Главная » Стиль жизни » «Фауст» — продолжение следует

«Фауст» — продолжение следует

Томительное ожидание последней масштабной премьеры театрального сезона разрешилось оглушительными аплодисментами. Афиши и пресс-релизы не подвели: 4 и 5 июля зрители убедились воочию, что «Фауст» Шарля Гуно в постановке Новосибирского государственного академического театра оперы и балета получился настоящим блокбастером. Театр, однако, сумел сохранить интригу — окончательную версию спектакля можно будет увидеть только после летних каникул.

В новой постановке «Фауста» все сошлось воедино: вечный сюжет, оригинальная концепция, сильная сценография и достойный исполнительский состав. «Современная интерпретация всегда интересна на базе классики, и в этом смысле сюжет «Фауста» дает массу возможностей. Классика тем и хороша, что позволяет реализовать разные смыслы. Сегодня мир многополярен, поэтому мы включаем в оперный и балетный репертуар театра самые разные постановки, стараемся развиваться в разных направлениях», — рассказал директор НГАТОиБ Борис Мездрич.

По его мнению, тому есть две основных причины. Во-первых, разноплановый репертуар расширяет творческий диапазон артистов, позволяет им интенсивно развиваться и расти профессионально. Второе основание репертуарной политики носит внешний характер и направлено на привлечение в театр нового зрителя: помимо любителей классики, обладающих значительным зрительским и жизненным опытом, театр заинтересован в расширении аудитории за счет людей, возможно, не столь искушенных, но живо интересующихся театром.

«Современные постановки более открыты по отношению к зрителю, ближе к нему. Эта тенденция сегодня заметна не только в опере, но и в драме. При этом важно понимать, что успех оригинальных трактовок возможен только при условии высокого профессионализма всей постановочной группы. Когда внутренний интерес труппы и желания публики сочетаются с высоким уровнем воплощения, результат получается интересным», — полагает Борис Мездрич.

Осуществление постановки было доверено Игорю Селину из Санкт-Петербурга, дипломанту «Золотой маски», который слывет режиссером авангардным и серьезным одновременно. Прежде чем стать автором художественного проекта и постановки «Фауста», в течение сезона режиссер поставил пару одноактных опер в совместном проекте оперного театра и Новосибирской консерватории. И сделал это вполне обаятельно, хотя до этого работал исключительно в драме.

«Сегодня одного красивого вокала уже недостаточно, и самые интересные оперные спектакли в России и за рубежом делают драматические режиссеры. Закон театра — всегда конфликт, всегда драма. Если говорить о «Фаусте», то за известной, популярной, даже шлягерной музыкой Гуно скрывается настоящая трагедия. Недаром германская публика традиционно называет эту оперу «Маргаритой» и до сих пор считает ее несколько легковесной по сравнению с философским текстом Гете», — говорит Игорь Селин.

Маргариту можно считать и главной героиней новосибирского «Фауста». Помимо воли режиссера, решившего сделать акцент на феномене настоящей любви — а любить по-настоящему в этой истории сумела только Маргарита, — этому способствовало прекрасное исполнение. Ирина Чурилова порадовала сильным, свободным и, как говорится, умным вокалом с великолепными звучанием и тонкими смысловыми и эмоциональными нюансами. Она достойно справилась со всеми трудностями партии и сложностями драматургии, начиная с первого появления и холодного невнимания к Фаусту и вплоть до финального выезда со сцены в гинекологическом кресле. Можно быть уверенным — это именно тот уровень исполнения, который способен обеспечить опере зрительское внимание и любовь.

Антагонистом Маргариты и, пожалуй, вторым главным героем стал Мефистофель в трактовке Алексея Тановицкого, одного из двух приглашенных исполнителей. Хороший голос, артистизм и выразительность придали шарму Сатане, злодейство которого показано наглядно и неприкрыто: чтобы исполнить знаменитую арию «Люди гибнут за металл», он выехал на авансцену в непристойно громадном красном лимузине, разбрасывая купюры пачками, в сопровождении чертей-акробатов рангом пониже.

При таком раскладе заглавный герой едва ли не оказался третьим лишним. Фауст в исполнении Владимира Чеберяка — игрушка в руках беспощадной дьявольской силы, послушно исполняющая преступный замысел. Бессильными оказываются и остальные положительные герои: картонно-благородный брат Маргариты Валентин, партию которого отлично спел Роман Бурденко, и жених-ботаник Зибель в исполнении приглашенного контр-тенора Владимира Магомадова, тепло принятого публикой. Нельзя не отметить Марту в исполнении Татьяны Горбуновой и Вагнера в исполнении Андрея Триллера — оба наглядно доказали, что даже в небольшой партии можно успеть блеснуть. Небольшие изменения в составе произошли 5 июля: Фауста спел Владимир Кучин, Валентина — Павел Янковский, остальные остались на своих местах.

«В отношении «Фауста» уже сложились штампы восприятия, в том числе флер романтизма, псевдоэстетики. Мне было интересно показать сюжет в конфликте с музыкальной тканью, в результате чего возникает некий новый, третий смысл. Совсем не хотелось делать сценическую иллюстрацию музыкального сочинения — сейчас другое время, другой театр», — пояснил свою авторскую позицию режиссер. К сожалению, сразу после премьеры он не смог сказать, доволен ли результатом — Игорь Селин, по его собственным словам, «работал и спектакля не видел».

Сценография спектакля в исполнении заслуженного деятеля искусств и лауреата Госпремии России, лауреата «Золотой маски» Александра Орлова, о которой много говорили еще до премьеры, оказалась увлекательной, необычной и выразительной, вполне в духе современных мировых тенденций. По воле художника действие «Фауста» оказалось погруженным в хитросплетение гигантских труб. Получилась то ли гигантская бойлерная, та ли кровеносная система, то ли сумрачный лес. Зловещие трубы то надвигаются на зрителя, пылая и пульсируя, то молчаливо чернеют, ясно одно: в таких декорациях надеяться на счастливый исход не приходится.

Задник сцены занимает черное гигантское колесо с черным же крестом, в центре которого то движется по кругу, то застывает второй крест, красный. «Это адская машина, адское колесо, поэтому оно вращается против часовой стрелки», — разъяснил Игорь Селин смысл доминирующей конструкции. Весь спектакль решен в черно-бело-красной цветовой гамме: этого достаточно, чтобы рассказать о страсти, смерти и святости, большего для трагедии и не нужно. Особенно эффектно пылает разверзшаяся в последнем действии преисподняя, в которой Фауста, однако, охватил озноб.

В соответствии с режиссерским замыслом, ведущим «Фауста» через века, художник по костюмам Ирина Чередникова, чья работа уже была отмечена дипломом «Золотой маски», поочередно выводит на сцену храмовых куртизанок в античных хитонах, рыцарей, живописную средневековую толпу, студентов и их подружек эпохи кафешантанов, церковный хор и людей в военной униформе. Времена меняются, но Фауст все так же ищет наслаждений, находя лишь страдания, а Мефистофель хохочет и потирает руки, выполняя функции режиссера этого дьявольского развлечения. Невинность в лице Маргариты поругана, ее добродетельный брат Валентин убит, робкий воздыхатель Зибель отвергнут, младенец погублен, жалости нет ни на земле, ни в небесах.

Да и небес в этом спектакле нет, и нам остается только гадать, появится ли проблеск в финале, когда Маргарита выпросит у высших сил спасение Фаусту ценой собственной жизни и души. Узнать об этом мы сможем только осенью. «Существует несколько сценических редакций оперы, мы представили на суд зрителей свою. Сегодня вы увидели «Фауста» без вставного балетного номера «Вальпургиева ночь» и без сцены в тюрьме», — пояснил Игорь Селин. Интрига нешуточная, ведь великолепная «Вальпургиева ночь» принадлежит к числу наиболее популярных фрагментов оперы.

Увидеть во всей красе хореографию Кирилла Симонова (еще один дипломант и лауреат «Золотой маски» и заслуженный деятель искусств Карелии) мы сможем лишь на открытии следующего 68-го сезона. Нам остается лишь предвкушать, как ведьмы и ведьмаки спляшут в огромных пластиковых трубах, поскольку действие шабаша отнесено не то космос, не то в XXV век. Пока же из оркестровой ямы поднялся оркестр театра в полном составе и сыграл финальную часть «Вальпургиевой ночи» так, что зрителям и без балета стало жарко. За дирижерским пультом стоял Евгений Волынский, музыкальный руководитель постановки, неоднократный дипломант «Золотой маски».

Итак, под знаком «Фауста» прошел практически весь сезон — зимой опера была представлена на суд зрителей в концертном исполнении, в середине лета мы увидели впечатляющую сценическую версию, лишенную, однако, танцевальной «Вальпургиевой ночи». Приятно отметить высокий интерес публики к премьерам НГАТОиБ — билеты на «Фауста» были раскуплены еще за пару недель до премьеры, а жаркие зрительские обсуждения всех «за» и «против» новой трактовки можно, безусловно, считать одним из признаков успеха.

Окончательный вариант «Фауста» назначен на начало следующего сезона. Впрочем, будет и совсем новая большая оперная премьера, огласить название которой руководство театра пока не готово. Ясно одно — театр решил встряхнуться, избавляясь от праха ветхой академичности, так что зрителям скучать не придется.



Comments are closed.

Так же в номере