитовать региональную экономику и население.

Общей характеристикой процессов, которые происходили в новосибирской экономике в постсоветский период, является региональный «паразитизм», который свелся к развалу промышленности высокой переработки в пользу развития торговли и аренды. Сегодня некогда наиболее промышленно развитый регион занимает лишь 5-е место в Сибири, по объемам промышленного производства уже втрое уступая Красноярскому краю и Кузбассу и вдвое — Омской и Иркутской областям.

В отсутствие крупных запасов природных ископаемых, пригодных хотя бы для банального сырьевого экспорта, приоритет торговли и сферы услуг обрекает регион на дальнейшую технологическую и промышленную деградацию. А ставка на оптовую торговлю не может оправдать себя в принципе — и потому, что это вид деятельности с низкой добавленной стоимостью, и потому, что другие регионы Сибири (например, Красноярский край) располагают не худшим географическим положением и инфраструктурой.

Опережающее же развитие розничной торговли предполагает высокий уровень доходов, который в свою очередь прямо зависит от эффективности региональной экономики и занятости населения. По уровню же среднедушевых доходов (за первое полугодие 2011-го — 15 671 рубль на человека в месяц) Новосибирская область вполне закономерно заняла лишь 30-е место в национальном масштабе. Единственный для нее шанс не отстать «навсегда» — это продвижение науки и высоких технологий на принципиально ином уровне инвестиций в их развитие. Но ресурсов для этого пока взять неоткуда.

Именно в силу рыночных приоритетов крупнейший в Сибири банковский сектор Новосибирской области сегодня почти ничего не может дать ее экономике. Достаточно сказать, что уже на 27% его корпоративный и на 41% розничный портфели сформированы заемщиками из других регионов СФО. При этом на фоне великолепной динамики портфеля банковского сектора состояние кредитования собственно новосибирских заемщиков выглядит удручающе. Лишь к середине 2011 года портфель кредитов населению Новосибирской области в номинальном выражении превысил докризисные показатели, а портфель кредитов новосибирским предприятиям его едва достиг (диаграмма 3). Если же учесть инфляцию, то говорить даже о восстановлении новосибирского кредитного рынка попросту рано — он, по большому счету, банкирам малоинтересен.

Остается добавить, что у Новосибирска практически нет шансов на «новую индустриализацию». Она требует на порядок больших инвестиций. Единственный в регионе источник долгосрочных ресурсов — собственные средства предприятий — также не могут рассматриваться в этом качестве. Колоссальная «недокредитованность» оборота вынуждает новосибирские предприятия использовать все большие объемы собственных средств просто на поддержание текущей деятельности. Если до кризиса суммарная задолженность новосибирских предприятий все-таки покрывала их оборотные активы, то к середине 2011 года она от них «отстала» почти на 70 млрд рублей (диаграмма 4). Это и есть минимальная оценка «недокредитованности» новосибирской экономики. В результате объем собственных средств, используемых на пополнение оборотных активов новосибирских предприятий, а следовательно, выведенных из инвестиционных программ, по итогам полугодия уже в полтора раза превышает реальный объем инвестиций в основной капитал за счет всех (в том числе привлеченных) источников инвестиций (48 млрд рублей). Таким образом, лучший банковский сектор Сибири не даст «домашнему» региону почти ничего. Как говорится, «ничего личного, просто бизнес».

Если же от перспектив Новосибирской области вернуться к ее банковскому сектору, то, помимо объективных факторов, влияющих на динамику его кредитного портфеля, есть и субъективные. К ключевым факторам, определяющим тенденции развития кредитного портфеля филиалов, сегодня следует отнести «политическое» и финансовое положение головных офисов иногородних банков, их стратегию на рынке, региональную кредитную политику, накопленные за время кризиса (как головными банками, так и региональными филиалами) проблемы в виде просроченной задолженности. Именно они наряду с эффективностью менеджмента филиалов во многом являются факторами как роста, так и сжатия кредитного портфеля.

Безусловно, в каждом случае хотелось бы услышать истинные причины, почему отдельные кредитные организации, входящие в состав банковского сектора Новосибирской области, демонстрируют экстраординарную динамику роста активных операций, а некоторые годами не способны развить или сокращают свой бизнес. Однако если мы действительно хотим найти ответ на этот вопрос, искать его, видимо, придется самостоятельно.

Ограничения

Остановимся на «естественных» ограничениях развития бизнеса отдельных операторов регионального банковского рынка. Наиболее понятными являются доступность различных источников ресурсов и достаточность привлеченных средств. Одним из серьезных ограничений также является «обременение» накопленной просрочкой. В общем случае чем больше доля просроченной задолженности, тем большую долю ресурсов кредитная организация вынуждена направлять на создание резервов, что сокращает возможности по их размещению в кредиты и ограничивает доходы от кредитования. В случае филиала чем хуже его портфель, тем в меньшей степени головной банк склонен перераспределять в его пользу ресурсы для кредитования. За некоторыми исключениями именно трансферты головных офисов своим региональным филиалам и являются главным источником кредитной активности последних в регионах. (В банковском секторе Новосибирской области этими исключениями являются Сбербанк, формирующий свои пассивы преимущественно за счет местных ресурсов, а также «нетиповые» филиалы Банка «Региональный Кредит», Ланта-Банка, Межтопэнергобанка, Связь-Банка и СОБИНБАНКа).

Понятно, что по масштабам просроченной задолженности должны «лидировать» крупнейшие кредиторы. В банковском секторе Новосибирской области это Сибирский филиал Банка ВТБ24 (6,9 млрд рублей), головной офис МДМ Банка (4,3 млрд), Сибирский банк Сбербанка России (2,2 млрд), а также филиалы Банка Москвы (1,5 млрд), Банка «Интеза» (1,2 млрд) и РСХБ (849 млн рублей). Однако с точки зрения ограничений, которые просрочка накладывает на развитие кредитного бизнеса, совершенно неважно, какой объем просроченной задолженности накопила кредитная организация. Ограничением является собственно не абсолютная величина, а ее доля в активах. Поэтому весьма значительная сумма просроченной задолженности Сибирского банка Сбербанка России на деле является совершенно ничтожной с точки зрения масштабов его бизнеса. Ее доля в новосибирском портфеле этого банка составляет всего 2,5%, что вдвое лучше доли просрочки по всему банковскому сектору региона.

В наибольшей степени накопленной просрочкой к середине 2011 года был обременен бизнес региональных филиалов СОБИНБАНКа (35% просроченной задолженности), Русь-Банка (25%), Банка Москвы (23%), Банка «Интеза» и ЛОКО-Банка (по 12%), УРАЛСИБа, Промсвязьбанка, а также Новосибирского Муниципального банка и головного офиса МДМ Банка (все примерно по 11%).

Тем не менее главным ограничением кредитного бизнеса в Новосибирской области все же является состояние самой региональной экономики. В ходе кризиса произошло заметное «сжатие» круга приемлемых заемщиков в результате потери кредитоспособности и/или банкротства. Все меньшее количество предприятий и организаций тогда сумели остаться «стандартными» заемщиками и могли обратиться в банк за ссудой.

Эффективность вложений и эффективность бизнеса

Еще одним ограничением является требование безубыточности бизнеса. Оно прямо указывает банкам на необходимость делать рисковые вложения (это требование касается лишь самостоятельных кредитных организаций и «не грозит» их подразделениям — филиалам, головным офисам). Одновременно прибыль позволяет сравнить эффективность вложений, а следовательно, эффективность деятельности и менеджмента.

Хотя прибыль филиалов априори должна быть больше прибыли самостоятельных кредитных организаций (большинство расходов филиалов «уходит» на баланс их головных офисов), а сравнивать показатели «кустовых» филиалов с показателями кредитных организаций, работающих только в Новосибирской области, попросту некорректно, мы решили все же свести данные по доходности вложений в одной таблице. Просто потому, что сегодня говорим не о Новосибирской области, а о ее банковском секторе, которую формируют и региональные банки, а также обычные и «кустовые» филиалы. Как и следовало ожидать, за счет вложений в других регионах СФО наибольшую прибыль (до налогообложения) отразили «кустовые» филиалы Банка ВТБ24 (4 млрд 638 млн), Совкомбанка (2 млрд 368 млн) и Альфа-Банка (1 млрд 235 млн рублей). При этом 9 из 38 участников обзора не смогли избежать убытков (таблица 9).

Самыми «убыточными» участниками обзора в силу объективных причин оказались головной офис МДМ Банка и Сибирский филиал Банка «Региональный Кредит». Как мы упоминали выше, в силу особенностей бухгалтерского учета сетевых банков на балансе головного офиса МДМ Банка сконцентрирована значительная часть расходов всех 29 его филиалов, что и объясняет «убытки» его головного офиса. В целом же по банку наблюдался положительный финансовый результат (1 млрд 884 млн рублей до налогообложения), и по итогам полугодия он входил в число 23 наиболее прибыльных кредитных организаций России (http://www.finmarket.ru). Что касается Банка «Региональный Кредит», то в силу своеобразной финансовой схемы его учредителей в Новосибирской области он вообще не кредитует клиентов, работая в тандеме с принадлежащим тем же владельцам Совкомбанком, активно размещающим «общие» ресурсы.

Важно напомнить, что прибыль напрямую зависит от размера создаваемых резервов на возможные потери по ссудам и обязательствам кредитного характера, которую кредитные организации области вынуждены формировать под накопленные «плохие» кредиты. При этом резервы могут быть созданы лишь за счет собственных средств кредитных организаций (собственных фондов или средств головных банков). Поэтому в качестве критерия эффективности вложений мы выбрали не прибыль, а интегрированный показатель «прибыль + прирост резервов». По этому показателю к числу самых эффективных кредитных организаций можно отнести и Сибирский банк Сбербанка России, за первое полугодие нарастивший свои резервы на 538 млн рублей. При этом экстраординарная прибыль филиала Совкомбанка в немалой степени объяснялась «роспуском» резервов (-500 млн), а вложения формально убыточного Новосибирского Муниципального банка, с учетом прироста резервов (+104 млн), были вполне эффективны.

Итого

Даже простое сопоставление приводимых Росстатом данных о темпах экономического роста с положением на фондовых рынках внушает определенное недоверие к статистике и растущую тревогу по поводу второй волны кризиса. Не радужные прогнозы развития ситуации и у российских реформаторов. Так, Алексей Кудрин считает, что вероятность второй волны кризиса сейчас выше, чем летом. «Если на Петербургском экономическом форуме я оценивал вероятность второй волны кризиса в 25%, то сейчас этот процент больше», — отметил глава Минфина (http://www.rbcdaily.ru).

В условиях повторения проблем в финансовом и нефинансовом секторах ряду операторов российского (и новосибирского) банковского рынка придется решать почти неразрешимые задачи. Дело в том, что, несмотря на постепенное сокращение доли просроченной задолженности, которое характерно для растущего рынка, сама по себе просрочка никуда не делась. В условиях, когда ни правительство, ни Банк России, ни сами банки не хотят решать проблему «токсичных» активов, просрочка не уменьшается, а незаметно растет (по национальному банковскому сектору к середине года она составляла 1 трлн 82 млрд рублей). При этом неуклонно растут (примерно вдвое большие) и резервы на возможные потери, «съедая» средства, которые банки могли бы разместить в доходные активы, а из 1000 действующих российских банков 90 до сих пор убыточны.

Как мы показали в наших таблицах, и на региональных рынках сегодня работает ряд кредитных организаций с двузначной долей просрочки, невразумительными темпами развития и сомнительной доходностью. И если, скажем, СОБИНБАНКу, вошедшему в группу «Газпрома», новое банкротство вряд ли угрожает, то в условиях схлопывания спроса и рецессии российской экономики большинство других банков, не решающих проблему плохих кредитов, придется несладко, если они будут откладывать «на потом» так и нерешенные проблемы. Несладко тогда будет и их клиентам.

Настоящим парадоксом (на первый взгляд) выглядят ожесточенная конкуренция банкиров за заемщиков и колоссальная недокредитованность региональной экономики. Создается впечатление, что крупнейший в Сибири банковский сектор и потенциальные заемщики из сектора нефинансового просто живут в разных измерениях. По минимальным оценкам, к середине 2011 года дефицит заемных ресурсов у новосибирских предприятий на поддержание текущей деятельности уже достиг 70 млрд рублей, вынуждая их пополнять оборотные активы за счет собственных средств, что не оставляет никаких шансов на адекватный уровень инвестиций в модернизацию и расширение производства.

Таким образом, региональная экономика безнадежно отстает от времени, и дальше сужая региональный рынок как корпоративного, так (через уровень доходов) и розничного кредитования, а региональные предприятия живут в состоянии хронической недокредитованности и неудовлетворенного спроса на кредиты. При этом риски, которые берут на себя розничные банки, кредитуя население, в любое время могущего остаться без работы, также неуклонно растут. В таких условиях не последнюю роль играют не только объективные факторы, но и квалификация менеджмента новосибирских банков и филиалов. Впрочем, сама суть банковского бизнеса сводится к искусству найти баланс между риском и доходами. И целому ряду новосибирских банкиров это удается.

При подготовке материала использованы данные Центрального банка РФ (www.cbr.ru), ГУ ЦБ РФ по Новосибирской области, Росстата (www.gks.ru), Новосибирскстата (http://gks.novosibstat.ru), а также первичная бухгалтерская отчетность по форме 0409101, любезно предоставленная участниками обзора.



Comments are closed.

Так же в номере