Главная » Стратегии успеха » "В Англии поступают куда жестче"

«В Англии поступают куда жестче»

АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА

Вопросы задавали Дмитрий ТРОСТНИКОВ,
Михаил КИЧАНОВ

«В Англии поступают куда жестче»

На вопросы о взаимоотношениях власти и бизнеса отвечает АЛЕКСАНДР ХЛОПОНИН, губернатор Красноярского края, в прошлом — генеральный директор АО «Норильский никель».

Фото Михаила ПЕРИКОВА

— Александр Геннадьевич, на посту губернатора вы заключаете двусторонние соглашения с финансово-промышленными группами. Насколько успешно проходит эта работа?

— Проблема в том, что существующее федеральное законодательство, в рамках которого действуют крупные ФПГ, позволяет использовать финансовые схемы, формально не противоречащие закону. Это и трансфертные цены, и льготы по налогу на прибыль в случае, если компания осуществляет инвестиции в каком-либо регионе. Когда предприятие работает на территории Красноярского края, реализует продукт на территории края, а налоги платит где-нибудь в Мордовии или Чувашии, — эта модель не годится для территории.

Соглашения закрывают пробелы в законодательстве. Здесь нет никакого политического давления. Мы создаем со стороны администрации края условия, которые стимулируют приход компании в край, но предлагаем отказаться от применения так называемых «финансовых схем». Точнее — от использования лазеек, которые есть в законодательстве.

На сегодняшний день соглашение, подписанное с компанией СУЭК, реализуется на 100 процентов, и финансовые обороты в полном объеме переведены на территорию края. К «Русскому алюминию» нет претензий. Они перевели часть налоговой базы с Чукотки и начинают наращивать свои производственные мощности в крае. «Базовый элемент» очень активно развивает лесной проект. Подписано соглашение с «Норильским никелем», которое гарантирует достаточно мощную базу налоговых поступлений.

Неподписанным остается пока соглашение с ЮКОCом. Но мы планируем в марте подписать соглашение на условиях взаимной заинтересованности.

Реализуется соглашение, подписанное с «ЕвразХолдингом». Новые соглашения появляются даже с теми группами, которые активно не работали на территории Красноярского края. Например, «Роснефть» планирует инвестиции в размере $1 млрд 200 млн в Ванкорское месторождение нефти.

— Сейчас вы — губернатор, но не так давно вы были представителем крупной ФПГ. Как бизнесмену понравились бы вам такие соглашения, которые вы теперь предлагаете как губернатор?

— В бытность мою генеральным директором «Норильского никеля» такого количества социальных программ, как у нас, не реализовывала ни одна крупная компании. Это и программа «Шесть пенсий», и программа переселения с севера на юг, и программа квотирования рабочих мест для молодежи, и другие. Нельзя бизнесу существовать в отрыве от общества. На любом крупном промышленном предприятии износ основных фондов составляет 70-80 процентов. Сегодня предприятия нуждаются в модернизации, в привлечении значительных инвестиций. Введение современных технологий неизбежно приводит к сокращению работников, занятых на производстве. Куда им деваться? У нас не существует среды, в которую квалифицированные люди могли уходить. Потому что малый и средний бизнес сегодня процентов на 70 работает в «теневой» экономике. И никаких социальных гарантий малый и средний бизнес людям не дает.

Сегодня идет речь о снижении НДС с 20 до 18 процентов. Для «Норникеля», для «Русала» при обороте в $4 млрд это составит сумму порядка $50 млн. «Норильский никель» готов выдвинуть инициативу: заберите лет на пять эти $50 млн и вложите в малый и средний бизнес.

Для нас это важно, потому что при модернизации производства нам надо будет 20 тысяч человек куда-то устроить на работу. Куда? На Cевере лучше сидеть в тюрьме, чем не работать. Поэтому я понимаю, что такое социальная ответственность бизнеса перед людьми.

— Двусторонние соглашения — это единственный выход?

— Конечно, это временная мера. Все должно быть прописано на уровне федерального закона. Государству необходимо четко обозначить правила игры. Этого пока не хватает. Хотя в мире это принято. Знаете, как, например, в Англии это происходит? Если крупное предприятие не ведет социально ориентированную политику, приходит комиссия, которая занимается, например, технической безопасностью. И если много травматических случаев, на дверях такого предприятия появляется табличка «Закрыто». Инвестируйте, меняйте оборудование. Вкладывайте деньги, создавайте фонды стабилизационные. Деньги из этого фонда могут быть направлены на создание малого и среднего бизнеса: на строительство мебельной фабрики, или кирпичного завода, или другого проекта, который обеспечит занятость.

— А, например, пасхальные яйца Фаберже, которые купил глава «СУАЛ-Холдинга» Виктор Вексельберг, — это тоже социальная ответственность перед населением?

— Я думаю, что большинству жителей Красноярского края и новосибирцев от яиц Фаберже теплее не стало. С другой стороны, для людей, которые всю свою жизнь посвятили искусству, это действительно гордость, что коллекция Фаберже вернулась в Россию. Но если взять население в целом, я бы не сказал, что это приоритетнейшая сфера интересов. Хотя такие события — знаковые для России. Любая страна мира гордится такими поступками.

Вопросы задавали Дмитрий ТРОСТНИКОВ, |Михаил КИЧАНОВ


Comments are closed.

Так же в номере