Главная » Стратегии успеха » Проедать или развиваться

Проедать или развиваться

АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА — ФОРМУЛА БЮДЖЕТА

Проедать или развиваться

В условиях сокращения собственных финансовых ресурсов регионы усиленно ищут способы не просто выживать, но и развиваться. При сложившейся системе межбюджетных отношений одним из выходов становится финансовая помощь регионам со стороны крупных вертикально интегрированных холдингов, имеющих интерес к данной территории. Однако вопрос об эффективности использования этих средств по-прежнему остается открытым.

Реформа межбюджетных отношений уже давно стала причиной головной боли чиновников региональных администраций. Исполнение бюджетов сибирских территорий в предыдущем году оказалось не особо удачным. Дефицит консолидированного бюджета в Сибирском федеральном округе по итогам 2003 года составил 12-13%. Сложнее всего ситуация в Кемеровской области, где дефицит бюджета в 2004 году увеличился на 1,3 млрд руб. по сравнению с прошлым годом и составил 2,9 млрд руб. Похожая ситуация и в Алтайском крае: дефицит возрос на 30% (с 0,3 млрд руб. до 1,1 млрд руб.). Другими словами, около 1/6 части расходов регионов и муниципалитетов просто не обеспечены финансовыми средствами (см. карту).

Доли налоговых доходов в региональных бюджетах
от основных отраслей промышленности (по данным за 2003 г.)

Источник: Межрегиональная испекция МНС России по СФО

В поисках ресурсов руководители местных администраций активизируют сотрудничество с ФПГ, заключая с ними соглашения о социально-экономическом партнерстве. Спикер Законодательного собрания Красноярского края Александр Усс в интервью газете «Континент Сибирь» (N 2, 2004 г.) прямо заявил, что «ФПГ, работающие на территории края, должны взять на себя большие социальные обязательства». А министр финансов Омской области Наталья Фролова в январе озвучила сумму, которую, на ее взгляд, НК «Сибнефть» должна перечислить дополнительно в бюджет региона — 1 млрд руб. В самой компании отказались как-либо комментировать эти заявления, но чуть позже стало известно, что между администрацией Омской области и компанией «Сибнефть» готовится соответствующее соглашение.

При этом, по оценке экспертов, социальные инвестиции бизнеса практически не влияют на изменение негативного образа олигархов, сложившегося за предыдущее десятилетие. Выполнение социальных «просьб» власти тем не менее является выгодным для компаний, поскольку дает им гарантии стабильного развития бизнеса на данной территории. Поэтому все чаще инициатива заключения подобных соглашений исходит от самого бизнеса. Например, крупный лесоперерабатывающий холдинг «Илим Палп Энтерпрайз» уже более двух лет стремится к заключению соглашения с администрацией Иркутской области, на территории которой расположены крупнейшие предприятия компании — Братский целлюлозно-картонный комбинат, Усть-Илимский ЛПК. Похоже, в марте 2004 года ожидания лесопромышленной корпорации оправдаются. По словам директора иркутского представительства «Илим Палп» Олега Канькова, «[По соглашению] администрация обязуется оказывать поддержку «Илим Палпу», давая преимущественные права на предоставление участков лесного фонда в аренду. Хотелось бы пользоваться правом льготного налогообложения для инвестиционных проектов, для развития производства, создания новых рабочих мест».

Но, по мнению специалистов, региональная экономика нуждается не столько в поддержке социальной сферы, сколько в масштабном развитии, которое может проходить через модернизацию существующих и организацию новых производств, увеличение доли малого и среднего бизнеса, а также рост инвестиционного потенциала территорий. Доктор экономических наук Сергей Суспицын высказал редакции журнала «Стратегии успеха» свою точку зрения: «Простой оброк для ФПГ неэффективен. В краткосрочном плане он дает определенный плюс для власти, но в долгосрочной перспективе необходимо искать и находить совместные инвестпроекты с достаточно очевидным экономическим эффектом.

Несмотря на снижение возможностей регионов (например, из-за перевода большей части налогов на федеральный уровень), местная власть все равно имеет достаточно рычагов для влияния на бизнес. Но пользуется ими слабо. Если в Европе власть готовит конкретный инвестиционный проект и строит к нему соответствующую инфраструктуру, а потом продает этот участок инвестору, то у нас чаще продолжают ждать, когда на пустое место придет компания и все сделает с нуля, в том числе и «социалку».

Инвестиции в развитие региональной экономики могут идти разными способами. Например, через целевые программы, которые реализуются в рамках региональных бюджетов. Эти программы могут направляться как на поддержку социальной сферы, так и на развитие различных сегментов рынка. Но в отсутствие средств такие программы не приносят ощутимого результата.

Поэтому фактически единственным реальным рычагом воздействия на ситуацию становятся средства, выделяемые ФПГ. По мнению первого заместителя директора Института мировой экономики и международных отношений РАН Александра Дынкина, «единственным институтом, способным сейчас осуществлять заметные инвестиции, являются ФПГ. Почти все они зародились в сырьевых отраслях, но постепенно приобретают активы и инвестируют в другие сектора. Любопытно, что за последние пять лет практически каждый год инвестиции, сделанные этими компаниями, удваивались».

Расходные полномочия бюджетов регионы перекладывают на бизнес по-разному, например, не передают социальные объекты с баланса предприятий в ведение муниципалитетов. Так, представители Сибирской угольно-энергетической компании (ее активы находятся в Читинской, Иркутской, Кемеровской областях и Красноярском крае) в конце января заявили о том, что берут на себя финансирование профилактория, дома культуры, физкультурно-оздоровительного комплекса и очистных сооружений в поселке Шерловая-1 Читинской области. Согласно федеральному закону, все эти объекты должны быть переданы в муниципальную собственность. Однако, как пояснили в пресс-службе СУЭК, сейчас в местном бюджете нет денег на их содержание.

Еще один инструмент для оформления устраивающих власть отношений с ФПГ получают губернаторы тех регионов, в которых расположены перспективные месторождения. Отстоять интересы своих территорий перед тендерами на Удоканское месторождение меди и золоторудное месторождение Сухой Лог пытаются губернатор Читинской области Равиль Гениатулин и губернатор Иркутской области Борис Говорин, которые требуют передачи лицензии только российским компаниям.

В некоторых регионах используется системный подход. Так, по соглашению с администрацией Кузбасса, ОАО «Белон» в ближайшие пять лет инвестирует в развитие угледобывающих и углеперерабатывающих предприятий $110 млн. Администрация со своей стороны будет способствовать развитию действующих и строительству новых предприятий ОАО «Белон» по добыче полезных ископаемых на территории области. «Для Кузбасса эта программа дает новые рабочие места, доходы в бюджет, социальную стабильность», — говорит губернатор Кемеровской области Аман Тулеев. За последние пять лет «Белон» вложил в развитие угольной промышленности Кузбасса около 2 млрд рублей, а на социальные программы израсходовал 94 млн рублей собственных средств. В 2004 году компания планирует выделить на социальные проекты более 50 млн рублей.

Однако Кузбасс — особая территория. Начавшая практику подписания соглашений одними из первых в России, Кемеровская область уже отработала механизм контроля за целевым использованием получаемых средств. Своя специфика складывается в Красноярском крае, губернатор которого — в недавнем прошлом топ-менеджер градообразующего предприятия — имеет свое видение наиболее эффективного механизма взаимодействия власти и бизнеса (см. интервью Александра Хлопонина в этом же номере).

Тем не менее при рассмотрении отношений власти и ФПГ закономерно возникает вопрос, на который пока нет ответа: не приведет ли увеличение социальных расходов предприятий на нужды регионов к снижению инвестиций в развитие собственных производств. По общим оценкам, износ основных фондов в промышленности составляет более 60%. По расчетам горно-металлургического профсоюза России, износ активной части основных производственных фондов на предприятиях металлургии (одна из базовых отраслей для многих сибирских регионов) — более 50%. Потребности в инвестициях только в российскую металлургию оцениваются на уровне $50-100 млрд.

Это побуждает холдинги, в состав которых входит основная часть российских крупных предприятий, взяться за обновление активов. Чтобы удовлетворить запросы инвесторов, многие компании («Русал», «ЕвразХолдинг», «Мечел», СУЭК и др.) начали готовиться к переходу на единую акцию. Региональные предприятия, принадлежащие ФПГ, должны стать структурными единицами — филиалами, дочерними компаниями и т.д. Однако в последнее время эта тенденция сошла на нет, причем немалую роль сыграли всевозможные меры, предпринятые региональными властями.

Насколько оправдано такое вмешательство власти в стратегические планы финансово-промышленных групп, сказать сегодня трудно. Эффективность взаимодействия власти и бизнеса может быть оценена только после появления конкретных результатов. Это могут быть отремонтированные крыши районных больниц и школ или рост налогов от новых производств и малого бизнеса.

Александр ПОПОВ


Comments are closed.

Так же в номере