Главная » Стратегии успеха » Как воспитать вундеркиндов

Как воспитать вундеркиндов

ВЫСШИЙ КЛАСС — СДЕЛАНО В СИБИРИ

Как воспитать вундеркиндов

Самым ярким музыкальным событием Сибири в прошлом году можно считать единственный концерт Максима Венгерова, самого высокооплачиваемого скрипача мира, обладателя премии Grammy, лауреата престижнейших конкурсов. Его последняя награда — полученная в январе 2005 года из рук Юрия Башмета премия имени Шостаковича. Награжденный не стал скрывать, что размер премии ($25 тысяч) равен сумме его обычного гонорара.

В свое выступление в Новосибирске Максим Венгеров добавил «разговорный жанр» — вспоминал друзей и педагогов

Концерт состоялся в Новосибирске — родном городе, в котором Максим Венгеров не был 16 лет. И свое выступление скрипач превратил не просто в ошеломительное шоу (как он умеет это делать), но и добавил в него элементы «разговорного жанра» — Венгеров вспоминал педагогов, друзей, коллег и руководителя симфонического оркестра маэстро Арнольда Каца (первым выступлением Максима в возрасте пяти лет стал концерт как раз с этим оркестром). Было видно, что все теплые слова, сказанные со сцены выдающимся музыкантом, совершенно искренние. Более того, скрипач неоднократно подчеркивал, что считает себя, несмотря на израильский паспорт, квартиры и виллы в нескольких европейских городах и кочевой, космополитический образ жизни, сибиряком. И сибиряком его все еще считают на Западе. По словам Венгерова, Сибирь в музыкальном мире сейчас ассоциируется с именами трех музыкантов — самого Венгерова, другого всемирно знаменитого экс-новосибирца, скрипача Вадима Репина и бывшего красноярца Дмитрия Хворостовского.

Впору говорить о том, что Сибирь сегодня — главный, если можно так выразиться, поставщик музыкальных звезд мирового масштаба. Помимо имен Венгерова, Репина и Хворостовского, можно вспомнить целую плеяду новосибирцев: Илью Коновалова, которому в двадцатилетнем возрасте знаменитый дирижер Зубин Мета предложил стать концертмейстером Израильского симфонического оркестра; одного из лучших российских скрипачей Антона Бараховского; 16-летнего скрипача Михаила Симоняна; пианиста родом из Иркутска Дениса Мацуева. Но при внимательном рассмотрении можно понять, что формула успеха каждого из музыкантов-сибиряков индивидуальна. Хотя, конечно, общие «постоянные» имеются.

Самый знаменитый баритон мира, седовласый Дмитрий Хворостовский никогда не считался вундеркиндом в отличие от скрипачей Венгерова и Репина. Он старше их, и слава пришла к нему не в детстве, что совершенно естественно для вокалиста. Хотя музыкой с Дмитрием Хворостовским начали заниматься столь же рано. Певец рассказывает, что судьбу его определили родители, заметившие интерес сына к музыке: он уже с трех-пяти лет слушал пластинки Шаляпина, Неждановой, Карузо, Марио Ланца, Бергонци, Лисициана. Дмитрий Хворостовский вспоминает: «Мои родители, отец главным образом, увлекались пением. Они поняли, что меня ждет большое будущее гораздо раньше меня. Мне везло. Я победил на Всероссийском конкурсе, на конкурсе имени Глинки, на двух международных конкурсах — и понеслось!»

Достаточно долго имена экс-новосибирских вундеркиндов Венгерова и Репина (на фото) ставились рядом

Достаточно долго имена экс-новосибирских вундеркиндов Венгерова и Репина ставились рядом — оба родом из Новосибирска, оба начали выступать в самом юном возрасте, оба — ученики знаменитого педагога Захара Брона. У обоих благодаря учителю — безукоризненная техника.

Сегодня большинство критиков склоняются к тому, что именно учеба у профессора Новосибирской консерватории Захара Брона сделала Венгерова и Репина выдающимися скрипачами. В 1990 году Брон получил приглашение преподавать в германском городе Любеке, и его ученики последовали за ним. «Захар Брон — замечательный учитель, — говорит Репин. — Он умеет ясно объяснять, прекрасно знает основы игры на скрипке. При этом он — великолепный скрипач. Такое редко сочетается в одном человеке».

Венгерова его родители (музыканты по профессии) решили отдать «в музыку», когда ребенку было четыре года. Его первой учительницей была Галина Турчанинова (сегодня — один из ведущих педагогов Центральной музыкальной школы при Московской консерватории, лучшие музыкальные школы мира приглашают ее провести мастер-классы). Говоря о роли педагогов в становлении музыкантов, художественный руководитель Новосибирской филармонии Владимир Калужский отмечает: «Максиму повезло вдвойне — сначала гениальный педагог Галина Турчанинова сделала из него маленького музыканта, а потом он попал в жесткие лапы Захара Брона, который сделал из него артиста по меркам XXI века — без паники, без сентиментальности, без интеллигентских колебаний. Отсутствие нервов у этих детей нас потрясало — притом, что они не были роботами».

Судьбу Репина решила его мать, медсестра, до сих пор живущая в Новосибирске. Когда Вадиму было около трех лет, она заметила, как быстро мальчик подбирает мелодии на игрушечном пианино. Судьбу Венгерова определила тоже мать, Лариса Борисовна, которая посвятила всю свою жизнь музыкальной карьере сына.

Можно с уверенностью сказать, что лишь воля и самоотверженность родителей сделали из детей скрипачей с мировым именем. Детям с самого начала предъявляются сверхжесткие профессиональные требования, без выполнения которых нечего и думать об успехе. Естественно, что ребенок самостоятельно не способен заниматься инструментом по много часов — только под надзором родителей. В Америке, например, родители, по словам Ларисы Венгеровой, не готовы к многочасовым ежедневным занятиям, оставляя музыку «на потом». Американцы ужасались, слушая о том, как маленькому Максиму разрешали покататься на трехколесном велосипеде только после выполнения всех заданий, где-нибудь часа в три ночи. А Вадим Репин рассказывал, как подростком он ехал домой на велосипеде с репетиций, заснул под проливным дождем и врезался в фонарный столб. Сломал ключицу и не мог играть три месяца.

Владимир Калужский, размышляя о роли семьи в воспитании музыкантов, говорит: «Кроме таланта, кроме унаследованного генетического кода, имеет значение истовость родителей в желании создать из ребенка музыканта. Это особенно было заметно в 80-е годы, когда семьи в хорошем смысле слова «ставили» на детей. Мы жили тогда в обществе, лишенном гармоничного развития. Это вообще советская модель — «дети будут жить лучше нас». Было два вида деятельности, где можно реализоваться, — спорт и музыка. Желание видеть судьбу своих детей иной — главная, пусть и скрытая, доминанта движения. И родители жертвовали своей жизнью ради будущего ребенка. И потом, если у детей все складывалось, эта жертва компенсировалась. Это случай мам и Максима Венгерова, и Вадима Репина».

Можно продолжить естественно возникшую параллель музыки и спорта. Раньше отдавали детей в гимнастику, а сегодня спортом, способным вывести детей «в мир», стал теннис. Естественно, стать звездами тенниса нельзя без таланта. Но известный теннисный тренер Шамиль Тарпищев уверяет, что практически любого ребенка можно сделать профессиональным теннисистом, входящим в число 50 лучших в мире. При соответствующих финансовых вложениях, которые он оценивает в $400 тысяч за 10 лет занятий.

В случае с музыкой все гораздо сложнее — денег недостаточно, ими здесь ничего не определяется. К тому же хороший педагог в России и сегодня доступен всем. Но должно сойтись много факторов, чтобы талант расцвел: способности, школа, желание родителей, удача, наконец. Лариса Венгерова к 30-летию сына выпустила книгу «Педагогический этюд», в которой она честно и подробно рассказала о воспитании из очень одаренного ребенка выдающегося музыканта. Сам Максим в предисловии к книге пишет: «Эта книга — из серии «Как приготовить пищу» или «Самоучитель иностранного языка», такое же конкретное практическое пособие по воспитанию детей и, если хотите, будущих музыкантов-профессионалов». Тем родителям, которые, вдохновленные блеском сибирских звезд, вышедших на мировую орбиту, собираются «ставить» на детей, полезно прочитать «Педагогический этюд», чтобы понять, что «инвестировать» придется не только деньги, но и любовь, заботу, терпение, требовательность, умение быть жестоким, наконец. Плюс готовность пожертвовать своей карьерой и, если надо, судьбой. Не говоря уже о том, что у ребенка должен быть талант. Но и при наличии всех этих условий результат не гарантирован.

При подготовке статьи использовались материалы из Интернета

Сергей САМОЙЛЕНКО


Comments are closed.

Так же в номере