Главная » Стиль жизни » Благотворный хор Вячеслава Подъельского

Благотворный хор Вячеслава Подъельского

Благотворный хор Вячеслава Подъельского

Опера не была бы оперой без хора, этого совершенного многоголосого инструмента. Хор новосибирского театра оперы и балета сегодня способен украсить любую постановку ярким, слаженным звучанием. Он стал одним из главных действующих лиц оратории «Жанна Д’Арк», а в «Мессе» Бернстайна легко освоил язык джаза и рока — эта постановка получила пять номинаций на «Золотую маску».

Главный хормейстер НГАТОиБ ВЯЧЕСЛАВ ПОДЪЕЛЬСКИЙ не стремится афишировать свои заслуги, даже когда поводов достаточно. Так, в этом сезоне хор стал лауреатом Всероссийского хорового фестиваля в Нижнем Новгороде, также Вячеслав Подъельский провел мастер-классы в Московской консерватории. И наконец, ему была вручена медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

— Вячеслав Вячеславович, поздравляем с заслуженной наградой. С чего начинался ваш путь в музыке?

— Мои родители были связаны с музыкой: отец был профессором Новосибирской консерватории, в течение 25 лет возглавлял кафедру народных инструментов. Мама всю жизнь участвовала в самодеятельности, у нее было хорошее сопрано. Я начал петь в хоре еще в школе, потом занимался в хоре при Доме работников искусств, который находился в здании НГАТОиБ. Наш детский хор участвовал в «Богеме», «Пиковой даме», «Кармен». Получается, я всю жизнь здесь.

— Сколько лет вы работаете в театре?

— В 1979-м я окончил консерваторию, работал в филармонии, а в 1986 году пришел на работу в НГАТОиБ и работаю здесь уже 27 лет. Такая творческая биография.

— Расскажите о выступлении на фестивале в Нижнем Новгороде.

— Для выступления на Всероссийском хоровом фестивале имени Л. Сивухина, которое прошло в ноябре в Нижегородской консерватории, мы подготовили отдельное сочинение: «Запечатленный ангел» Родиона Щедрина по мотивам произведения Лескова. С музыкой Щедрина мы встречаемся не впервые: у нас была исполнена его уникальная хоровая опера «Боярыня Морозова», в которой участвуют только хор и солисты. «Запечатленный ангел» — одно из последних сочинений композитора, которое критики называют русской духовной ораторией. Смешанный хор театра и мальчик-солист поют a capella, из инструментов участвует только флейта. Мы стали лауреатами фестиваля, получили отличные отзывы.

— В чем ценность таких проектов, не связанных с оперой?

— Они расширяют рамки нашего творчества. Как музыкант я тяготею к Щедрину, Шнитке — это настоящая современная высокохудожественная музыка.

— Как раз произведение Шнитке вы разучивали со студентами во время вашего мастер-класса в Московской консерватории?

— В октябре в Московской консерватории состоялся IX Международный Осенний хоровой фестиваль, носящий имя выдающегося хормейстера Бориса Григорьевича Тевлина. В течение фестиваля прошли традиционные мастер-классы для студентов-хоровиков из музыкальных колледжей и вузов со всей России. С хором из 170 человек мы разучили вторую часть хорового концерта Шнитке на стихи Грегора Нарекаци. Это волнующий и ответственный проект.

— Если вернуться в наш театр, то впереди масштабная задача — постановка «Тангейзера» Вагнера в будущем сезоне.

— Как и многие театры мира, мы решили не проходить мимо двухсотлетия Вагнера, к тому же за всю историю нашего театра Вагнера ставили лишь однажды, это была опера «Летучий голландец». Музыка Вагнера очень красива, полна психологизма, философских и мистических мотивов. Она требует особого исполнительского мастерства и подготовленного зрителя. Мы уже начали работу, недавно исполнили в концертной программе фрагмент из «Тангейзера».

— Кроме опер, в репертуаре театра появились произведения непривычной жанровой принадлежности: «Месса», «Жанна д’Арк». Вам нравятся эксперименты?

— Как руководителю мне нравится возможность поработать с новыми авторами и жанрами. Например, «Жанна д’Арк» стала хорошим опытом знакомства с жанром оратории. Я рад, что мы сделали эти постановки, и сделали хорошо. Диапазон исполнителей позволяет хору повышать свой творческий уровень.

— Как вы относитесь к режиссерским поискам в опере, к тому, что ваши артисты все больше вовлечены в действие?

— Только положительно — это же театр! Артист театрального хора обязан уметь танцевать, двигаться и петь одновременно. Это намного сложнее, чем просто петь по нотам. От наших артистов требуется драматическое исполнительство, плюс музыкальный материал учить наизусть, очень часто — петь на языке оригинала: итальянском, немецком, французском, английском… и при этом двигаться, выполнять режиссерские задачи.

— Мы очень рады за «Мессу», которая отмечена экспертами «Золотой маски» в пяти номинациях. В этом есть, безусловно, большая заслуга хора.

— Заслуга, конечно, есть. Как ни странно, на этом фестивале есть номинация для спектакля в целом, режиссера, дирижера, солистов, но вообще нет номинаций для хора и хормейстеров. Считаю, что это несправедливо. Безусловно, мы очень рады за театр, рады тому, что 11 апреля споем «Мессу» на исторической сцене Большого театра в Москве.

— Как выбираете название очередной премьеры?

— Стараемся выбирать лучшие образцы музыки в разных жанрах, обмениваемся мыслями, впечатлениями. Уровень хора сегодня высокий, поэтому мы можем брать ту музыку, за которую раньше бы не взялись. Стараемся не замыкаться на зарубежных авторах, с удовольствием исполняем сочинения российских композиторов. Год назад вместе с оркестром театра мы исполняли «Колокола» и «Три русские народные песни» Рахманинова, кантату «Александр Невский» Прокофьева. Сейчас готовим премьеру «Всенощной» Рахманинова. Это вершина мирового хорового искусства, духовная музыка, требующая определенного уровня исполнения.

— Интерес к духовной музыке исходит от вас или это направление привнес Айнарс Рубикис?

— Это обоюдное стремление. К тому же главный дирижер театра Айнарс Рубикис по первой профессии хормейстер, поэтому с удовольствием исполняет произведения, которые написаны для оркестра и хора.

— Почему в Новосибирске, да и вообще в России, опера не столь популярна, как в европейских странах?

— Действительно, в большинстве европейских стран опера более популярна, чем балет, — люди привыкают ходить в оперу с раннего детства. Это многовековая традиция, которая берет начало в системе образования. Чем раньше человек начинает петь в хоре, тем раньше происходит его слуховое воспитание. В России в 90-е годы была утрачена культура школьных хоров, а где еще ребенок может напитаться классической музыкой? К тому же средства массовой информации популяризируют совсем другую музыку. Радует, что сейчас началось возрождение Всероссийского хорового общества, которое будет курировать хоровое воспитание детей в школах и домах культуры.

— Психологи говорят, что хор учит детей взаимодействию.

— Хор помогает детям привыкать к общению, он благотворен по форме и по смыслу. Пока школа не станет уделять должного внимания музыкальному образованию, младшее поколение не начнет ходить на оперу. Конечно, среди наших зрителей есть молодежь, но хотелось бы видеть в зале еще больше молодых лиц.

— А в вашем хоре много молодежи?

— Мы стараемся не набирать людей в возрасте просто потому, что после 40 лет человеческий голос чаще всего уже не может полноценно звучать. Это физиология. Поэтому мы укомплектовываем хор в основном молодыми людьми — сейчас их 90%.

— Как создается высокий профессиональный уровень хора?

— Ежедневным трудом и правильным подбором артистов. Чтобы качественно исполнять современную музыку, необходимы певцы, которые имеют музыкальное образование и наработанный профессионализм. Сегодня в хоре работают в основном люди с высшим музыкальным образованием и высокой квалификацией. Они могут исполнять даже сложные произведения с непривычными современными гармониями. Например, в прошлом сезоне мы впервые спели «Свадебку» Игоря Стравинского, настоящий шедевр.

— Какие отношения сложились в коллективе?

— Эти люди мне очень близки. Как может быть иначе, ведь мы общаемся каждый день. Если не будет теплых отношений, то и результата не может быть. Одного профессионализма мало. Голос зависит от всего: пришел человек в плохом настроении, и что-то не звучит. Нужна определенная атмосфера, особый настрой, поэтому стараешься понять и поддержать людей, учесть их личные обстоятельства. В хоре подобрались хорошие люди, которые заинтересованы в общем результате и умеют вместе радоваться. Таким хором, как у нас, может похвастаться далеко не каждый театр.



Comments are closed.

Так же в номере