Главная » Финансы » Громкие события тихого рынка

Громкие события тихого рынка

Финансовый рынок самым первым ощутил на себе дыхание кризиса. Однако, судя по итогам 2009 года, работающие на нем компании достаточно быстро приспособились к смене обстановки. Громких «отставок», во всяком случае на рынке Сибирского федерального округа, было не так уж и много. Впрочем, эксперты объясняют это просто: деньги любят тишину; так что участники финансового рынка решали все возникающие проблемы, предпочитая не выносить сор из избы.

Слияния года

«Вместе выгоднее и спокойнее»

В качестве самой значимой сделки 2009 года на банковском и в целом финансовом рынке не только Сибирского региона, но и страны аналитики, опрошенные «КС», единодушно назвали объединение МДМ-банка и УРСА Банка. Как и предполагали эксперты, слияние произошло под лицензией УРСА Банка, головной офис группы разместился в Новосибирске, а работать банковская структура стала под брендом МДМ Банк. Руководитель инвестиционного направления, партнер ООО «ЮниСервис Капитал» Роман Агеев отмечает, что эта сделка дала безусловный синергетический эффект, который и рассчитывали получить собственники объединившихся структур: в результате слияния образовался хороший корпоративный и розничный банк с новыми перспективными регионами присутствия. По мнению собеседника «КС», главным преимуществом вновь созданного кредитного учреждения стал доступ к новым и более серьезным источникам фондирования, в т. ч. господдержке и более дешевым западным инвестициям. «Думаю, что в ближайшем будущем объединенный банк сможет существенно расширить линейку продуктов и привлечь новых клиентов», — прогнозирует Агеев.

К заметным событиям в сфере M & A участники рынка также отнесли очередные перемены, которые пришлось пережить некогда одному из крупнейших и старейших банков Новосибирска — КРАБ Новосибирсквнешторгбанку (в феврале 2008-го переименованному в Банк ВЕФК-Сибирь). В апреле 2009-го в банке была введена процедура санации и начала работать временная администрация в лице представителей Агентства по страхованию вкладов. В мае стало известно, что после завершения санации во главе кредитной организации встанет управляющий Новосибирского филиала НОМОС-БАНКа Ирина Демчук. Летом 2009-го региональная кредитная организация вновь сменила имя — на НОМОС-БАНК-Сибирь. Когда происходили эти изменения, участники рынка прогнозировали, что главными проблемами, с которыми столкнется Ирина Демчук, будут разный менталитет банков, а также тот факт, что банку, входившему в корпорацию ВЕФК, и его коллективу придется серьезно перестраиваться для работы в новых условиях и в соответствии с требованиями нового собственника. Тем не менее эксперты заявили, что в целом эту сделку можно назвать очень удачной как для НОМОС-БАНКа, так и для его регионального актива. «Данной сделкой покупатель существенно усилил свои позиции в Новосибирске, так как банк ВЕФК-Сибирь был создан на базе когда-то одного из крупнейших банков Сибири», — констатирует Роман Агеев.

Еще одна значимая сделка — интеграция Совкомбанка и «Регионального кредита». 19 января 2009 года ФАС России приняла решение об удовлетворении ходатайства ООО «ИКБ «Совкомбанк» о приобретении 99,664518% голосующих акций ОАО «КБ «Региональный кредит». В течение 2009 года большая часть офисов банка «Региональный кредит» сменила вывеску на «Совкомбанк». По словам аналитиков «ЮниСервис Капитал», эту сделку можно охарактеризовать как слияние в рамках одного сегмента рынка, а именно розничного бизнеса: «Данной покупкой Совкомбанк вышел на новый для себя и весьма перспективный рынок Сибири. В целом такое поглощение можно назвать локальным и не влекущим передела рынка розничных услуг региона».

Некоторые эксперты также внесли в список сделок года регионального масштаба завершение процедуры по созданию банковского альянса Ханты-Мансийского Банка и Новосибирского Муниципального банка, благодаря которому НМБ получил сильного партнера для развития бизнеса.

«Прошлый год ознаменовался огромным количеством слияний и поглощений именно в банковском секторе. Причин тому много. В первую очередь это существенный недостаток ликвидности, который наблюдался в начале года и не позволил банкам помочь своим ключевым клиентам с финансированием. Одной из основных причин покупок также стала поддержка со стороны государства, которая и была частично направлена на проведение сделок M & A в регионах», — говорит Роман Агеев.

На рынке негосударственных пенсионных фондов в 2009 году тоже началась эпоха перемен. С 1 июля, после ужесточения требований к размеру имущества для обеспечения уставной деятельности НПФ (он должен быть не меньше 50 млн рублей), с рынка начали исчезать небольшие региональные фонды. Так, собственники сибирского НПФ «Алемар-Уверенность» продали свой актив «Первому национальному пенсионному фонду». «Продажа фонда связана с решением собственников группы компаний «Алемар» о выходе из этого бизнеса», — пояснял президент НПФ «Алемар-Уверенность» Александр Новиков. Кроме того, летом 2009-го группа БКС решила объединить два своих негосударственных пенсионных фонда. НПФ «Сибирский межрегиональный» (Красноярск) начал постепенно поглощать бывшего коллегу — НПФ «Российский Пенсионный Фонд», благодаря чему получил СВУ (совокупный вклад учредителей) около 80 млн рублей, а также увеличил территорию охвата — вышел за пределы СФО на рынок Уфы и прилегающих к ней территорий. Еще один региональный фонд — Сибирский Сберегательный — решил проблему увеличения имущества для обеспечения уставной деятельности за счет привлечения нового учредителя: в июне недостающие 6 млн рублей до требуемых законом 50 млн внесло Новосибирское областное агентство ипотечного кредитования.

Амбиции года

«Прыгнуть выше головы»

К самым амбициозным проектам кризисного 2009 года эксперты, опрошенные «КС», отнесли заявку участника корпоративного рынка — Корпорации «Иркут» — на размещение облигаций на 22,5 млрд рублей. Впрочем, они считают это заявление вполне здравым. «Как и многие поддерживаемые государством компании, в условиях ограниченного доступа к кредитным ресурсам «Иркут» вполне может рассчитывать на успешное размещение займов, — уверен начальник отдела синдикации и продаж долговых инструментов ЗАО «АЛОР ИНВЕСТ» Андрей Волков. — Инвестиционные банки все больше нуждаются в продуктах с таким кредитным качеством. Судя по всему, компания таким образом собирается финансировать весьма обширную инвестиционную программу». В ИК «Финам» отмечают, что размещение может состояться уже в 2010 году, и это позволит корпорации воспользоваться благоприятной конъюнктурой денежного рынка при привлечении финансирования на развитие бизнеса.

Не менее амбициозной эксперты посчитали заявку Красноярского края, который сообщил о намерении занять на долговом рынке 10 млрд рублей, — на такие объемы не замахивался еще ни один российский регион. Причем в своих оценках этих планов собеседники «КС» разошлись. Ректор учебного центра «ФИНАМ» Ярослав Кабаков полагает, что привлечение долгового финансирования на рынке облигаций стало весьма распространенной тенденцией среди российских регионов в условиях, с одной стороны, существенного бюджетного дефицита, а с другой — оживления конъюнктуры кредитно-денежного рынка. Андрей Волков также полагает, что в условиях пока еще кризисного бюджета планы края с выходом 10-миллиардного займа выглядят вполне реальными и разумными, и у региона не будет проблем с его размещением. Рейтинг заемщика позволяет рассчитывать на ставку в районе 12–12,5%. «Занимать деньги нужно на дело, — не соглашается управляющий партнер DSO Consulting Сергей Дьячков. — Красноярскому краю сегодня необходимо закрыть бюджетный дефицит, поскольку край, бюджет которого сильно зависит от конъюнктуры никеля, алюминия и других металлов, оказался одним из самых пострадавших регионов страны в текущем кризисе. Так что можно говорить о займе как о необходимой, но явно недостаточной мере краевых властей». По словам Дьячкова, в ближайшие годы главным вектором развития для края (как, пожалуй, и для всех сырьевых регионов Сибири) должна стать диверсификация экономики. Это подразумевает развитие в регионе производства потребительских товаров и услуг мирового уровня, движение из позиции поставщика сырья на мировой рынок в положение самодостаточного центра российского производства и потребления товаров и услуг для населения.

К амбициям года эксперты отнесли и выход на финансовый рынок СФО холдинга OE Investment. Осенью 2009-го на пресс-конференции в Новосибирске представители холдинга, в состав которого входят системы моментальных платежей ОСМП и e-port, заявили, что нацелены на активную экспансию в Сибирь. К концу 2010 года объединенная компания намерена увеличить свою долю в округе с 25% до 50%. Даже конкуренты признавали, что холдинг вполне может укрепить свои позиции в округе. По мнению Ярослава Кабакова, интерес крупнейшего оператора рынка моментальных платежей к развитию бизнеса в СФО не случаен. Уровень проникновения указанных услуг в Сибири существенно ниже уровня регионов европейской части России, что создает для ОСМП дополнительные возможности по увеличению рыночной доли в перспективных сегментах. С учетом произошедшего в августе 2009 года объединения с группой e–port ОСМП получит существенный синергетический эффект, который будет выражаться в сокращении издержек, оптимизации структуры корпоративного управления и наличии необходимого финансирования на органическое развитие бизнеса. «Мы полагаем, что уже в 2009 году ОСМП сможет получить более 50% рынка моментальных платежей, и в 2010 году данный результат будет существенно улучшен на фоне восстановления экономики и увеличения объемов платежей. Росту объемов последних может способствовать возможное снижение тарифов ОСМП за счет реорганизации бизнеса», — прогнозирует собеседник «КС».

Потери года

«Отсеялись по дороге»

Самые громкие потери года и самые ощутимые их последствия округу дал страховой рынок. Весной 2009-го почти по-английски ушла новосибирская компания АСОПО. Вместе с другим игроком СТИФ, также входившим в бизнес-группу NORDАзия, АСОПО контролировала достаточно большую часть рынка ОСАГО в Новосибирске. Кроме того, группа заявляла о намерении проводить региональную экспансию, вышла в Томскую область, поглотив компанию, и готовила аналогичные сделки в Омске и на Кузбассе. «Исчезновение с рынка страховых организаций, входящих в группу NORDАЗИЯ, стало началом очередной дискредитации страхования в целом, поскольку три страховщика — СТИФ-Вивере, СТИФ и АСОПО (входили в группу. — «КС») — имели лицензии на осуществление основных видов страхования: накопительное страхование жизни, добровольное медицинское страхование, все виды имущественного страхования и особенно автокаско, а также ОСАГО, — комментирует ситуацию председатель правления СМАС Геннадий Плотников. — Если бы при ликвидации этих страховщиков их страховой портфель был передан другим действующим компаниям в соответствии с нормами страхового законодательства, то страхователи практически не почувствовали бы их ухода. По крайней мере, не потерпели бы финансовых потерь по действующим договорам при наступлении страховых случаев». Последствия этого ухода (в первую очередь жалобы брошенных на произвол судьбы страхователей) ВСС, РСА и ФССН расхлебывали в течение всего года.

По словам собеседника «КС», в Сибирском федеральном округе ощутимым также стал уход с рынка федеральных страховых компаний «Русский мир», «Северо-Западной страховой компании», «Генерального страхового альянса» и, под конец года, «Городской страховой компании». Острее всего это почувствовали владельцы полисов ОСАГО. «Большой урон страховой отрасли нанес и еще нанесет демпинг страховых тарифов. Если раньше этим занимались страховые компании, намеревавшиеся уходить с рынка, то теперь демпинг практикуют и филиалы крупных страховых компаний, причем тарифы снижают в 10–15 раз от экономически обоснованных. Таким образом, страховые услуги оказывают ниже себестоимости, — продолжает Плотников. — Другая проблема возникает при проведении конкурсов государственными учреждениями. Когда в условиях конкурса заявлены минимальные расходы на ведение дела, порой доходит до абсурда: побеждает тот участник, у которого расходы на ведение дела составляют 0%. Выходит, страховщик соглашается работать бесплатно. Организаторам конкурсов, да и просто страхователям должно быть понятно: если эти расходы ничтожны, то страховщик просто не возместит в полной мере ущерб. Тем более что при получении лицензии страховщику утверждают норматив расходов на ведение дела и страховые тарифы. Поэтому в реальной жизни скидки по добровольным видам страхования могут быть лишь 5–10%, ну максимум 20% — но ни в коем случае не в разы! Страхователям это надо знать: не гоняйся за дешевым страховым полисом, если хочешь получить реальное возмещение ущерба. Это простой экономический закон: если цены на услуги, товары, запчасти везде растут, то цена на страховые услуги не может быть снижена в разы».

Провал года

«Бартер не пригодился»

Провалом года, по мнению участников рынка, опрошенных «КС», стал проект Германа Стерлигова — система антикризисных расчетно-товарных центров. Созданная в декабре 2008-го, она по сути так и не заработала. На пике своего развития зимой–весной 2009 года сеть АРТЦ включала 32 партнера из разных регионов России, а также четыре представительства, открытых в Афганистане, Казахстане, Гонконге и Великобритании. Потом разгорелся скандал, и региональные партнеры Стерлигова, в том числе из Сибири, стали обвинять головной офис в недобросовестном ведении бизнеса. Тогда же в округе начали создаваться локальные бартерные структуры, подобные РТЦ, но и они не получили большого развития.

По оценкам экспертов ФИНАМ, создание системы бартерного обмена на площадке АРТЦ имело шансы заинтересовать бизнес в условиях разбалансированности кредитно-денежной системы, высокой стоимости заемных средств и дефицита ликвидности, которые наблюдались в IV квартале 2008 года на фоне кризиса. Однако предложенная господином Стерлиговым схема работы изначально была достаточно сложна в реализации, т. к. предусматривала существенное количество посредников (не менее пяти), а эффективность проекта во многом зависела от привлечения «офшорных» денег. Также по сути создание центра изначально носило краткосрочный характер, ориентируясь на «смутное время», пока государство активно стимулирует кредитно-денежный сегмент и финансовую систему. Создатели АРТЦ сами формулировали свои задачи так: «Наша работа не панацея от кризиса. Это лишь облегчение ситуации по товарообмену на самый трудный период кризиса». «Мы полагаем, что система бартерного обмена не нашла продолжения как в связи с негативным информационным фоном вокруг АРТЦ, так и, в большей степени, в связи с оживлением кредитных рынков и постепенным восстановлением экономической конъюнктуры в целом», — отмечает Кабаков.
А по мнению Сергея Дьячкова, система АРТЦ изначально была слабым проектом. Он полагает, что бартер в 90-х годах прошлого века процветал по двум причинам: недостаток «живых» денег и разрушенные производственные цепочки на постсоветском пространстве. «В наше время каждый корпоративный потребитель знает в лицо своих многолетних поставщиков. Сама жизнь заставляет участников таких производственных цепочек терпеть друг друга и искать способы продуктивного товарно-денежного обмена безо всяких Стерлиговых. Более того, кризис буквально выдавливает из бизнеса посредников любого рода. Посмотрите, например, как уходят посредники с рынка строительных материалов, как предприятия строительного комплекса учатся работать в бартер, в долг — но напрямую, без чужих загребущих рук, — констатирует собеседник «КС». — Теперь касательно денег. Должен отметить, что Центробанк, федеральное правительство и региональные власти не допустили бартеризации экономики страны в целом. Недостаток ликвидности в большинстве отраслей российской экономики уже преодолен или близок к преодолению. Лучший способ бартера — это поменять товар на деньги; кроме разве что части строительного комплекса, ныне популярен именно такой «бартер». Так что господин Стерлигов недооценил масштабов стабфонда и инициативности государственной власти».

Фарс года

«Любовь к риску»

Тенденцией года можно назвать резко возросший интерес регионов к венчурным фондам. Только в Новосибирской области в течение 2009 года обсуждался вопрос о создании как минимум трех таких ЗПИФов, где одним из участников являлась администрация. Один венчурный фонд под управлением УК «Ай-Мэн-Кэпитал» начал создаваться летом — правда, до сих пор регион так и не объявил, какие проекты будут финансироваться из этого фонда. В ноябре появилась информация о намерении области создать фонд прямых инвестиций, а в декабре о принятии принципиального решения создать венчурный фонд «Наносибирь» объявил глава РОСНАНО Анатолий Чубайс. В администрации тогда отмечали, что с инициативой о формировании фонда выступил предприниматель из Новосибирской области. Планы по созданию венчурного фонда совместно с РОСНАНО озвучивала администрация Томской области. Интерес к этому фонду также проявили представители британской компании Isis Enterprise. В начале 2009-го соглашение о создании венчурного фонда подписали администрация Кемеровской области, ОАО «Кузбасский технопарк» и ОАО «ГК «Российская венчурная компания» (РВК).

«По нашим оценкам, говорить о существенном всплеске интереса инвесторов к венчурным фондам нельзя. Тем не менее их доля в общем объеме инвестиций несколько возросла. Это объясняется, с одной стороны, использованием венчурных фондов в качестве защитных долгосрочных инвестиций, а с другой — потенциально высокой доходностью венчурных фондов, инвестирующих в перспективные проекты, — комментирует ситуацию Ярослав Кабаков. — Учитывая, что потенциально венчурные фонды могут использоваться инвесторами как инструмент защиты от глобальной инфляции, мы ожидаем стабильного интереса инвесторов к ним в следующем году. Однако региональные венчурные фонды — это часть государственной программы по созданию фондов венчурного финансирования. Речь идет не о росте интереса регионов к этой форме инвестирования, особенно в условиях, когда деньги нужны на другие проекты, а о выполнении установок федерального центра».

Ощутимых результатов деятельности фондов, которые создаются в добровольно-принудительном порядке, пока нет. Представители администраций, с которыми «КС» разговаривал на эту тему, обычно объясняют ситуацию следующим образом: «Главная проблема — недостаток в регионах проектов, претендующих на средства венчурных фондов, а также их непроработанность».



Comments are closed.

Так же в номере