Главная » Бизнес » «Инмарко» ушло в историю

«Инмарко» ушло в историю

Новосибирский завод «Инмарко» прекращает свое существование. О закрытии производственных линий и переводе работы новосибирского филиала в режим склада заявили 16 августа в пресс-службе московского Unilever, консолидировавшего 100% акций новосибирского «Инмарко» в феврале 2008 года. «КС» выяснил подробности скандального закрытия некогда процветавшего производства.

Уволены по соглашению сторон

Завод в Новосибирске является старейшим предприятием в составе «Инмарко», построенным прежними акционерами. На предприятии были заняты жители сибирских поселков Краснообск, Элитное и Затулинка. 15 лет назад люди принимали участие в строительстве фабрики мороженого и с тех пор работали на ней. «Увольнение более чем 100 человек, конечно, значительный ущерб для занятости населения в этих поселках», — отмечает Дмитрий Докин, бывший владелец «Инмарко».

По словам директора Центра занятости населения Новосибирского района Елены Шмидт, 29 июля к ним «в службу действительно поступили сведения о высвобождении 115 работников предприятия. Компания «Инмарко» действует с полным соблюдением норм российского законодательства, оповещая сотрудников за две недели до планируемой остановки производственных линий, и два месяца до фактического прекращения всех трудовых отношений с персоналом».

Впрочем, за 3000 км от сибирской глубинки, в московском офисе компаний «Инмарко» и Unilever не склонны драматизировать ситуацию: «Мы берем на себя обязательства вести открытый и справедливый диалог с сотрудниками, демонстрируя максимальное возможное уважение, — сообщила «КС» Екатерина Одинцова, управляющий по внешним коммуникациям Unilever в России. Сотрудникам, чьи должности попадают под условия реструктуризации, будут предложены несколько вариантов расторжения трудового договора. Также им будет предложен ряд дополнительных преимуществ, не прописанных в трудовом законодательстве РФ, но способных облегчить жизнь людей в сложившейся ситуации (например, содействие в дальнейшем трудоустройстве на кадровом рынке)».

В качестве альтернативных вариантов трудоустройства предлагаются вакансии в других регионах (например, в Омске и Туле, между которыми будут перераспределены объемы выпускаемой продукции Новосибирска). На обслуживании складских и логистических мощностей сотрудники продолжат свою работу. Сколько рабочих мест способны закрыть эти мощности, пока не известно.

По замечанию бывшего владельца завода Дмитрия Докина «Вслед за увольнением работников и переводом топ-менеджмента в московское представительство произойдет деморализация команды оставшихся сотрудников. Этим не забудут воспользоваться ближайшие конкуренты «Инмарко» в Новосибирске – барнаульский «Русский Холод», вторая по объемам оборота мороженого компания в стране.

«Русский Холод» выйдет из тени?

«Русский Холод» уже успел обозначить свою позицию по поводу увольнения сотрудников на конкурентном предприятии: «На примере «Инмарко» мы видим, как лидеры рынка производят массовые высвобождения работников без создания рабочих мест, это вызывает по крайней мере озабоченность. К примеру, новая Тульская фабрика мороженого строилась порядка двух лет и Unilever вполне мог сделать высвобождение людей более комфортным для них, а не одномоментно-массовым».

Главные конкуренты «Инмарко» в регионе осудили действия Unilever, призывая к большей социальной ответственности, что, впрочем, выглядит как «маркетинговая поза», поданная под соусом кадровой лояльности. Более того, сегодня есть смысл говорить о тех козырях, которые получают в «Русском Холоде» в связи с закрытием новосибирского завода.

О них в комментариях «КС» открыто заявляет Дмитрий Докин: «Сейчас складывается ситуация, когда ниша, которая образовывается в результате высвобождения производственных мощностей, может быть занята другим сильным игроком, я говорю о компании «Русский холод». Их конкурентными преимуществами наверняка станут с одной стороны деморализация команды «Инмарко», а с другой – собственная территориальная близость (что поможет снизить транспортные издержки), наличие сети своих киосков в области и узнаваемый бренд, сложившийся за 12 лет присутствия на региональном рынке». Как известно, в любом регионе местное мороженое всегда пользуется спросом, поскольку потребители привыкают к «своему» вкусу. И в связи с тем, что продукция компании «Инмарко» отныне перестанет быть местной, у «Русского Холода» есть все шансы стать «номер 1» на рынке мороженого Новосибирской области.

Новосибирское мороженое «съела» глобализация

В интервью «Континенту Сибирь» в октябре 2009 года президент «Инмарко» Флорин Трандафиреску говорил о сильных позициях новосибирского подразделения. В планах руководства было дальнейшее продвижение на Запад, модернизация и наращивание мощностей новосибирского, омского и тульского производства. В среднем, размер инвестиций в развитие комплекса «Инмарко» в Новосибирске составлял 1,5–2 млн. евро в год. В основном, вложения делались в улучшение складской инфраструктуры, как заверяет сегодня Екатерина Одинцова.

Значит ли это, что уже в 2009 году менеджмент компании планировал приспособить отработанные новосибирские мощности под складские помещения? В самой компании уверяют, что решение о закрытии предприятия было принято несколько месяцев назад и было тщательно подготовленным шагом на пути оптимизации бизнеса. Только к середине текущего года стало очевидно, что дальнейшее развитие этой площадки нецелесообразно и единственным эффективным решением является консолидация производственной сети, уверяют в Unilever.

Каковы возможные причины принятого решения об оптимизации бизнеса в Сибири до масштабов омского подразделения? «КС» задал этот вопрос бывшему владельцу «Инмарко» Дмитрию Докину.

«В России складывается некий мировой тренд — закрывать мелкие фабрики, — замечает г-н Докин. Однако иностранным топ-менеджерам не стоит забывать, что наша страна обширна по своей территории. А значит, руководству необходимо учитывать логистические и транспортные издержки при принятии решения о закрытии очередного мелкого производства».

Закрывая одно из российских производств Unilever продолжает импортировать мороженое со своих фабрик в Европе. В июне компанией было импортировано около 400 тонн мороженого, больше чем месячная производительность Новосибирской фабрики: «Видимо, это наглядный пример работы глобальных компаний в России, активно лоббирующих вступление России в ВТО, которое снимает все барьеры для импортной продукции», — резюмировал бывший владелец новосибирской компании, за несколько лет сумевший превратить ее в крупнейшего российского производителя мороженого.

Почему Омск?

Отвечая на этот вопрос, в Unilever отмечают мощные технологическиe возможности, размещенные здесь и способные поглотить объемы новосибирской фабрики, не только не принося ущерба производственному и логистическому процессу, но и увеличивая их эффективность. «Территория комплекса «Инмарко» в Новосибирске фактически не позволяет проводить подобную модернизацию, — говорит официальный представитель Unilever Екатерина Одинцова, — а существующее там оборудование морально и технологически устарело и не способно выпускать мороженое в популярных форматах». По данным московского производителя, потенциальная мощность новосибирской фабрики в 1,3–1,4 раза ниже омской (50 тыс. тонн). Кроме того, цех в Новосибирске оборудован всего двумя производственными линиями, в то время как стратегические площадки «Инмарко» в Омске и Туле значительно масштабнее.

Впрочем, Докин уточняет это утверждение. По его мнению «по уровню технологического обеспечения новосибирская фабрика ничем не отличается от омской. Здесь было установлено датское, лучшее в своем роде оборудование. Единственное отличие организации новосибирского производства мороженого – то, что оно изготавливается на двух линиях и не способно производить все виды продукции».

С выводом производственных мощностей из Новосибирска, область лишается не просто части налогов, выпадающих в результате закрытия высокорентабельного предприятия, но и крупного переработчика молочного продукта. В то время, как в соседнем регионе – Омске, молочная промышленность сможет реализовывать свою продукцию и загружать свои фермерские хозяйства, перетянув на себя новосибирские объемы.

Позиция власти

Сумма налоговых платежей, уплаченная компанией «Инмарко» в бюджеты всех уровней в 1 полугодии 2011 года составила 27,7 млн. рублей (в 2010 году – 52,3 млн. рублей). Выделить объемы выпадающих налогов в результате высвобождения производственных площадей — сложно, поскольку фактически производство переводится в режим склада и логистического центра.

Позиция власти в вопросах массового высвобождения сотрудников и части налогов в результате закрытия завода в Новосибирске крайне сдержана. И это несмотря на то, что в свое время в Новосибирской области для «Инмарко» был создан режим наибольшего благоприятствования. Местными властями активно выделялись земельные участки для установки сети фирменных киосков (около 300 штук), что позволило компании заработать первый капитал и в последующем приобрести ОАО «Омский хладокомбинат», ОАО «Тульский хладокомбинат» и занять лидирующие позиции на рынке.

По информации пресс-службы Правительства Новосибирской области, о массовом сокращении персонала в «Инмарко» речи не идет, во всяком случае, компания не уведомляла об этом Министерство труда, занятости и трудовых ресурсов НСО.

«У компании «Инмарко» есть два крупных предприятия, одно из которых – в Туле покрывает потребности европейской части России, другое, в Омске – рынок Урала, Сибири и Дальнего Востока, — отметил в комментарии для «КС» министр экономического развития Новосибирской области Алексей Струков, — Поэтому полагаю, что с точки зрения экономики, действия менеджмента логичны – компания таким образом оптимизирует структуру, уменьшает затраты. Производство в Новосибирске перепрофилируется в логистический центр, это сохраняет рабочие места, имущество на территории региона. Соответственно и налогооблагаемая база сохранится».

Уже 1 ноября производственные линии «Инмарко» будут остановлены. Пойдет ли скандальная история с закрытием новосибирского завода в целях консолидации бизнеса компании Unilever в России, можно будет судить уже через некоторое время. По некоторым данным, последние месяцы в «Инмарко» наблюдается общее падение продаж: на 5% — в июне, и 10% — июле (традиционно самые «прибыльные» для этого бизнеса). Связано ли снижение показателей реализации продукции на российских фабриках Unilever с увеличением импорта с заводов в Европе (в июне – около 400 тонн) – предмет спора. Важно, чтобы импортная продукция, которую последнее время все больше ввозят в компании для реализации на территории России, не вытеснила постепенно отечественные марки мороженого.



Comments are closed.

Так же в номере