Главная » Стратегии успеха » Карьера в литературном жанре

Карьера в литературном жанре

ВЫСШИЙ КЛАСС — ПЕРСОНА

Карьера в литературном жанре

Сегодня управленческий аппарат в России насчитывает миллион триста человек. И несмотря на попытки его сократить, пока мы наблюдаем только рост числа чиновников. Среди них все чаще появляются представители абсолютно «не родственных» бюрократии сфер деятельности: предприниматели, спортсмены и даже писатели.

Валерий КАЗАКОВ — действительный государственный советник РФ, государственный инспектор по Кемеровской области. Закончил высшее военное училище и Литературный институт. Автор книг, поэтических сборников, публицистических статей.

Фото Михаила ПЕРИКОВА

— Валерий Николаевич, как вы совмещаете работу государственного чиновника такого ранга и деятельность писателя?

— В России есть такая традиция, начиная с Ломоносова, Державина, Салтыкова-Щедрина, — они были не только великими писателями, но и крупными чиновниками. Писатель — это ведь человек, тоже служащий народу, но не делом, как чиновник, а своим словом. Без этого служения невозможно представить литературу. Единственное — художник по своей природе находится в некоторой оппозиции к власти. И, может быть, слава богу. Это позволяет ему быть объективнее в своем творчестве. С другой стороны, чиновничья работа сегодня не менее интересна, чем любая другая. Но она гораздо менее известна, литература редко проникает в эту сферу. В этой жизни столько своих правил, интриг, тайн, сколько своих особенностей — и кое о чем я написал в книге. А не так давно во время своей встречи со студентами меня совершенно огорошил Аман Тулеев, просто «попал в яблочко». Он сказал, что одна из основных задач власти — повышать уровень человечности. Литература ведь этим же, в сущности, и занимается.

— А насколько высок, как вам кажется, этот уровень человечности сегодня?

— Не столь уж и высок, взять хоть Кузбасс, хоть страну в целом. Сейчас мы постепенно выходим из ущербного состояния. Но выходим как: то начинаем тосковать по прежнему, советскому времени, то пускаемся во все тяжкие, и чего только ни спешим зачислить в литературу… Возьмем хотя бы «Голубое сало» Владимира Сорокина, несомненно, писателя не без таланта. Салом, простите, все же лучше закусывать. Или Виктор Пелевин — безусловно, талантливый человек. Эти писатели, рискну сказать, тоже порождения нашего ущербного времени. Минет оно, канут в его муть и их скабрезности.

— Во время учебы в Литинституте вы были военным корреспондентом «Красной звезды». Как вам, человеку военному, было среди немалопьющих писателей-студентов, которые допивались до белой горячки?

— Что ж вы думаете, офицеры пьют меньше, чем писатели? Я, помню, поражал всех в Литинституте тем, что наливал водку в женскую туфлю и выпивал. Нормально… Мы же на наших офицерских попойках не пили рюмками. Граненый стакан — это было нормально.

— Президент Путин объявил о программе борьбы с коррупцией. Насколько она может быть успешной?

Фото Михаила ПЕРИКОВА

— Коррупция — не исключительно российская проблема, она существует во всех странах. А в России во многом мздоимство шло от безысходности и имеет долгую историю.

Как в России относились к власти? Власть — это все. Если ты принадлежишь власти — будешь состоятельным человеком. И все понимали, что власть может из себя извергнуть, и тогда ты станешь никем. Была и традиция отдавать территории «в кормление».

— Так можно ли коррупцию побороть?

— Вот смотрите — четыре года президентства Путина ушло на то, чтобы привести в соответствие федеральные и региональные законодательства. Сейчас задача — привести в соответствие с федеральным и региональным законодательством муниципальное. Когда мы этого добьемся, будут какие-то единые правила игры. Я думаю, реформа пойдет, потому что дальше так жить нельзя.

— У вас огромный военный опыт (Афганистан, Карабах), но не так много рассказов о войне. Почему?

— Я думаю, этот опыт так или иначе, когда придет время, найдет выход. Я видел, как создавалась «Охрана края» в Литве, как появились отряды «Мхедриони» в Грузии, как происходило воскрешение басмаческого движения в Средней Азии. И все это происходило как естественный процесс. Мне кажется, что Горбачев не понимал, что он делает. Мне случалось с ним разговаривать, и было полное впечатление, что он не понимает даже того, что говорит.

— А Александр Лебедь? Вы ведь много с ним работали?

— Лебедь был романтиком. Он был стопроцентно убежден в своей избранности. Я помню, когда Владимира Владимировича Путина назначили премьер-министром, для Александра Ивановича это было трагедией. И нам с его заместителем пришлось почти неделю его уговаривать, чтобы он поехал в Москву встретиться с Путиным. В конце концов он поехал — и вернулся довольным, потому что они с Путиным проговорили часа четыре вместо пятидесяти минут, нашли общий язык. Лебедь был не просто армейским генералом, он был десантником. А мировоззрение десантника, его взгляды — совсем другие. Пообщавшись с ним 15-20 минут, вы начинали верить, что он поможет реализовать тот потенциал, который есть в вас. Но хозяйственная деятельность, подбор коллектива не были его сильными сторонами. А самое главное для политика — чувствовать нутром, где и как проходят финансовые потоки — основная интрига политжизни. Этого у Лебедя не было.

— Остается у вас время на что-нибудь, кроме литературы и государственной службы?

— На рыбалку езжу в Горную Шорию — там и хариус есть, и таймень. А у вас в Новосибирске сегодня утром в самом центре города поймал трех форелей. Просто обалдел… Даже не поверил, что в центре города, в двух шагах от коммунального моста разводят форель.

— Форель сами готовить будете?

— В Венгрии научили варить классную уху. Все то же самое: делаешь двойную уху, выбрасываешь кости, добавляешь специи, картошку, бросаешь хорошую рыбу, красную или белорыбицу, добавляешь чеснок. А в самом конце мелко-мелко натираешь на терке красную свеклу — и получается такое объедение!.. Главное — не переварить.

— А рюмку водочки под уху?

— Вы же знаете, что уха без водки — это просто рыбный суп.

Сергей САМОЙЛЕНКО


Comments are closed.

Так же в номере