Главная » ИТ » Кто мы есть и как нам защититься?

Кто мы есть и как нам защититься?

Кто мы есть и как нам защититься?

В Конгресс-отеле «Новосибирск» прошла девятая конференция Клуба IT-директоров нашего города. Ее участники могли пообщаться между собой, а также обсудить наболевшие вопросы. Среди них — обеспечение безопасности ИТ-инфраструктуры, а также вопросы адекватной оценки роли ИТ-директора в современных организациях.

В этом году конференция прошла в два этапа — презентации и круглый стол. Первая заняла почти целый день и прошла достаточно спокойно, зато второй оказался очень насыщенным — поднятые на нем вопросы касались всех: и гостей конференции, и организаторов. Заданных программой 80 минут не хватило и обсуждение, плавно переместившееся в неформальную обстановку, шло еще довольно долго.

Итак, какие же темы стали главными для ИТ-директоров в этом году.

Чем хороша Englishversionи что такое «облака»

Первым свою презентацию представил директор по работе с финансовыми организациями Check Point Russia Алексей Мездриков. Назвав вслед за президентом компании Амноном Бар-Левом 2013 год «Годом хактивизма», он в каком-то смысле задал общую тему большинства других презентаций: опасностей все больше, и нужно искать новые методы борьбы с ними. И действительно, из восьми тем одна была посвящена виртуализации, одна — технологии 3D-печати, остальные шесть — безопасности. Причем самой разной. Защите от хакеров, вирусов, сбоев электропитания, повреждения носителей информации, недобросовестных сотрудников, сидящих вместо работы в соцсетях.

Почти все выступавшие задавали вопрос «Кто пользуется нашей продукцией?», бравировали ведущими местами в рейтингах (IDC, Gartner) и не говорили о ценах. Хотя большинство вопросов из зала были как раз на эту тему: от «О, то, что мне надо, сколько стоит?» до «Все хорошо, а теперь поговорим о неприятном». Но вопрос цены избегался скорее потому, что он, как отметил директор «Системы Информационной Безопасности» Андрей Помешкин, очень индивидуальный. Чаще всего ответы были в стиле: «Вот что есть у нас, стоит примерно столько-то, выбирайте сами». Дольше всего на тему условий и цен лицензии говорил региональный представитель SymantecВладимир Грибов. Он объяснял, как меняются цены в зависимости от числа машин и учетных записей, клиентского стажа и наличия продукции конкурентов — в последнем случае они, кстати, снижаются.

Еще гостей конференции интересовало, как все эти меры безопасности — в первую очередь программные — повлияют на производительность, в частности, при дистанционной работе. Некоторые отвечали: да, тормозить, возможно, будет, но тут приходится выбирать: или это, или риск поймать вирус или потерять данные. Но другие считают иначе: если система с новым устройством или программой начинает тормозить, может, дело как раз в самой системе?

Ведущий технический специалист компании EMCКирилл Костицын приводит пример, как можно «запороть» оптимизацию работы — всего-навсего поставить русскую версию серверной ОС. «Там непонятно зачем переведены на русский язык и названия служб, и драйверы, и счетчики производительности, — говорит он. — При этом обращение к ним идет не по индексу, а по имени, которое, кстати, меняется в разных «сервис-паках» — их каждый раз переводят заново, по-новому… То есть собрать статистику, какой процесс тормозит работу, еще можно, а исправить это уже нельзя — обработчики настроены на английскую версию. Хотите видеть русский язык — лучше купите оригинальную WindowsServer и установите на нее MUI, который переведет кнопки и файлы помощи и больше ничего не тронет».

Вопросы безопасности тесно перекликались с одной из двух оставшихся тем — виртуализацией и переходом в «облака»: каждый хоть раз да упомянул об этом либо в своем выступлении, либо во время презентации консультанта по решениям VMware Александра Старостина. Инженер «Лаборатории Касперского» Евгений Лужнов высказался на тему того, что само определение «облачных технологий» в наше время достаточно размыто: «Слово сейчас модное, и в него зачастую вкладывают все, что угодно». А Александр Коновалов, представлявший компанию Varonis, сказал, что «цель — удобство «облачной» работы без самого «облака».

CIO: Chief Information Officer или

Темой круглого стола стало «Роль CIO в жизнедеятельности организации. Отношение традиционных топ-менеджеров к CIO». По замыслу его ведущего и заодно председателя Новосибирского Клуба IT-директоров Сергея Голубицкого, одну из сторон должны были представлять ИТ-шники, а вторую — все прочие руководители: генеральные, финансовые, коммерческие и прочие директора. Но так получилось, что ИТ-шниками оказались едва ли не все гости конференции, поэтому «на той стороне» оказались они же, но занимающие официально другие должности.

Поначалу они отвечали на вопросы достаточно единодушно как между собой, так и со зрителями. «Для чего вообще проводить какие-то грани между ИТ-шниками и всеми остальными?» — спросил Артем Головченко, CIO группы компаний ЭЛСИ и один из участников круглого стола. Зато потом, когда ведущий напомнил, что CIO часто расшифровывают, как «career is over» («конец карьере»), дискуссия заметно оживилась.

Конечно, от образа вчерашнего сисадмина, едва успевшего сменить потертые джинсы на деловой костюм, уйти уже удалось, но, по словам Антона Дурнецова, второго ведущего конференции и в прошлом ИТ-директора, «политический вес» этой должности по-прежнему уступает таковому, например, финансового директора. Разумеется, это не касается тех фирм, где ИТ — основное направление, но изжить «стереотип сисадмина» до конца удалось пока не везде. То же и с карьерным ростом: в компании, не связанной с ИТ, из всех прочих топ-менеджеров CIO станет едва ли не последним кандидатом на повышение.

Тем не менее, по словам Сергея Голубицкого, мало кто в наше время обладает столь широким кругозором, как CIO. Именно этот человек тем или иным способом взаимодействует со всеми подразделениями компании, вся рабочая информация проходит через него. Проработав на этой должности некоторое время, он может рассчитывать на повышение «по горизонтали», перейдя, например, на должность директора по финансам.

Что касается того стереотипа, что ИТ-шников не ценят потому, что не видят их работу, Сергей Голубицкий высказался так: «Чем лучше работает ИТ-шник, тем он работает меньше. Хороший CIO не бегает целыми днями и не исправляет собственноручно многочисленные поломки — он организует и настраивает стабильную работу систем и следит, чтобы все функционировало. И именно таких людей руководство фирм воспринимает не как подсобных работников, а как полноценных руководителей, наравне с остальными двигающими бизнес вперед».

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Сергей Голубицкий, председатель Новосибирского Клуба IT-директоров: Career is not over:

— На самом деле должность ИТ-директора — это не конец карьеры. Топ-менеджера в этой должности намного больше, чем «технаря»: на работу со своим подразделением уходит примерно 10% времени и сил, остальное — на коммуникацию с бизнес-менеджерами, на понимание проблем бизнеса, на новые идеи, в том числе и не по своему профилю. То есть фактически он становится директором по развитию — и именно эта должность может стать для него следующим шагом по карьерной лестнице. И далеко не последним.



Comments are closed.

Так же в номере