Главная » Стратегии успеха » "Теневая" наука просит помощи

«Теневая» наука просит помощи

АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА — ИННОВАЦИИ

«Теневая» наука просит помощи

По оценке специалистов, в 2003 году суммарный объем наукоемкого производства институтов, инновационных и софтверных компаний новосибирского Академгородка составил $130 млн, хотя мог бы достигнуть $1 млрд. В хозяйственный оборот поступает всего 1% от числа научных разработок, в то время как за рубежом этот показатель — почти 70%. Причина в том, что государство и крупные корпорации по-прежнему не замечают частный инновационный бизнес.

Новосибирск, Академгородок, Институт ядерной физики, 2003 г. Фото Ивана ВАСИЛЬЕВА

Пока академические институты продолжают играть главную роль на рынке инноваций. Правда, как признает председатель СО РАН академик Николай Добрецов, «основные заказы оплачивают зарубежные компании или фонды, лучшие кадры уезжают за рубеж, продолжая там научные исследования и производя там интеллектуальный продукт». «Зарубежные заказы помогают нам работать, но российское государство от этого не укрепляется», — отмечает председатель СО РАСХН академик Петр Гончаров. Сейчас внебюджетные доходы институтов СО РАН, обеспеченные зарубежными контрактами, в среднем составляют 50% всего финансирования.

В связи с этим многие институтские лаборатории фактически стали инновационными фирмами, но, как выразился директор одной из крупнейших инновационных компаний в новосибирском Академгородке — ЗАО «Мета» — Владимир Охотников, «продолжают находиться в «скорлупе» научных сотрудников, удобно покрывая часть своих издержек за счет бюджетных средств (отопление, электричество). А государство закрывает глаза и продолжает выделять бюджетные средства на содержание институтов».

Как подчеркивают сами ученые, заниматься «теневой» деятельностью их вынуждает государство: находясь в статусе госучреждений, институты вынуждены проводить финансы через счета в федеральном казначействе, не имея права учреждать коммерческие фирмы или брать кредиты в банках.

Другой игрок инновационного рынка — независимые наукоемкие компании, стихийно возникшие в последние 15 лет, — пока остается вне поля зрения государства. Между тем объемы производства таких фирм (в новосибирском Академгородке их около 150) зачастую превышают несколько миллионов долларов.

Хотя в России еще два года назад официально провозглашен переход экономики на инновационный путь развития, на мировом рынке наукоемкой продукции доля нашей страны составляет всего 0,3% (доля Китая выше в 20 раз, а США — в 120!)

Фото Ивана ВАСИЛЬЕВА

Масштабное развитие инновационного бизнеса сдерживают правовые проблемы, отсутствие собственной производственной базы, нехватка инновационных менеджеров и, в не меньшей степени, сложные отношения с учеными. «Конфликт есть, но в скрытой форме, — признает Владимир Охотников. — И он будет оставаться до тех пор, пока не произойдет качественного изменения в количественном и финансовом положении [инновационных] фирм. Пока они слабые и маленькие».

Инновационный бизнес сегодня выигрывает у науки в плане коммерциализации и внедрения в производство конкретных научных разработок. В этих проектах компании часто работают по лицензионным соглашениям с институтами. «Наши компании выступают той необходимой структурой между производством и наукой, которая позволяет и тем, и другим находить общий язык, — говорит директор новосибирской ассоциации высокотехнологичных компаний «СибАкадемИнновация» Андрей Ременный. — Прямой диалог между производственником и ученым — это разговор на разных языках. Чтобы они поняли друг друга, нужны люди, понимающие и в науке, и в производстве, и в коммерции».

Действительно, промышленные предприятия и инвестиционные компании пока с трудом представляют, что такое инновационный рынок в России. Опасения вызывают большой объем инвестиций, их высокая рискованность и отсутствие грамотного маркетинга. Например, несколько лет назад Новосибирский завод химконцентратов совместно с Институтом катализа СО РАН запустил совместное производство катализаторов. Однако проект оказался нежизнеспособным. Как объяснил в интервью «КС» заместитель гендиректора НЗХК Борис Кузнецов, «рынок оказался непроработанным. А для любого инновационного проекта необходимо пристальное изучение потребностей рынка, который требует целевого производства, направленного на интересы конкретного потребителя. К сожалению, как научные институты, так и производители сегодня недостаточно внимания уделяют маркетинговым исследованиям. В связи с этим многие инновационные проекты, несмотря на свою перспективность, остаются нереализованными».

Проигрывая частному бизнесу в конкретных проектах, академическая наука выигрывает за счет комплексных программ. Так, в прошлом году было подписано соглашение между РАН и ГМК «Норильский никель» о совместных исследованиях в области водородной энергетики. СО РАН ведет совместные программы с Новосибирским заводом химконцентратов, Западно-Сибирским отделением ОАО «РЖД».

Но в целом академические институты и наукоемкий бизнес, несмотря на примеры эффективного сотрудничества, на инновационном рынке продолжают работать обособленно. А опыт коммерциализации научных разработок, накопленный инновационными компаниями, остается невостребованным государством, которое продолжает не замечать наукоемкий бизнес и финансировать «теневую» науку.

Александр ПОПОВ


Comments are closed.

Так же в номере