Главная » Стиль жизни » Оперная политика

Оперная политика

Оперная политика

В конфликте вокруг постановки «Тангейзер» ситуация со сменой руководства новосибирского оперного театра вышла на первый план. 5 апреля в Новосибирске состоялся митинг, участники которого поддержали идею отставки министра культуры РФ Владимира Мединского и нового директора НГАТОиБ Владимира Кехмана. Последний в свою очередь публично сделал несколько ярких заявлений, в частности, о целесообразности отставки Анны Терешковой, упразднении действующего попечительского совета, переименовании театра и необходимости увеличения средней зарплаты сотрудников. Экс-директор НГАТОиБ Борис Мездрич спустя два дня на собственной пресс-конференции назвал некоторые заявления Кехмана «враньем». Новосибирские политики и представители бизнеса не остались в стороне от скандальных событий, связанных с оперным театром. Об их позиции — в материале «КС».

Хронология событий

Напомним, что 5 апреля на площадке перед оперным театром состоялся митинг за свободу творчества, в котором участвовало порядка 2,5 тыс. человек. В конце мероприятия была зачитана резолюция, и собравшиеся бурно поддержали пункты с требованием отставки Владимира Кехмана, Владимира Мединского, а также возвращения Бориса Мездрича на пост директора НГАТОиБ.

На следующий день Владимир Кехман в ходе пресс-конференции сделал ряд резонансных заявлений. В частности, он посоветовал уйти в отставку начальнику городского департамента культуры, спорта и молодежной политики Анне Терешковой из-за разницы во взглядах с мэром Анатолием Локтем. Помимо этого, Кехман заявил, что без аванса федерального минкульта сотрудникам вообще нечем было бы платить зарплату в апреле, средний показатель которой и так находится на уровне 20 тысяч рублей. Новый директор оперного также отметил, что не собирается считаться с мнением горожан при переименовании НГАТОиБ в Большой театр Сибири: «Я не знаю, что такое советоваться с Новосибирском. У меня есть руководитель. Зовут его Мединский Владимир Ростиславович. Все свои действия я согласовываю только с этим человеком».

Оперный театр остался без музыкального руководителя, поисками которого новый директор активно занимается. Изначально речь шла о том, что одна из причин, по которой «Тангейзер» был снят с репертуара, — у Айнарса Рубикиса закончился контракт, и с ним не рассчитались за два последних спектакля, однако дирижер заявил в обращении, что финансовых претензий к театру не имеет. «Если бы Айнарс был чуть умнее и взрослее, он бы никуда не уходил и остался в театре», — посетовал Кехман.

Владимир Кехман, общаясь с журналистами, делал упор на то, что состояние материально-технической базы театра требует срочного вмешательства. 8 апреля стало известно, что в конце мая оперный закрывается на реконструкцию, на которую будет потрачено 150 млн рублей. Деньги выделены будущим «генеральным партнером театра», имя которого не раскрывается.

В этот же день, 6 апреля, Центральный районный суд Новосибирска удовлетворил ходатайство прокуратуры об отзыве протеста на решение мирового суда в отношении режиссера «Тангейзера» Тимофея Кулябина (тремя днями ранее — в отношении директора НГАТОиБ Бориса Мездрича), которые обвинялись в публичном осквернении предмета религиозного почитания.

«Самопрезентация» Владимира Кехмана не осталась без ответа: спустя два дня Борис Мездрич выступил на пресс-конференции, где опроверг заявления нового гендиректора. Информацию о том, что без аванса минкульта сотрудникам нечем было бы платить зарплату, и данные о средней заработной плате Мездрич прокомментировал так: «Это, если говорить мягко, некорректно, а по-человечески — вранье». Также экс-директор высказал опасения, что с художественной точки зрения оперный от назначения нового директора не выиграет: «Я думаю, что такая неадекватная манера общения нового руководителя не приведет к какому-то художественному результату. Строительно-монтажные дела, косметический ремонт — это вопрос денег. Будут деньги, будет и «косметика». Я боюсь, что функционально театр сдвинется в сторону культурного центра, а не профессионального театра».

Тем временем, как сообщал «Коммерсант» со ссылкой на источники в следственном департаменте МВД России, помимо обвинения, предъявленного Владимиру Кехману по статье о мошенничестве в особо крупном размере, может быть инкриминирована легализация денежных средств, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, иными словами, отмывание денег. В рамках расследования были удовлетворены ходатайства следствия об арестах бизнес-центра, старинного особняка, восьми квартир, расположенных в домах, являющихся объектами культурного наследия. Недвижимость, считает следствие, была оформлена на аффилированных с Владимиром Кехманом и зарегистрированных в офшорах юридических лиц. Сам Владимир Кехман подчеркивал, комментируя «Известиям» информацию о проведении обысков в «его компаниях», что ни к каким компаниям отношения не имеет и признан банкротом.

Напомним, что по версии следствия, ЗАО «Группа Джей Эф Си», генеральным директором которой до сих пор значится Владимир Кехман, заняло у банков около 18 млрд рублей на закупку фруктов, но не вернуло их. В 2012 году компания подала на банкротство. Сумма ущерба Сбербанка, Райффайзенбанка и Банка «Уралсиб» составляет порядка 8 млрд рублей.

Театр и политика

Новосибирские политики не остались в стороне от скандальных событий, связанных с оперным театром.

25 марта на заседании фракции «Единой России» в Законодательном собрании Новосибирской области депутаты обсудили идею обратиться в Министерство культуры РФ с требованием уволить директора НГАТОиБ Бориса Мездрича. До обращения дело не дошло: Минкульт опередил желания депутатов-«единороссов» и, вмешавшись в спор сибиряков между собой, прислал в город нового руководителя театра.

«Континент Сибирь» предложил поделиться впечатлениями от кадрового решения как инициаторам вынесения конфликта на суд Мединского, так и лидерам других политических партий. Читайте их по ссылке.

Мнения членов попечительского совета НГАТОиБ читайте по ссылке.



Comments are closed.

Так же в номере