Главная » Кузбасс » "Блуждающие форварды" уходят с угольного поля

«Блуждающие форварды» уходят с угольного поля

Количество самостоятельных угольных компаний и «сырьевых дивизионов» металлургических либо энергетических холдингов, работающих на территории Кузбасса, сейчас примерно одинаково. Но и власти региона, и эксперты, и сами угольщики сходятся в том, что самостоятельные компании сейчас не «делают погоды» на рынке — решающее слово в этом вопросе остается за крупными компаниями, входящими в те или иные холдинги. А вот в вопросе о том, какие компании — добывающие коксующиеся или энергетические угли — в прошлом году оказались в более выигрышном положении, эксперты и «угольные генералы» не могут прийти к единому мнению. Одни считают, что сейчас на коксующиеся угли выше и спрос, и стоимость, следовательно, в данный момент ситуация для них более благоприятная. Другие, напротив, полагают, что в данный момент намечается рост компаний, работающих с энергетическими углями, значит, более выигрышное положение именно у них.

По данным департамента топливно-энергетического комплекса администрации Кемеровской области, на всех шахтах и разрезах Кузбасса (всего в Кемеровской области 56 шахт и 46 разрезов) было добыто 174,3 млн тонн угля (на 7,2 млн тонн больше, чем в 2005 году). Такие объемы добычи были достигнуты впервые за столетнюю историю угледобычи в Кузнецком бассейне. Большую часть в общей добыче занимают предприятия, входящие в крупные металлургические либо энергетические холдинги, — Ленинск-Кузнецкий филиал ОАО «Сибирская угольная энергетическая компания» (СУЭК), ООО «Междуречье» (входит в ООО «Холдинг «Сибуглемет»), ОАО «УК «Кузбассразрезуголь», ОАО «УК «Южный Кузбасс» (входит в компанию «Мечел»), а также самостоятельное ЗАО «Распадская угольная компания».

Инвестиции в развитие угольной отрасли в Кузбассе в 2006 году составили 37 млрд руб. (в 2005 году — 32 млрд руб.), в 2007 году прогнозируется увеличение инвестиций на 8% — до 40 млрд руб. Средства, в частности, будут направлены на открытие новых предприятий — шахт «Костромовская» и «Романовская», разрезов «Новобачатский» и им. Черемнова, а также обогатительной фабрики «Листвяжная».

Фото Вадима ГОЛУБИНА

В Кемеровской области сейчас работают 15 угольных компаний и сырьевых подразделений металлургических и энергоугольных холдингов, а также 14 самостоятельных угольных предприятий. «Самостоятельных компаний на территории Кузбасса осталось еще достаточно много — но только по количеству самих компаний, а не по объемам добываемого угля, — сказал «КС» заместитель губернатора Кемеровской области по природным ресурсам и экологии Владимир Ковалев. — На рынке доминируют крупные компании, занимающиеся не только добычей угля, но и «конечным результатом» — производством металлургической продукции или электроэнергии. Тенденция к усилению крупных компаний и холдингов продолжается. Компании, работающие сегодня «на себя», можно сравнить с «блуждающими форвардами«. Рынок диктуют монополисты — и отдельные компании не могут самостоятельно решать многие вопросы, они вынуждены ориентироваться на крупные холдинги, поскольку у отдельных компаний нет мощной команды административного ресурса холдинга».

Согласны с такой точкой зрения и аналитики рынка. «Сейчас, на мой взгляд, управление и самостоятельными компаниями, и компаниями, входящими в холдинги, практически не отличается, — сказал в разговоре с корреспондентом «КС» аналитик ИК «Антанта Капитал» Владимир Попов. — «Сырьевые дивизионы» холдингов сейчас уже отказались от «внутренних» цен, использовавшихся ранее. Практически все действуют на рыночных условиях. Но холдинг дает угольной компании финансовую уверенность, ведет более гибкую политику в отношении своих дочерних предприятий. Скажем, «Мечел» может корректировать свои планы по «Южному Кузбассу« исходя из необходимости инвестиций в угольную компанию, а независимая компания этого сделать не может. Независимых угольных компаний сейчас практически не осталось. Есть угольные предприятия, акционеры которых — частные лица, но это не значит, что эти предприятия ни с кем не аффилированы. Уголь — это очень серьезный бизнес, который не обходится без контроля со стороны сталелитейных и энергетических компаний. Угольная отрасль уже претерпела процессы консолидации. Очень сложно назвать угольную компанию, которая была бы на слуху, и при этом оставалась бы самостоятельной. Пожалуй, это только Распадская угольная компания, но она устойчива в силу того, что это одно из самых больших угольных предприятий в России».

Представители холдингов также полагают, что угольным компаниям, входящим в состав крупных компаний, проще решать возникающие проблемы. «На современном высококонкурентном рынке более уверенно чувствуют себя компании, являющиеся частью крупных вертикально интегрированных холдингов, — сказал «КС» пресс-секретарь компании «Мечел« Алексей Сотсков. — Производственная компания, которая в состоянии обеспечить себя собственным сырьем и энергоресурсами, имеет рыночное преимущество. В частности, бизнес нашей компании начинался с добычи и реализации угля. Затем с целью диверсификации бизнеса и углубления переработки продукции началось приобретение металлургических активов. В 2006 году около 25% нашего коксующегося угля было переработано внутри компании на металлургических предприятиях».

С этой точкой зрения не вполне согласен генеральный директор ЗАО «Распадская угольная компания» Геннадий Козовой. «Выдерживают конкуренцию в первую очередь те компании, которые имеют надежные отношения с потребителями своей продукции, — сказал господин Козовой «КС». — «Распадская«, являясь самостоятельной компанией, имеет такие долгосрочные контракты с основными сталелитейными компаниями России и Украины». Говоря же о зависимости стабильной работы угольной компании от грамотных управленческих решений менеджмента, Геннадий Козовой отметил, что «работа добывающей компании базируется на инвестициях в современное оборудование, подготовленных промышленных запасах угля и квалифицированном — то есть ответственном за грамотные управленческие решения — персонале».

«Работа компании во многом зависит от профессиональных управленческих решений ее менеджмента, — говорит Алексей Сотсков. — Особенно значимым это становится сейчас, когда страна готовится к вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО), когда важно производить конкурентоспособный на мировом рынке товар, повышать производительность труда и снижать производственные издержки. Одним из последних управленческих решений нашей компании явилось издание в 2006 году распоряжения по компании «Южный Кузбасс» о ежедекадном планировании производства и контроле по исполнению принятых планов, а также о ежедневном контроле за себестоимостью произведенных работ. Также одним из ключевых решений было создание в ОАО «Южный Кузбасс» новой организационной структуры в целях совершенствования системы управления на предприятии. С 1 октября 2006 года в ОАО «Южный Кузбасс« создан ряд отраслевых управлений: разрезоуправление, шахтоуправление, управление по обогащению, а также выделена дирекция по транспорту. Все эти шаги позволили существенно повысить производительность труда и качество выпускаемой продукции».

«Для нашей компании в последнее время весьма актуальными были вопросы обеспечения безопасности производства, — сообщили «КС» в пресс-службе ОАО «Кузбассуголь» (сырьевой дивизион «Северстали»). — Управленческие решения в этой сфере можно разделить на несколько направлений: организационно-профилактические мероприятия (например, внедрение международных стандартов в управлении охраной труда совместно с российским филиалом американской фирмы Du Pont, проведение внешнего и внутреннего аудита промышленной безопасности и охраны труда), изменения в структуре управления (в частности, расширены обязанности, права и ответственность заместителей главных инженеров на шахтах), а также изменена система поощрений и наказаний. Все эти меры позволили снизить уровень травматизма на предприятиях «Кузбассугля» в 2006 году на 30% по отношению к 2005 году: за 2006 год на предприятиях «Кузбассугля« произошло 138 несчастных случаев (из них 15 тяжелых и пять со смертельным исходом), в 2005 году было 198 несчастных случаев (тяжелых — 16, смертельных — 11)».

А вот еще одно решение руководства «Кузбассугля» эксперты считают, мягко говоря, «странным». В 2006 году офис компании был переведен из Кемерова в небольшой город Березовский, поближе к шахтам и обогатительной фабрике «Кузбассугля». «Это сложно оценить с точки зрения управленческих решений, — считает Владимир Попов. — Такие решения оправданы только в тех случаях, когда в головном офисе есть существенное недоверие к управлению на местах».

Аналитики рынка говорят о том, что среди заметных менеджерских решений компаний, работающих на территории Кузбасса, в 2006 году, кроме IPO «Распадской», можно отметить, в частности, структурные изменения в СУЭК. «СУЭК сейчас проводит реорганизацию, выделяется пять региональных филиалов, в которые будут реорганизованы все дочерние предприятия того региона, где они находятся, — рассказал Владимир Попов. — Все угольные предприятия СУЭК в Кузбассе сейчас переведены на единую акцию «СУЭК-Кузбасс« — это предприятие и будет управлять всеми кузбасскими шахтами СУЭК. Собственно централизация по регионам, на мой взгляд, — логичный и грамотный шаг. Так легче управлять, чем разрозненными шахтами из Москвы».

Генеральный директор ОАО «СУЭК« Владимир Рашевский в конце декабря на одном из официальных мероприятий в Кузбассе заявил о том, что СУЭК планирует завершить структурную перестройку своих основных производственных активов к 1 мая 2007 года. В результате должны быть созданы пять крупных производственных объединений: »СУЭК-Кузбасс«, »СУЭК-Красноярск«, »СУЭК-Забайкалье« (Бурятия и Читинская область), »СУЭК-Восточная Сибирь« (Иркутская область) и «СУЭК-Дальний Восток» (Хабаровский и Приморский края). Территориально в новые компании-филиалы СУЭК объединяются все добывающие и погрузочно-транспортные предприятия СУЭК. А сервисные и вспомогательные подразделения СУЭК со временем планирует полностью вывести из своей структуры, переведя получение услуг добывающими подразделениями на аутсорсинг. В Кемеровской области «объединительное» собрание акционеров должно состояться в феврале 2007 года. По оценке Рашевского, такие структурные изменения «будут положительно восприняты любым инвестором — ведь убираются ненужные уровни управления».

Говоря о других заметных решениях, повлиявших на работу угольных компаний, Владимир Попов отметил и преобразования ОАО «УК «Кузбассразрезуголь». «Компания проявляет интерес к приобретению энергоактивов на территории области (Западно-Сибирской ТЭЦ и Южно-Кузбасской ГРЭС, которые уже выставлены на аукционы, намеченные на март нынешнего года), — говорит аналитик. — В этой ситуации совершенно нормальным является то, что акционеры «Кузбассразрезугля» продали Новолипецкому меткомбинату «Прокопьевскуголь» и «Алтайкокс». Они занимаются производством коксующегося угля и кокса, и их потребителем является металлургическая отрасль. Это тем более логично, что в развитие «Прокопьевскугля« надо инвестировать большие средства».

Положительным шагом считает продажу «Прокопьевскугля» Новолипецкому меткомбинату и Владимир Ковалев. «Прокопьевскуголь« сейчас стал нормально работать в производственных вопросах, наладилось материально-техническое снабжение предприятий, производственная политика стала осознанной», — сказал господин Ковалев «КС».

Что же касается зависимости управленческих решений от направленности работы угольных компаний (коксующиеся угли или энергетические), то Владимир Попов полагает, что работа менеджмента металлургических и энергетических холдингов в отношении своих угольных активов практически не отличается. «И у тех, и у других уголь — не конечный продукт, — объясняет свою позицию аналитик. — Конечный продукт — либо энергия, либо металл. В вертикально интегрированных структурах цели одинаковы — ориентация на конечного потребителя, будь то потребитель металла или энергии».

Представители компаний, «завязанных» на работу внутри холдинга, подтверждают эту позицию. «Предприятия «Кузбассугля» добывают в основном коксующиеся марки, причем реализуют их только в пределах холдинга — на Череповецкий металлургический комбинат, — сообщили «КС» в пресс-службе «Кузбассугля«. — А небольшой процент энергетических углей, добываемый нашими предприятиями, реализуется в пределах Сибири нашим постоянным потребителям». Владимир Попов полагает, что компании, добывающие коксующиеся угли, более независимы, чем компании, работающие с «энергетикой». «Металлургические предприятия у нас давно уже работают в рыночных условиях, а энергетика претерпевает этап реформирования», — говорит аналитик.

Угольщики зависимость работы компаний от марок добываемого угля оценивают неоднозначно. «Эффективность работы угольной компании зависит в первую очередь не столько от марочного состава добываемого угля, сколько от горно-геологических условий добычи, ситуации на рынке и объемов сбыта, — считает Геннадий Козовой. — В 2006 году происходило общее падение угольных цен, в 2007-м наши контрактные цены на коксующийся уголь будут примерно на 15% выше прошлогодних».

«Большинство металлургических холдингов имеет свою сырьевую базу и обеспечивает себя углем сами, — продолжает тему генеральный директор ООО «РОСА-Холдинг« Игорь Дубровский. — Сегодня на внутреннем рынке открывается хорошая перспектива для энергетических углей, потому что сейчас одно из направлений энергетической политики страны — смещение удельного веса топлива в сторону угля. Коксующиеся угли сейчас идут на внутренний рынок, тогда как рынок энергетических углей сейчас начал стабильно развиваться и расширяться — экспорт российского угля растет как раз за счет энергетических углей. Так что на вопрос, каким компаниям работать проще, однозначно ответить нельзя».

Представители «Мечела» считают, что рентабельность угольной компании зависит от ценовой конъюнктуры и уровня издержек. «На предприятиях компании добывается уголь как энергетических марок, так и коксующихся, — рассказал «КС» Алексей Сотсков. — Благодаря этому колебания рыночного спроса на ту или иную марку нивелируются. Мы планируем к 2010 году достигнуть уровня добычи 25 млн тонн угля в год. Для увеличения объемов добычи и реализации коксующегося угля в ноябре 2006 года на Челябинском меткомбинате была введена в строй новая коксовая батарея (на 500 тыс. тонн), а в октябре был приобретен Московский коксогазовый завод. Эти мощности загружены углем «Южного Кузбасса». Энергетические марки угля, добываемые предприятиями «Мечела», полностью удовлетворяют требованиям зарубежных потребителей (Турция, Испания, Италия, Япония, Великобритания). Тем не менее одно из условий присутствия российского энергетического угля на европейском рынке — его обогащение, и нами сейчас разрабатывается проект по строительству обогатительной фабрики «Сибиргинская».

В отличие от Геннадия Козового Владимир Попов полагает, что эффективность работы угольных компаний зависит в том числе и от марочного состава угля, который компании добывают. «Рентабельность компаний зависит от того, что в данный момент больше востребовано на рынке, — сказал Владимир Попов «КС». — Качественный энергетический уголь в основном экспортируется, часть из него потребляется и внутри страны, но на внутреннее потребление идут по большей части менее качественные марки энергетического угля. По маркам коксующихся углей — марка «ГЖ«, угольный концентрат являются определяющими. И компании поставляют сталелитейным компаниям столько, сколько им требуется. Но по коксующимся углям в прошлом году после снижения была небольшая коррекция — в пределах 10–15%».

Часть «угольных генералов» считает, что по итогам прошлого года в выигрыше оказались все же компании, занимающиеся коксующимися углями. «Сегодня рыночная ситуация такова, что стоимость коксующихся углей в два раза выше стоимости энергетических, — говорит Игорь Дубровский. — А затраты примерно одни и те же, поэтому рентабельность компаний, специализирующихся на продажах коксующихся углей, выше».

При этом и эксперты, и угольщики сходятся в том, что вскоре ситуация может измениться. «В данный момент намечается рост рынка по энергетическим углям, — считает Владимир Попов. — Но сейчас энергетический уголь внутри страны дешевый, и компаниям придется подождать год-два, пока рентабельность энергетического угля дойдет до рентабельности коксующегося». «Ситуацию на 2007 год прогнозировать достаточно сложно, однако уже сейчас намечается мировая тенденция роста стоимости энергетических углей, — соглашается Игорь Дубровский. — Процесс этот очень медленный, возможно, он растянется на три года».

По мнению Владимира Рашевского, экспорт угля в 2007 году будет зависеть от конъюнктуры мирового рынка (в 2006 году кузбасские предприятия СУЭК добыли около 28,5 млн тонн энергетических марок угля, из которых 18 млн тонн было направлено на экспорт). «Сейчас цены на экспортном рынке лучше, чем были год назад, — считает господин Рашевский. — Но, к сожалению, курс правительства на укрепление рубля, рост фрахта практически «съели« произошедшее повышение. Цены повысились примерно на $15 за тонну, а на фрахт и железнодорожный тариф из них ушло минимум $10. А ведь рынок может и упасть — при этом себестоимость у разных компаний разная, следовательно, и рентабельность разная. Также постепенно будет расти востребованность энергетических углей на внутрироссийском рынке. Сегодня необходимо строительство новых генерирующих мощностей. Вопрос — на угле или на газе. Мы считаем, что надо развивать угольную энергетику. Стоимость 1 кВт•ч, произведенного на угле, уже в ближайшие 3–4 года будет меньше, чем стоимость 1 кВт•ч, произведенного на газе. Кроме того, угольная энергетика имеет мультипликационный эффект: для добычи угля надо развивать машиностроение, для доставки на электростанцию — построить железную дорогу и так далее».

Исходя из этого «угольные генералы», занимающиеся добычей энергетических углей, считают, что в данный момент у них перспективы ничуть не хуже, чем у компаний, добывающих коксующиеся угли для металлургов. При этом угольщики допускают возможность того, что структура активов на территории Кемеровской области будет меняться в зависимости от изменения рыночной конъюнктуры. «Процесс поиска угольными компаниями оптимальной марочной, функциональной и территориальной структуры угольных активов будет продолжаться, — сказал «КС» первый заместитель генерального директора ОАО «Белон« Константин Лагутин. — Это закономерный процесс, который происходит постоянно — как внутри компаний, так и в масштабе Кузбасса в целом. В его основе — постоянное стремление бизнеса к улучшениям в области сокращения всех видов расходов, повышения качества продукции, увеличения выручки от продаж и другие факторы, определяющие долгосрочное благополучие компаний».

Угольные компании, входящие в энергетические либо металлургические холдинги
Угольная компания Собственник Угледобыча в 2005 году Инвестиции в 2005 году Угледобыча в 2006 году Инвестиции в 2006 году
Ленинск-Кузнецкий филиал ОАО «Сибирская угольная энергетическая компания» ОАО «Сибирская угольная энергетическая компания» 23,905
млн тонн
4,5
млрд руб.
27,681
млн тонн
3,5
млрд руб.
ОАО «УК «Кузбассразрезуголь» Уральская горно-
металлургическая
компания
42,838
млн тонн
5,85
млрд руб.
44,129
млн тонн
4,8
млрд руб.
ОАО «ОУК «Южкузбассуголь» 50% акций принадлежит «Евраз Груп», 50% — менеджменту предприятия 17,1
млн тонн
6
млрд руб.
16,1
млн тонн
5
млрд руб.
ОАО «Южный Кузбасс» Кузбасские предприятия холдинга «Сибуглемет» (1 разрез и 3 шахты) Группа «Мечел» 15,7
млн тонн
3,7
млрд руб.
17,1 млн
тонн
5
млрд руб.
Холдинг «Сибуглемет» 11,5
млн тонн
около
2 млрд руб.
11,57
млн тонн
1,5
млрд руб.

Самостоятельные угледобывающие компании
Угольная компания Угледобыча в 2005 году Инвестиции в 2005 году Угледобыча в 2006 году Инвестиции в 2006 году
ОАО «Распадская угольная компания» 9,7 млн тонн 2,7 млрд руб. 10,6 млн тонн 3,1 млрд руб.
ОАО «Белон« 3,1 млн тонн 1,3 млрд руб. 2,852 млн тонн 3,7 млрд руб.
ООО «РОСА-холдинг» 3,224 млн тонн 1,7 млрд руб. 2,847 млн тонн 0,476 млрд руб.
ОАО «Кузбасская топливная компания» 4 млн тонн сумма инвестиций не разглашается 4,3 млн тонн сумма инвестиций не разглашается
ЗАО «Стройсервис» 2,28 млн тонн 0,7 млрд руб. 3 млн тонн 0,72 млрд руб.

Данные по 2006 году предварительные, возможно, что ко времени подготовки официальных отчетов компаний они будут уточнены и претерпят изменения.

Таблица составлена по информации, предоставленной угольными компаниями, и по данным «КС».

Ольга ГУЛИК, Кемерово


Comments are closed.

Так же в номере