Главная » Экономика » Сергей Гаврилов: «Мы должны были заложить в общественном сознании зерна перехода к занятию своим бизнесом»

Сергей Гаврилов: «Мы должны были заложить в общественном сознании зерна перехода к занятию своим бизнесом»

В октябре Новосибирское УФАС отмечает свой юбилей — управлению исполняется 20 лет. Накануне круглой даты руководитель Новосибирского УФАС России СЕРГЕЙ ГАВРИЛОВ в интервью «КС» рассказал о становлении ведомства в регионе, планируемых изменениях в антимонопольном законодательстве и о том, как управление выявляет монополистов на рынке.

— Сергей Григорьевич, ваша служба скоро отмечает 20-летие деятельности в Новосибирске. Расскажите о становлении ведомства в регионе, как все начиналось?

— Наша деятельность началась в 90-е годы. Тогда страна переходила на новые экономические рельсы, речь шла об изменении курса экономики. Пришлось заниматься демонополизацией экономики, и, безусловно, необходим был какой-то государственный орган, который бы взял на себя эту функцию. Поэтому в 1990 году, а конкретнее 14 июля, в стране был создан Государственный комитет по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур. Далее в течение 1991 года по стране было открыто 12 территориальных управлений, в том числе Новосибирское. Сначала ведомство называлось Государственный антимонопольный комитет, потом — Комитет по антимонопольной политике, затем было Министерство по антимонопольной политике, и только после 2004 года, когда был принят ряд законов и проведена административная реформа, появилось название, действующее и на сегодняшний день, — Федеральная антимонопольная служба.

В 1991 году был принят закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», призванный формировать конкурентные отношения между участниками рынка, он должен был защитить предпринимательство в стране. Необходимо было заложить в общественном сознании зерна перехода от психологии социалистического ведения хозяйства к занятию своим бизнесом, основная задача которого — извлечение максимальной прибыли.

17 октября 1991 года было создано Новосибирское территориальное управление, в котором изначально работали 12 специалистов, потом штат укомплектовали до 27 человек, позже были созданы отделения в Искитиме, Карасуке. В конечном итоге численность сотрудников управления колебалась от 30 до 40 человек. Сегодня в управлении работают 50 человек. Сегодня антимонопольные органы осуществляют контроль за соблюдением нескольких федеральных законов, основные — это «О защите конкуренции», «О рекламе», «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ и оказании услуг для государственных и муниципальных нужд».

— Как вы пришли в антимонопольное ведомство?

— Мой приход на госслужбу произошел в один из переходных для ведомства моментов, в 1999–2000 годы, когда шло формирование вертикали власти, становление института представителя президента РФ в федеральном округе. В то время в Министерстве по антимонопольной политике была создана должность заместителя руководителя территориального подразделения, который и должен был заниматься координацией деятельности и взаимодействием с аппаратом полномочного представителя президента в округе. Нашему представительству, безусловно, было необходимо такое взаимодействие, поэтому решили создать дополнительную структуру. Меня в свое время пригласил сюда третий по счету руководитель Новосибирского антимонопольного управления Виктор Петрович Зырянов. До этого времени я был заместителем генерального директора на Новосибирском стрелочном заводе, где у меня был опыт сотрудничества с силовыми структурами, госорганами. В общем, мне предложили занять новую должность, я прошел определенную процедуру согласования в министерстве и параллельно учился в Сибирской академии государственной службы. Мне было ясно, что в то время моего технического высшего образования недостаточно, необходимо знание финансов, экономики для ведения дел на производстве, и я получил второе высшее образование по специальности «финансы и кредит». Я пришел в Новосибирское управление антимонопольной службы на должность заместителя руководителя, и вот уже семь лет я возглавляю Управление Федеральной антимонопольной службы по Новосибирской области, одновременно являясь членом Коллегии ФАС России, а также председателем Совета руководителей округа, куда входят 12 управлений ФАС.

— Вы не жалели, что перешли из реального сектора экономики на госслужбу? Чем вам интересна работа на нынешней должности?

— Конечно, 23 года хозяйственной деятельности на госпредприятии с четким регламентом и управлением «сверху» не прошли даром, там были немного другие требования. Главное в моей деятельности было направить коллектив на выполнение тех задач, которые перед тобой уже поставили. А вот начало 90-х — это время, когда предприятия были уже практически самостоятельны, нужно было самим заключать хозяйственные договоры, решать вопрос с поставщиками, самим определять стратегию развития.

Когда поступило предложение перейти в эту службу, я понял, что нужно все-таки что-то менять в жизни и попробовать себя в другом амплуа. На сегодняшний день антимонопольная служба — это уникальная федеральная структура. Мы — представители правительства РФ в регионе, и в наши полномочия входит то, чего нет ни в одной другой подобной структуре. Мы сами исследуем ситуацию на рынке, анализируем признаки нарушения, квалифицируем нарушения, проводим заседания комиссий и выносим определение о виновности, сами применяем меру ответственности, сопровождаем дело в суде и являемся единственной федеральной структурой, наделенной полномочиями в возбуждении дел в отношении коллег — представителей других федеральных структур и органов власти. Работа очень интересная, и однообразия в ней нет. Приобретенный ранее опыт деятельности плюс понимание экономики, финансов и юридической стороны дела помогают всесторонне рассматривать дела о нарушении антимонопольного законодательства. Могу сказать, что в управлении практически нет специалистов с одним высшим образованием, как правило, сотрудники имеют и экономическое, и юридическое образование. Сегодня средний возраст специалистов — 35 лет. А средний стаж работы в антимонопольных органах — более пяти лет.

— Монополизация называется одной из основных проблем российской экономики сегодня. На ваш взгляд, есть ли изменения в лучшую сторону в этом плане?

— Это один из важнейших вопросов, которым занимается наша служба. Один из отделов нашего управления — отдел товарных и финансовых рынков — занимается анализом состояния конкурентной среды на различных товарных рынках, отслеживает складывающиеся тенденции, осуществляет контроль за экономической концентрацией. Последнее время мы наблюдаем серьезную трансформацию различных рынков в регионе.

Еще один важный момент хотелось отметить — в рамках всероссийской специализации территориальных органов Федеральной антимонопольной службы Новосибирское УФАС занимается отработкой нового закона о торговле. То есть мы занимаемся его правоприменением, как бы «обкатываем» его. Таким образом, складывается правоприменительная практика по закону. Мы получаем информацию со всех территорий по применению положений закона о торговле и обобщаем эту практику. На основании наших рекомендаций в закон вносятся изменения, часть из которых уже принята. Ведь любой закон требует доработки и улучшения, это нормальная практика.

Если мы живем в рыночной экономике, нужно предполагать, что цены на товары и услуги никем не регулируются. Сам рынок должен их регулировать. В зависимости от концентрации и доли той или иной компании на рынке могут происходить нарушения антимонопольного законодательства либо нет. Сегодня нет органа, который регулировал бы цены на услуги и товары, за исключением тарифов естественных монополистов. Одним из механизмов контроля за соблюдением антимонопольного законодательства является Реестр хозяйствующих субъектов, занимающих на рынке определенного товара долю более 35% рынка. Новосибирское УФАС России ведет региональный раздел этого реестра. На сегодняшний день в реестр внесено более 88 хозяйствующих субъектов, и мы отслеживаем их поведение на рынке. Закон говорит о том, что доминирующей считается компания с долей более 50% рынка. В последнее время таких предприятий стало меньше. Компаний, которые могут практически единолично влиять на ситуацию в секторе экономики, очень мало. В качестве примера — оптовая поставка нефтепродуктов, здесь доминируют вертикально интегрированные структуры, но на розничном рынке реализации нефтепродуктов хозяйствующих субъектов уже более 150. Нужно учитывать, что и мелкие компании могут объединяться для достижения определенных неконкурентных целей. Ранее у нас не было в законе специальной нормы, сейчас есть понятие «согласованные действия», приводящие к поддержанию цен на рынке, монополизации рынка, ограничения доступа к рынку — весь спектр нарушений, подпадающих под понятие «картельный сговор».

— Как меняется антимонопольное законодательство в этом ключе?

— Законодательство шлифуется постоянно. Сейчас в правительстве принимается третий антимонопольный пакет. Мы хотели бы убрать понятие «вертикальные соглашения», так как они не влияют на степень конкуренции. В этом пакете предлагается исключить из законодательства ряд моментов, когда необходимо уведомлять антимонопольную службу о совершенных сделках, опустив пороговые величины, предполагается исключить из КоАП норму об ответственности за вертикальные соглашения. Уже внесены изменения, ужесточающие ответственность органов власти за нарушения антимонопольного законодательства. Сегодня в законе прописано, что за ряд нарушений должностным лицам грозит дисквалификация от шести месяцев до трех лет. Ужесточается ответственность должностных лиц органов власти и хозяйствующих субъектов за принятые решения, за злоупотребления должностным положением. Основными принципами нового пакета являются ослабление контроля за действиями бизнеса и ужесточение ответственности органов власти.

— Если в сфере ритейла ситуация более или менее понятна, то что можно сказать о других отраслях — энергетике, транспорте? Какие отрасли наиболее часто привлекают внимание УФАС и вызывают наибольшую озабоченность?

— В течение последних пяти лет основные заявления граждан и юридических лиц и наши проверки выявляют нарушения в области тепло-и электроэнергетики. Это самый проблемный блок. Около 40% заявлений о признаках нарушений подтверждаются, и по ним мы возбуждаем дела о нарушении антимонопольного законодательства. Это и «СибирьЭнерго», и региональные электрические сети, больше всего нарушений связано с отказом компаний от каких-либо действий, к примеру, когда электрические или тепловые сети отказывают в технологическом присоединении, много жалоб, связанныех с транспортом. Третий по значимости — это рынок торговли, возникают вопросы и по рынку лекарственных средств.

— По каким критериям антимонопольное ведомство оценивает доли рынка различных компаний, существует ли специальная методика?

— Мы можем применить меры антимонопольного воздействия к компании, занимающей доминирующее положение на рынке, при злоупотреблении своим положением. Само желание компании занять доминирующее положение на рынке — это не нарушение. Другое дело, что, заняв такое монопольное положение, участник рынка должен играть по правилам, установленным законом, и не нарушать их. Вот когда он нарушает и мы уличаем его в злоупотреблении своим положением, тогда мы возбуждаем дело. Когда мы говорим о доле компании, то для ее определения берутся данные объемов продаж, ценовые показатели. Исследование состояния конкурентной среды на соответствующем товарном рынке осуществляется по утвержденной Минюстом методике. Сначала мы определяем географические, товарные границы рынка, после чего исследуем, сколько хозяйствующих субъектов работает на рынке, долю каждого по объемам и по продажам, запрашивая информацию из статуправления, других федеральных структур, самих хозяйствующих субъектов, узнаем у компаний, кто их прямой конкурент. Это определенная методика, с помощью которой рассчитывается коэффициент экономической концентрации. Это длительный и трудозатратный процесс. Помимо исследования конкурентной среды по выявленным нарушениям, Новосибирское УФАС России в соответствии с Планом исследования товарных рынков, сформированным ФАС России, ежегодно проводит более 15 исследований, направляя затем материалы в ФАС для формирования общей картины ситуации с конкурентной средой на товарном рынке в масштабе страны.

— При взаимодействии с государственными органами, крупными компаниями, в том числе и госмонополиями, приходится ли службе сталкиваться с попытками давления?

— Сегодня мы фиксируем, что в структуре нарушений антимонопольного законодательства порядка 50% — это нарушения со стороны органов власти. Поэтому во всех управлениях ФАС созданы отделы по контролю за действиями органов власти. Наибольшее количество выявленных нарушений допускаются органами местного самоуправления. Спектр нарушений в этой сфере очень широк. Большой процент нарушений здесь связан с тем, что органы власти передают свои полномочия компаниям, наделяя их функциями, которые должны осуществлять по закону сами органы власти. Ежегодно Новосибирским УФАС России выявляется около 100 нарушений, допущенных органами власти всех уровней. На действия государственных органов нам жалуются и крупные хозяйствующие субъекты, и индивидуальные предприниматели.

Также антимонопольная служба постоянно занимается разъяснением антимонопольного законодательства, обращая внимание на внесенные изменения, дабы должностные лица не нарушали закон по незнанию.

— Сергей Григорьевич, в завершение нашей встречи могли бы вы резюмировать, что важного было сделано вашей службой за последние годы?

— Если подвести какой-то промежуточный итог, я могу отметить много положительного и важного, сделанного в последние годы в Управлении. Нам удалось создать грамотный, настроенный на решение сложных задач коллектив. Мы решили вопрос информационного обеспечения, имеем современную техническую базу. Сейчас работаем в едином информационном и правовом поле, наладив конструктивное взаимодействие с другими федеральными органами, прокуратурой, Контрольно-счетной палатой и т. п. Это позволяет нам оперативно изучить ситуацию и принять необходимые меры по конкретным делам. Также нами была создана структура общественно-консультативных советов, через которую видна реакция общества на наши действия. Важным моментом является то, что ведомство сейчас открыто, в том числе в информационном плане, для диалога с бизнесом, властью и общественностью.



Comments are closed.

Так же в номере