Главная » Финансы » Взгляд в прошлое с надеждой на будущее. Особенности банковского кредитования и промышленного развития

Взгляд в прошлое с надеждой на будущее. Особенности банковского кредитования и промышленного развития

В начале нового года всегда хочется простить году ушедшему несбывшиеся ожидания и перенести их на год грядущий. То же самое происходит и в экономике — не оправдавший многих надежд 2013-й год передал эстафету 2014-му почти на том же месте и с теми же намерениями. Однако в российском банковском сообществе начались значимые изменения — от количественного и качественного состава до насущной потребности переоценки приоритетов кредитных вложений. Продолжение перемен ожидается и в 2014 году — главное, чтобы они пошли всем на благо. О том, как пережила экономика СФО 2013 год в разрезе отраслей, а также чего ожидать в 2014 году в вопросах кредитования — в материале «КС».

Большие надежды, сулившие рост отечественной экономики, возлагались на банковский сектор в части предоставления сектору реальному недорогих кредитных ресурсов. Вся весна 2013-го прошла в призывах к снижению процентных ставок, адресованных банковскому сообществу вообще и Центральному банку в частности. Так, известный банкир Олег Вьюгин на совещании у президента РФ предложил свой путь: «Можно было бы поставить задачу госбанкам ограничить свою маржу. За ними последовали бы и частные банки, потому что иначе клиенты уйдут к более выгодным кредитам». Все ждали прихода на пост председателя Центрального банка с должности помощника президента Эльвиры Набиуллиной и ее активных действий по снижению стоимости и повышению доступности кредитных ресурсов для российской промышленности. Вот уже глава Сбербанка Герман Греф озвучивает ожидания перемен: «Я думаю, что к моменту ее вступления это (снижение ставок ЦБ РФ) может произойти. Может, даже раньше».

Однако результаты деятельности Эльвиры Сахипзадовны по факту больше сказались на розничном направлении банковской деятельности, нежели на корпоративном. Ставка рефинансирования оставалась неколебимой, а банкам был указан иной путь снижения процентных ставок по кредитам — уменьшение своих издержек и рисков, заложенных в маржу. В качестве аргумента против снижения ставки рефинансирования — ключевого индикатора ЦБ — неоднократно говорилось о малых размерах заимствований коммерческими банками у ЦБ под эту ставку (4–5% от общего объема привлекаемых ресурсов.

Но, как известно, в России не все меряется «общим аршином» — именно ставка рефинансирования, пусть и не сильно влияющая на ценообразование, давно стала для коммерческих банков достоверным указателем истинного направления экономической политики государства. Даже введение с 1 сентября 2013 года нового индикатора, призванного стать основным ориентиром для финансовых рынков, — «ключевой ставки» (процентной ставки по операциям с ликвидностью на срок 1 неделя) на уровне 5,5% годовых (при ставке рефинансирования 8,25%, неизменной с 14 сентября 2012 года), пока заметно не мотивировало кредитные организации на инициативные действия явно не в достаток себе. И это несмотря на то, что ЦБ четко и ясно обозначил цели такой новации — «способствовать улучшению понимания субъектами экономики принимаемых Банком России решений».

В результате, по данным ЦБ, с января по октябрь 2013 года средневзвешенные процентные ставки по кредитам нефинансовым организациям сроком от трех месяцев до года не опускались ниже 11% от максимального уровня 12% в начале года, а более длинные кредиты — от года до трех — не были дешевле 11,7% годовых (при максимуме 12,5%). Если учесть, что «средневзвешенную ставку» во многом наполняют крупные заимствования под минимальные проценты, то даже такая стоимость кредитных ресурсов для малого и среднего бизнеса в 2013 году не была широко доступной. При этом темп прироста кредитного портфеля российских нефинансовых организаций оказался выше прошлогоднего — 13,5% с начала 2013 года против 11,9% за аналогичный период 2012 года с заметным увеличением в прошедшем месяце — ноябре 2013 года. Выглядит неплохо, однако более подробное изучение итогов года, доступное пока без итогов интригующего ноября — по видам экономической деятельности и отдельным направлениям использования средств — показывает нерадостную динамику.

Так, уменьшился общий прирост ссудной задолженности российских юридических лиц и индивидуальных предпринимателей — 1 976 084 млн рублей (–9%). Также снизились темпы роста по отдельным направлениям: добыча полезных ископаемых (–71%), обрабатывающие производства (–51%), производство и распределение электроэнергии, газа и воды (–24%). Меньше всех уменьшились темпы кредитования сельхозпроизводителей и строителей: –5,7% и –1% соответственно. Зато кредитный портфель предприятий транспорта и связи показал отрицательную динамику и снизился на 117 006 млн рублей против прироста на 148 143 млн рублей в 2012 году. И только торговля со сферой обслуживания продемонстрировали ускорение темпов банковских заимствований, сумев нарастить в 2013 году кредитную задолженность на 534 825 млн рублей, превзойдя цифры прошлого года — 476 456 млн рублей.

Сибирские реалии

Перейдем от федеральной макроэкономики к региональным сибирским финансам. Однако стоит заранее признать, что такой переход в условиях российской вертикальной глобализации обречен на погрешности, связанные с финансированием — от частичного до полного — местных предприятий их центральными столичными структурами при столичном же кредитовании последних.

В целом динамика сибирского кредитного портфеля повторила федеральные тенденции с поправками на региональные особенности. Рост кредитования торговли несколько уступил темпам заимствований предприятий сферы энергоресурсов, и эти два направления с заметным отрывом лидируют в привлечении кредитных ресурсов с наращиванием показателей более 20%. На второй позиции (почти 17%) расположились предприятия по добыче полезных ископаемых. Примерно равными темпами — около 10% в год — наращивали свою задолженность строители и предприятия обрабатывающей промышленности. Если в среднем по стране наблюдался небольшой, но рост кредитования сельского хозяйства, то в Сибири произошло падение объема кредитования сельхозпроизводителей. Транспортная отрасль Сибири в полном соответствии с федеральной отрицательной динамикой роста показала заметное снижение кредитного портфеля — ниже уровня 2012 года. Для большей объективности из процентов прироста можно вычесть инфляционную составляющую — на 1 ноября 2013-го в годовом исчислении инфляция составила 6%.

Эта картина распределения банковских инвестиций с небольшими нюансами подтверждает сложившиеся приоритеты — ресурсозависимая экономика и оптово-розничная торговля.

В Республике Алтай весьма значительно приросли объемы кредитования добычи полезных ископаемых и обрабатывающей отрасли — при том, что эти направления показывали в течение первых трех кварталов 2013 года спад объемов производства. Видимо, заемные средства только начали осваиваться, и вскоре дадут заметный экономический эффект. Зато при увеличении объемов банковского кредитования сельское хозяйство республики дало прирост на 2,5%.

Республика Бурятия показала прирост банковских заимствований в сферах строительства и обрабатывающей промышленности — и именно эти отрасли внесли наибольший вклад в динамику ВРП (валового республиканского продукта), опередив торговлю. Среди отраслей обрабатывающей промышленности Бурятии особо заметно производство транспортных средств и оборудования, в которое были вложены наибольшие банковские ресурсы — и получена отдача в виде более 40% прироста промышленного производства. Безусловный лидер этой отрасли — ОАО «Улан-Удэнский авиационный завод», значительно увеличившее производство вертолетов. По уровню индекса промышленного производства за 10 месяцев 2013 года (115,2%) республика заняла 1-е место в Сибирском федеральном округе и 4-е место в России.

Обрабатывающая промышленность, в частности, производство неметаллических минеральных продуктов, стала лидером роста (1,9 раза за январь-ноябрь 2013 года) в Республике Тыва. В этой же отрасли высокую динамику показало и банковское кредитование. Интенсивнее заимствовали лишь предприятия транспорта и связи, рост объемных показателей которых за 11 месяцев 2013 года, по данным Территориального органа статистики Тывы, составил 12,8%.

В Республике Хакасии банки очень активно финансировали добычу полезных ископаемых — и отрасль обеспечила рост финансового оборота по итогам ноября 2013 года на 9,4%. Но наилучших показателей добились строители, нарастив объемы производства более чем на четверть. Эта отрасль также активно привлекала банковское финансирование.

Предприятия Алтайского края не сильно нарастили свой кредитный портфель. Лидерами увеличения банковской задолженности стала обрабатывающая промышленность вместе с отраслями транспорта и связи, и они показали положительную динамику собственного роста. Однако хороший рост продемонстрировало и сельское хозяйство региона , сократившее заимствования и обеспечив четвертый результат в России по намолоту зерна.

Забайкальский край активно кредитовался по направлениям добычи полезных ископаемых, строительства, транспорта и связи. Если три последние отрасли пока (по итогам трех кварталов 2013 года) не показали роста производственных объемов, то на протяжении последних лет в развитии горнодобывающей отрасли отмечается устойчивая положительная динамика по большинству показателей. Эта тенденция сохранилась и в течение первых трех кварталов 2013 года. Так, добыча топливно-энергетических полезных ископаемых увеличилась на 9,0%.

В свою очередь Красноярский край показал снижение или небольшой рост банковского кредитования почти по всем направлениям, кроме сферы торговли и ремонта. При этом в добывающей отрасли отмечен хороший рост по итогам 9 месяцев 2013 года. Основное влияние на показатели добычи полезных ископаемых оказывает развитие нефтедобычи на Ванкорском месторождении (ЗАО «Ванкорнефть», дочернее предприятие «Роснефти»). Можно считать это иллюстрацией финансирования регионального производства головной структурой. Отмечается опережающая динамика в обрабатывающих производствах и энергетике по сравнению со средним по России на 3–4%. Энергетикам помог как многоводный Енисей, так и поэтапный ввод агрегатов Богучанской ГЭС.

В Иркутской области заметно наращивали свои обязательства перед банками предприятия добывающих отраслей, строители и энергетики. Наибольшего успеха в течение трех кварталов стабильно добивались предприятия по добыче полезных ископаемых, обеспечив более чем тридцатипроцентный прирост объемов.

Предприятия Кемеровской области активно привлекали банковские ресурсы в энергетическую отрасль, а также в сферы обрабатывающих производств и добычи полезных ископаемых. Однако по итогам 11 месяцев 2013 года индекс промышленного производства составил 100,1% от соответствующего периода прошлого года с максимум 103,6% в обрабатывающей сфере.

Новосибирская промышленность в 2013 году увеличивала свой кредитный портфель в направлениях энергетики, строительства и обработки. При этом, по данным Новосибстата, за 11 месяцев ввод в действие общей площади жилых домов увеличился почти на треть (32,4%), а общая динамика промышленного производства составила +2,8%.

В промышленности Омской области наращивали кредитную задолженность только предприятия обрабатывающей сферы. Эта же отрасль, как сообщает Омскстат, внесла наибольший вклад — 104,1% — в рост индекса промпроизводства области (103,1% по итогам 11 месяцев 2013 года). Особо отличились предприятия по производству электрооборудования, электронного и оптического оборудования, по которым положительная динамика индекса производства достигла 123,4%.

Приоритет банковского кредитования промышленности Томской области — производство и распределение электроэнергии, газа и воды. При этом индекс промпроизводства к декабрю 2013 года составил 96,2%, зато порадовал аналогичный сельскохозяйственный показатель, выросший до 111,6% — область получила рекордный за последние 12 лет урожай.

В сухом остатке

На текущий момент итоги ушедшего года, опережая официальную статистику, подводить пока преждевременно. Однако складывается ощущение, что сибирская промышленность как минимум продемонстрирует результаты не ниже общероссийских.

На федеральном уроне сложно утверждать, что именно существующие банковские вложения — по объемам и структуре — не дали достичь росту ВВП прогнозов начала года (3,6%) и остановили его на отметке около 1,5%. Однако можно предположить: столь желаемое многими экономистами снижение ставки рефинансирования ЦБ в середине лета могло бы оживить российскую экономику и вряд ли ухудшило бы макрофинансовые показатели 2013 года.

На этой волне вновь, как и весной (в должности главы Минэкономразвития), зазвучал голос помощника президента РФ Андрея Белоусова — приверженца снижения ставок по коммерческим кредитам. Похоже, что этот раз Белоусов намерен довести вопрос до победного конца: «Надо решать. Давайте подумаем, как их (ставки по кредитам) можно снижать, ни с кого не снимая ответственности за торможение экономики. У нас нет стагнации, потому что стагнации при наличии значительных резервов быть не может. У нас стагнация в головах», — пояснял Белоусов в интервью одному из федеральных СМИ.

Между тем ЦБ, не давая собственных прогнозов, а аккуратно ссылаясь на оценки кредитных организаций, сообщает, что «в I квартале 2014 года условия выдачи кредитов крупным корпоративным заемщикам могут несколько ужесточиться, для остальных категорий заемщиков они останутся неизменными».

К наращиванию объемов корпоративного финансирования подталкивает кредитные организации и изменяющаяся ситуация в розничном секторе кредитования. Здесь ЦБ отметился многими деяниями. Оставив в стороне масштабную программу санации коммерческих банков, обратимся к динамике розничного рынка в 2013 году и к мероприятиям регулятора по приведению его в желаемое состояние.

Желание ограничить темпы роста долгов сограждан перед банками звучало неоднократно, и с многих трибун. Вызывали опасения общие суммы закредитованности, постоянный рост просроченной задолженности, высокие и не всегда прозрачные, правильно понимаемые составляющие цены потребительского кредиты — проценты, комиссии, штрафы, пени, неустойки. Но до недавних пор ЦБ обходился мониторингом розничного рынка — видимо, собирая доказательную базу для принятия законодательных мер воздействия. Между тем к началу 2013 года сумма общего долга граждан России перед банками составила 7737,1 млрд рублей, прибавив за 2012 год 2186,2 млрд рублей. Такие завидные темпы абсолютного роста удержались и в текущем году — даже при затормаживании относительной динамики. К началу декабря 2013 года общий объем кредитов физических лиц достиг 9768 млрд рублей, с приростом за 11 месяцев в 2030,9 млрд рублей. Не отставала в развитии и постоянная «спутница» потребкредита — просрочка. Несколько снизившись в относительной величине за 2012 год (с 5,2% до 4%), она отчасти наверстала свой объем за 2013 год, добравшись до 440,1 млрд рублей (4,5% от суммы всей ссудной задолженности), дав прирост за год около 40%.

Сибиряки не менее активно, чем все россияне, пользовались благами потребительского кредитования. И также допускали нарушения своих обязательств, что поддерживало сибирскую составляющую общероссийской просрочки.

Если в 2012 году рынок банковского розничного кредитования развивался в неизменном нормативно-правовом поле, то с начала 2013-го ЦБ уверенно приступил к законодательному регулированию — сначала экономическими, а к концу года — и административными мерами. С 1 марта регулятор значительно увеличил процент резервирования потребительских необеспеченных кредитов, а через четыре месяца, с 1 июля, поднял коэффициент риска для дорогих (свыше 25%) потребкредитов, используемый при расчете норматива достаточности собственных средств (капитала) Н1. Этот показатель ЦБ постоянно отслеживает, так что превышение Н1 чревато для банка самыми серьезными последствиями.

Как же на это отреагировал рынок? Похоже, ЦБ привел достаточно убедительные аргументы, которые были услышаны коммерческими банками. Средневзвешенные процентные ставки по кредитам физических лиц сроками от 1 года до 3 лет, медленно сползавшие вниз с начала года — с 24,7% до 23,8% в мае резко ускорили снижение во второй половине года, скатившись до 20,7% (более чем на 2 пункта) к ноябрю. Аналогичное поведение показали и ставки по более длинным кредитам, опустившиеся с 19,3% в январе до 17,1% к ноябрю 2013 года. И только короткие, до 1 года кредиты никак не отреагировали на усилия регулятора — от месяца к месяцу ставки «гуляли» от 23,6% и выше, впрочем, не рискуя превышать 25,2% годовых.

Замедлился и прирост розничного кредитного портфеля, по крайней мере в относительных цифрах, составив 26,2% в 2013 году против 36,3% за соответствующий период года прошлого.

Но этими действиями наступление на розничном фронте не ограничилось — в последние дни уходящего года президент РФ подписал закон, ограничивающий полную стоимость потребкредитования — не более чем на треть выше индикатора, рассчитанного регулятором на основе среднерыночных ставок. А годовщину повышения уровня резервирования необеспеченных ссуд — 1 марта 2014 года — ЦБ планирует отметить новым повышением резервов. В итоге складывается очень доходчивая комбинация методов убеждения и принуждения.

Надо заметить, что все ужесточения, инициированные ЦБ, не относятся к большей части ипотечных кредитов — они по сути своей имеют обеспечение, а ставка по ипотеке свыше 25% пока, к счастью, может привидеться лишь в страшном сне. Сегодняшняя динамика ипотечного портфеля обещает некоторый рост темпов задолженности по итогам 2013 года.

А в 2014 году жилищное кредитование имеет все шансы ускоренного роста и увеличения своей доли в общем портфеле розничных ссуд — за счет перераспределения ресурсов благодаря воспитательным мерам Центрального банка и снижения темпов выдачи потребкредитов.

Таким образом, наступивший год обещает если не решить, то по крайней мере попытаться справиться с проблемой, оставленной своим предшественником — что, кого и по каким ставкам кредитовать. Произойдет ли переток финансов из розничного сегмента кредитования в корпоративный? Снизится ставка рефинансирования, потянув за собой ставки по корпоративным кредитам? Переориентируются кредитные организации на «ключевую ставку»? Возьмут на себя добровольно-принудительно банки с государственным участием роль экономического локомотива? Сократят коммерческие банки собственную маржу, заложенную в стоимость кредита? Любой из ответов на эти вопросы неизбежно поставит следующий, основной вопрос — произойдет ли удешевление банковских кредитных ресурсов на благо ускоренного развития отечественной экономики?

В этом контексте уместно привести результаты опроса Новосибирскстата «О деловой активности промышленных предприятий Новосибирской области», согласно которому руководители промышленных предприятий в перечне негативных факторов влияния на экономическую ситуацию в промышленном производстве ставят «недостаток финансовых средств» на третье место (43,3%) после высокого уровня налогообложения (47,3%) и недостаточного спроса на продукцию предприятия на внутреннем рынке (49,7%). Очевидно, сложившаяся ситуация с недосягаемым ВВП как минимум триедина, но значимость каждого из факторов не сильно различается. Так может, потянув хотя бы за одну ниточку, удастся распутать весь клубок проблем производственного роста, предотвратив столь часто прогнозируемую в последнее время экономическую стагнацию?



Comments are closed.

Так же в номере