Главная » Политика » Чурова — в Азкабан!

Чурова — в Азкабан!

Полтора месяца назад в интервью одной из новосибирских газет я сказал, что российские выборы — самые честные выборы в мире. Что, мол, только бедные американцы не знают до последнего часа, кого у них выберут президентом, а у нас это известно за годы вперед, и наблюдается полная прозрачность — мы ничего и ни от кого не скрываем.

Но сегодня эта шутка кажется мне уже устаревшей. За несколько дней в России случилось больше политических событий, чем за последние восемь лет, и скорость, с которой развивается сейчас политическая жизнь страны, напоминает годы перестройки. Предсказать, что произойдет через год, даже через полгода, сейчас не возьмется, наверное, никто.

Главным сюрпризом субботней акции протеста явилось не только количество людей, вышедших на митинги в разных городах страны, а то, что подавляющее большинство их составляли совершенно неангажированные какой-либо политической партией граждане, до глубины души возмущенные масштабами фальсификаций на выборах. При этом не менее половины, если не около двух третей от всех пришедших, составила молодежь. Несмотря на пятнадцатиградусный мороз с ветром в Новосибирске, явные просчеты в организации мероприятий (отсутствие «зажигающих» моментов, слабость большинства выступлений, что имело место также и в Москве), люди тем не менее стояли около двух часов, до самого конца держа замерзшими руками самодельные плакаты.

То, что недовольство «Единой Россией» и Путиным зрело с каждым днем, было ясно давно. Но что же так сдетонировало ситуацию? Что заставило выйти на улицу тех, кто еще вчера был безразличен к политике?

Взяты с поличным

Даже беглый просмотр многочисленных видеоотчетов наблюдателей, выложенных в Интернет, может дать ответ на этот вопрос. Поражают не сами нарушения, а их массовость и циничность.

Вот избирательные урны в Новокузнецке. За 15 минут до открытия избирательных участков они уже заполнены на треть! Вот Оренбург, где с поличным берут человека, под видом члена избирательной комиссии раздающего бюллетени неизвестно кому. Вот председатель участковой комиссии, которого застигли в момент сдачи абсолютно пустого протокола. В него можно вписать любые нужные цифры, а подписи всех членов комиссии и круглая синяя печать уже стоят. Вот Азов, где, при очевидно завышенной явке, бюллетеней в урнах аномально меньше того количества, которое было выдано на руки. Председатель УИК — женщина сначала пытается удалить с участка наблюдателя вместе с камерой, а затем истерически рвется в подсобку, где лежит несколько сотен бюллетеней с отметками напротив «Единой России». Ее цель — немедленно смешать их с уже подсчитанными бюллетенями и восполнить тем самым дефицит. Наблюдатели сдерживают ее, тщетно пытаясь уговорить милицию взять под охрану вещественные доказательства до приезда прокурора.

Вот Самара, где в кабинках для голосования разложены ручки с исчезающими чернилами. Вот, наконец, Москва, где силами корреспондентов «Новой Газеты» раскрыта сеть из 40 человек (жителей Подмосковья), объезжающих участки с открепительными удостоверениями. У каждого — проездной, являющийся паролем, каждому на УИКах выдают по 10 бюллетеней с отметкой за «ЕР», и они курсируют от участка к участку. Троих ловят с поличным. Двое внедрившихся в эту группу корреспондентов «Новой Газеты» дают показания. Депутат партии «Справедливая Россия» Гудков, спешно прибывший на участок, вызывает милицию и следователей. Вот другой уже совершенно сюрреалистический сюжет, где председатель, уличенный в фальсификации, видимо, понимая, что единственный способ — это ликвидировать вещдоки, хладнокровно сгребает абсолютно все бюллетени в один большой мешок и, невзирая на крики наблюдателей: «Стойте! Что вы делаете?», — попросту уходит с избирательного участка.

Но то, что пока еще возможно в переделах одного участка, уже невозможно в масштабе всей страны. Нельзя же на самом деле взвалить на спину результаты голосования по всей стране и без объяснений выйти, хлопнув дверью. Вот почему наш штатный волшебник — по необычайно удачному выражению президента Медведева — председатель Центризбиркома Чуров просит СКП немедленно заняться Интернетом и привлечь к ответственности, тех, кто разместил на youtube компрометирующие видеозаписи. По его мнению, видеосюжеты изготовлены где-то в студии по чьему-то заказу, а нити, видимо, как писали некогда в советских газетах, ведут непосредственно в ЦРУ.

Инерция кремлевского стиля

Стремление власти вернуться к старым советским пропагандистским клише демонстрирует неадекватность Кремля, утратившего за 12 лет отсутствия в стране политики и четыре года полного застоя представление о реальности. Власть оторвана от жизни и живет, «под собою не чуя страны».

Многочисленные штатные, но утратившие всякую форму кремлевские политтехнологи и советники мысленно находятся еще в 2000 году, когда было достаточно выключить НТВ и запретить несколько неугодных изданий, чтобы погрузить страну в политическую летаргию. Им невдомек, что телевизионный гипноз уже не действует так, как раньше, и что многие попросту прекратили смотреть телевизор, а Интернет — вот беда — не запретишь.

Степень разложения проявлялась буквально во всем. Никто в Кремле не в состоянии не то что предотвратить публичную перепалку Медведева с Кудриным, но даже попросить президента не устраивать фарс, не плодить политических анекдотов и не вылезать на публику с бадминтонной ракеткой.

На протяжении всего последнего года, по мере того как росли протестные настроения в обществе, было особенно заметно, как власть сама себя загоняла в угол. Между тем простое решение перейти от списочной системы к выборам по округам принесло бы «Единой России» практически гарантированную победу, не отягощенную обвинениями в масштабной фальсификации! Но изменения законодательства такого плана потребовали бы работы с кандидатами-одномандатниками, а на это в Кремле, как видно, ни у кого нет ни желания, ни сил. Даже такая незначительная уступка, как возврат графы «против всех», автоматически отнимала бы голоса у оппозиционных партий и, следовательно, резко увеличило бы удельный процент за «ЕР». Но степень самоуверенности и заносчивости кремлевских манипуляторов оказалась такова, что даже это посчитали неприемлемым.

Вместо этого стране демонстрировали коллективную эйфорию во время очередной кремлевской рокировки, которая своей беззастенчивостью произвела просто удручающее впечатление. Внезапное осознание гражданами России пренебрежения, с каким власть относится к огромной стране, и мысль о том, что эта власть сохранится чуть ли не навсегда, оттолкнули значительный процент даже тех избирателей, которые до того исправно голосовали за «Единую Россию». Большие и мелкие ошибки делались одна за другой. Публично родили нового «правого лидера» Прохорова и также публично задвинули его назад. Практически во всеуслышание выдали «техническое задание» губернаторам любой ценой собрать 65%. Ради нескольких дополнительных процентов не побоялись даже «разогреть» административным ресурсом всю Москву, а ведь именно столица, а не провинция традиционно решает судьбу страны.

«День Сурка» заканчивается цугцвангом

Свист в «Олимпийском» впервые публично нарушил табу на критику Путина и благодаря неуклюжим комментариям пресс-секретаря премьера Пескова был услышан половиной страны. Выборы поставили жирную точку в проявлениях всенародной любви к «национальному лидеру». Заявление Горбачева, что «у власти только один выход — отменить результаты голосования», придало конфликту общества и власти вес и международное звучание.

Теперь же, после выборов, растерянность, переходящая в панику, и неразбериха чувствуются все сильнее. На следующий день после выборов президент Медведев дает понять губернаторам, что в наказание за «плохие» результаты голосования их будут снимать с должностей. В среду он сам же дезавуирует это заявление. Пресс-секретарь премьер-министра делает крайне неудачное заявление о том, что Путин-де никогда не был связан с «Единой Россией». Сурков советует «прекратить всякий визг» по поводу фальсификации результатов. Накануне митинга против фальсификаций выборов 10 декабря, опасаясь, что значительное количество школьников старших классов выйдут на митинг, власти Москвы меняют школьное расписание и усаживают школьников за контрольную работу по русскому языку.

Среди кремлевских аналитиков и политтехнологов сегодня не осталось практически никого, кто имел бы за плечами опыт реальной политической борьбы времен перестройки и 90-х годов. Мне кажется, что это одна из причин растущей паники во властных коридорах. Эти люди не умеют работать в условиях, когда результат заранее не предрешен. Они боятся неуправляемой народной стихии. Поэтому делают грубые ошибки и так ощутимо недооценивают всю сложность политической обстановки.

В частности, они явно переоценивают запас прочности в рейтингах Путина. Российское общество обладает способностью очень быстро менять свои предпочтения, и получив начальный толчок, рейтинги имеют свойство обваливаться лавинообразно. Нелишним, думаю, будет напомнить, что авторитет Горбачева был утрачен им за три года, а Ельцин растерял свою невероятную популярность менее чем за год.

Политика понравилась молодежи

Но самое главное — Кремль абсолютно не принимает во внимание ни разбуженную творческую активность молодежи, ни ее стремление и способность к самоорганизации.

Позволю себе личное отступление. Я отлично помню то ощущение восторга, с которым восемнадцатилетним студентом участвовал в демократическом движении периода перестройки. Это было вдохновляющее и прекрасное чувство того, что ты живешь в едином ритме со всей страной, которое сложно передать словами. На память приходит, как утром я участвовал в Студенческом форуме, днем встречался с депутатами МДГ Сахаровым, Рыжовым и Старовойтовой, а в следующие сутки впервые из провинциальных корреспондентов брал интервью у Генерального секретаря ЦК Горбачева, а затем вел многотысячную колонну на Манежную площадь. А еще через несколько дней организовывал в родном городе невиданную по меркам Новосибирска пятнадцатитысячную демонстрацию в поддержку «Демократической России».

Думаю, не ошибусь, если скажу, что нечто подобное сейчас переживает значительное количество российских молодых людей. И не только те, кто вышел на площадь. Четырнадцатилетние одноклассники моей дочери, которые отродясь не интересовались политикой, за последние дни пересмотрели весь Интернет. Они переписываются между собой, сообщают друг другу, где и что нужно посмотреть. Весь Интернет заполнен перепиской молодых людей на тему выборов. Молодость не терпит фальши и застоя.

Да, следует признать, что общий настрой на митингах был не агрессивный. Слава богу, демонстранты не отправились захватывать ЦИК, не прорывались к Кремлю, не нарушали общественный порядок, не было столкновений с милицией. Но общий тон — и это, наверное, самое страшное для власти — был предельно насмешливым по отношению к ней. Так обычно разговаривают с законченными и безнадежными лжецами, от которых устали и ни единому слову которых не верят.

Особо хочется отметить творческий подход молодежи к участию в митингах. Было множество самодельных транспарантов, в Новосибирске студенты пришли с деревянными ракетками для бадминтона, особенно комичными на фоне снега и 15-градусного мороза. Предметом их насмешки, очевидно, был недавний телесюжет, где Путин и Медведев играли в бадминтон. В Москве наиболее точно отразил дух публичных акций поистине кавээновский лозунг «Чурова — в Азкабан!». Сегодня я готов утверждать одно — всем, кто присутствовал, понравилось стоять на митингах. И они придут снова и приведут друзей. Политика опять становится популярной, и на следующих выборах тысячи молодых людей, ощущая свою правоту, отправятся на участки и захватят с собой айфоны, чтобы «запалить» тех, кто «рисует» голоса. Не за горами время, когда появятся новые политические лидеры, кристаллизируются новые партии.

Скованные одной цепью

Я не сторонник Путина. Я никогда не голосовал ни за него, ни за партию «Единая Россия», не скрывал своей точки зрения и призывал других действовать так же. Однако меня не может не беспокоить, что будет после его ухода. Риск того, что в условиях разрушенных политических традиций, краха авторитарного российского режима, всеобщей безответственности и некомпетентности на поверхности окажутся лидеры-демагоги, которые окончательно или по крайней мере на много лет вперед скомпрометируют демократию, очень велик. Мне не нравится путинский режим, но я тем более не хочу, чтобы о нем жалели в ближайшем будущем. Вот почему я бы предпочел, чтобы потеря власти Путиным и Ко происходила бы не так стремительно. К сожалению, эта власть сделала все, чтобы мы были с ней «скованы одной цепью» еще некоторое время.

Однако неадекватность власти оставляет мало надежд на плавный переход от авторитаризма к демократии. Сейчас они примутся убеждать, в первую очередь самих себя в том, что не все так плохо, что надо только некоторое время переждать, и все уляжется само собой. Будут говорить, что всему причиной — раздраженные города, что нужно только создать новую «протестную» партию, с ролью которой, очевидно, не справляется партия Миронова, и ситуация «устаканится» (как любят выражаться в России). Утешая себя и власть тем, что деревня проголосовала за «Единую Россию», они просто не в состоянии понять, что эта относительная лояльность сельчан продержится не более чем несколько месяцев — ровно настолько консервативная деревня, получающая информацию с запозданием, отстает от городов. Деревня проснется аккурат к президентским выборам.

Наверное, будет дано обещание разобраться за «отдельные перегибы на местах», поманят ручную оппозицию местами в коалиционном правительстве, а затем постараются дискредитировать участников переговорного процесса. Да и оппозиция-то, впрочем, вполне карманная, под стать власти. Зюганов поторопился сразу после выборов сообщить, что удовлетворен результатом, а «Справедливая Россия» вместо того, чтобы выдвинуть Оксану Дмитриеву или хотя бы Геннадия Гудкова и рассчитывать с ними на уверенную победу, сделала своим кандидатом в президенты Миронова, который для Путина не опаснее выхухоли. В общем, поняв, что пятьдесят тысяч невозможно посадить на пятнадцать суток, власть постарается отсидеться за кремлевской стеной, делая вид, что все нормально. Возможно, даже попробует через телевидение вбить клин между молодежью и оппозицией, похвалить первую за сознательность, а вторую обвинить в экстремизме.

Вероятно, будет взят курс на победу Путина в первом туре президентских выборов, не понимая, что после выборов 4 декабря степень неприязни к Путину уже такова, что он находится в состоянии политического цугцванга, когда практически любой ход с его стороны ухудшает ситуацию в целом или по крайней мере выглядит как ошибочный. Без повторных массовых фальсификаций его победа в первом туре практически невозможна, а во втором еще возможна, но уже сомнительна. Последуют ли выводы или будут продолжаться попытки закручивать гайки, тем самым только раскачивая общество и ведя страну к непредсказуемым последствиям?

Что делать?

Между тем еще остается шанс спасти свое лицо, взять на себя политическую инициативу и сделать шаг в сторону политической стабильности. Для этого, конечно, будет недостаточно отправить Чурова и Суркова в отставку или заявить, что Владимир Путин никогда не был связан с «Единой Россией».

Необходимо признать нарушения, заключить с партиями, прошедшими в Государственную думу, своеобразный «пакт о взаимном ненападении», о моратории на силовые действия со стороны власти взамен на умеренные требования со стороны партий, дать им места в правительстве, в том числе и ключевые, но самое главное, пока еще не поздно, провести конституционную реформу.

В чем она должна заключаться? Прежде всего в решительном и полном отказе от пропорциональной системы выборов, плодящей безответственность и коррупцию в рядах практически всех без исключения сегодняшних партий, в отказе от этих безликих кандидатских списков с продающимися местами и отсутствием всякой связи со своими избирателями. В краткосрочной перспективе от этого выиграет в первую очередь «партия власти», но в долгосрочной — вся страна. Будут, правда, достигнуты и немедленные результаты — например, будет воздвигнут практически непреодолимый барьер для крайних элементов, способных по списочной системе собрать более 7% голосов, но не способных пройти в отдельно взятом округе. Можно будет навсегда забыть о партии ЛДПР, в которой, возможно, кроме Жириновского, имеют шансы пройти в парламент лишь один-два человека. Взамен появятся новые лица, способные обновить нынешнюю так называемую политическую элиту.

Далее необходимо провести срочные выборы Совета Федерации взамен большого числа политических нахлебников, никому не известных марионеток, заполнивших всю верхнюю палату с целью лоббизма и создания благообразной политической декорации. Необходимо восстановить выборность губернаторов и мэров, вернув населению субъектов Федерации коварно отнятое в трагические дни Беслана право выбирать региональную и местную власть. Наконец, нужно пересмотреть избирательное законодательство и изъять из выборных законов все препятствующие нормальной обновляемой политической жизни нормы — такие как издевательский пункт о недопустимости критики оппонентов. Это лишь основные пункты оздоровления политической жизни, но они настолько серьезны, что, по-видимому, возможно только пошаговое их осуществление.

Способен ли Путин на то, чтобы сохранить таким образом лицо и найти достойный выход из этого кризиса, подняться выше интересов собственного окружения и путем политических уступок обеспечить себе безопасность через несколько лет? Увы, очень сомнительно! Путин «своих не сдает» и, как всегда, психологически склоняется к силовому варианту. Вероятнее всего, если когда-либо до него дойдут подобные предложения, они будут восприняты им не как единственный пристойный выход, а как предложение сдаться без боя. В этом заключается близорукость Кремля. На наших глазах совершается серьезнейшая, а возможно и фатальная политическая ошибка.

Передать эстафету

Тем не менее задача интеллигенции, принимавшей участие в перестройке, — указывать эту спасительную тропинку как для власти, так и для общества, пытаться любой ценой предотвратить приход к власти крайних элементов, случайных людей и демагогов. Последствия для России такого сценария могут быть катастрофичны. С этой точки зрения еще несколько лет правления Путина — не слишком высокая цена за более стабильную и справедливую политическую систему в России. Это время уйдет на выдвижение новых политических лидеров, на приобретение ими опыта и самоорганизации, образование новых политических сил.

Но что делать, если власть не услышит, если она и дальше будет упорствовать, загоняя страну в тупик? Что ж, тогда эта программа действий послужит политическим ориентиром для тех, кто не хочет жить по правилам «Единой России» и кому сегодня 18–20 лет. Долг всех нынешних ответственных политических лидеров — используя собственный опыт, постараться передать политическую эстафету следующему поколению, так же как это сделали в свое время 20 лет назад лидеры радикального крыла «Демократической России» Юрий Афанасьев, Леонид Баткин и Марина Салье.



Comments are closed.

Так же в номере