Главная » Финансы » «Все тренды глобального рынка приходят к нам»

«Все тренды глобального рынка приходят к нам»

Редакция «КС» будет регулярно готовить тематические страницы, посвященные различным аспектам управления финансами компании и организации работы финансовых служб. Интервью с финансовыми директорами — обязательная часть программы этого информационно-аналитического проекта «КС». Право стать первооткрывателем рубрики мы предоставляем финансовому директору УК Холдинга «Российские мясопродукты» АЛЕКСЕЮ ЛАНДИНУ. Что входит в круг обязанностей финдиректоров в настоящее время? Насколько адекватны зарплаты этих специалистов и бонусные составляющие? Почему производственные компании предпочитают модернизировать процессы управления финансами собственными силами, не прибегая к профессиональным IT-системам и услугам консультантов? Какие формы повышения квалификации финансовые топ-менеджеры считают наиболее эффективными? Ответы на эти и другие вопросы — в интервью, которое подготовила ЮЛИЯ ДАНИЛОВА.

Компетенции зависят от потребностей

— Алексей Анатольевич, каковы, на ваш взгляд, сегодня компетенции топ-менеджера, курирующего финансовые дела компании?

— Если посмотреть ситуацию в целом по рынку, то компетенции стандартны. Все финансовые директора в большей или меньшей степени занимаются бюджетированием, формированием стандартов отчетности, анализом результатов деятельности компании, построением прогнозных моделей развития бизнеса и разработкой рекомендаций по улучшению финансовых показателей. Также к перечню их компетенций относятся управление финансовыми потоками компании, работа с любыми внешними инвесторами и привлечение всех видов внешнего финансирования. Безусловно, все эти обязанности выполняет не один человек, а команда специалистов, которыми он руководит.

Периодически в обязанности финансового директора включается контроль за реализацией и финансовое сопровождение каких-либо проектов, которые внедряются на предприятии. Например, в нашей компании это автоматизация бюджетирования. Когда бизнес по своему масштабу перерастает одно предприятие и формируется в виде холдинговой структуры, появляется огромный массив данных о его деятельности, которые нужно постоянно контролировать, систематизировать, хранить и учитывать в работе. Только современные учетные системы позволяют грамотно организовать данный процесс, увеличить скорость обработки информации и снизить вероятность ошибки.

— Каковы приоритеты в управлении финансами в кризисной ситуации? Например, в той, которая наблюдается на рынке сейчас?

— Что касается текущей ситуации, то можно выделить два основных подхода к управлению финансами: рискованный и консервативный. Наша компания является сторонником второго варианта. Так, весной текущего года мы предположили, что с большой долей вероятности нестабильность на финансовых рынках будет нарастать. Поэтому решили подстраховаться и значительную часть заемных ресурсов перевели в «длинные» кредиты. На тот момент это несколько повысило для нас стоимость заимствования, но уже к концу лета ставки по кредитам в банках поднялись на 2–3% и продолжают расти до сих пор. Так что в долгосрочной перспективе мы оказались в выигрыше.

В управлении финансами есть одно важное правило: деньги должны привлекаться примерно на тот срок, по истечении которого проект выходит на стадию окупаемости. Однако когда на рынке все спокойно, то «короткие» деньги стоят существенно дешевле «длинных», и у любого предприятия возникает соблазн удешевлять кредитный портфель за счет привлечения коротких займов. В такой ситуации главное не заиграться. Впрочем, многое в такой игре, как заимствования, зависит не только от планирования, но и от везения. Например, я знаю случай, когда одной компании в самый разгар кризиса 2009 года срочно потребовался кредит, и она взяла его в валюте на пике стоимости доллара, который потом начал падать. В итоге заемщик привлек деньги существенно дешевле, чем планировал изначально.

— В чем специфика работы по привлечению финансов в настоящий момент?

— Если сравнить особенности финансирования у нас и на Западе, то прежде всего бросается в глаза ценовая разница. Ставка по кредитам в рублях в России и в валюте на Западе отличается почти в два раза. Такие крупные компании, как «Газпром», «Норникель», «Роснефть» могут позволить себе привлекать недорогие кредиты в валюте. Для региональных компаний такие условия неподъемны, особенно если учесть нестабильный курс рубля. При привлечении кредитов важно придерживаться правила: «занимать деньги нужно в той валюте, в которой получаешь выручку».

Другой источник финансирования, который широко использовался до 2008 года, это размещение облигаций. Но сегодня он неэффективен. За последние 2–3 месяца ситуация на рынке серьезно ухудшилась, ставки выросли, и эмитентам третьего эшелона, к которым относится большинство региональных компаний, привлечение денег через облигационные займы может обойтись дороже, чем кредитование в банках.

— Насколько проработаны и выполняются стандарты финансового управления на сибирском рынке? Какие технологии наиболее эффективны?

— Российская экономика интегрирована в мировую, поэтому все тренды глобального рынка приходят к нам. Из наиболее проработанных и популярных в России стандартов финансового управления я бы назвал бюджетирование, формирование финансовой отчетности по определенным стандартам и автоматизацию данных процессов. Более сложные финансовые инструменты, такие как хеджирование, у нас почти не развиты — то есть предложение есть, но активно ими мало кто пользуется. Хотя теоретически можно страховать процентную ставку по валютным контрактам от неблагоприятного изменения курса. Но это актуально для тех, у кого много валютных контрактов. Кроме того, прочие финансовые технологии по обслуживанию зачастую достаточно дороги и за счет этого съедают весь эффект возможной экономии для компании. Например, можно играть на валютных рисках, но этим нужно заниматься постоянно, что требует дополнительных затрат времени, начисления зарплаты специалистам, оплаты транзакций.

— Востребованы ли сегодня на рынке налоговые оптимизации?

— Если говорить о налоговом планировании, то сегодня российское налоговое законодательство позволяет в какой-то степени им заниматься. В частности, использовать в практике специальные налоговые режимы (например, УСНО, ЕСХН) и инструменты налоговой политики: создавать резерв по сомнительным долгам для целей налогообложения, применять амортизационную премию и пр. Однако специальные налоговые режимы крупные предприятия не применяют, потому что есть ограничения, например, по выручке, численности персонала. Это в основном инструменты для поддержки среднего и малого бизнеса.

Что касается использования различных налоговых схем как форм налоговой оптимизации, то для крупных холдингов это неприемлемо, слишком высоки риски. Да и средний и малый бизнес в перспективе тоже вынужден будет использовать не налоговые оптимизации, а налоговое планирование — на это направлена политика государства.

IT-системы: дорого и слишком перегружено

— Достаточны ли существующие на рынке IT-решения для обеспечения работы финслужб компаний?

— Я бы разделил IT-системы на две категории. Первая — это те, которые используются в повседневной работе с клиентами: в супермаркетах, ресторанах, банках, в процессах производства и продаж предприятий и т. д. Они востребованы и необходимы. Вторая категория — IT-решения более высокого уровня — ERP-системы, которые позволяют обобщать, структурировать и анализировать все происходящие на предприятии процессы. Они стоят очень дорого — миллионы рублей, а эффект от их использования не всегда понятен, поэтому руководству и собственникам сложно доказать необходимость их приобретения в отличие, например, от установки оборудования для снижения водо- и электропотребления, которое дает сразу видимый эффект сокращения затрат. Конечно, эти ИТ-системы предлагают колоссальные возможности, но многие компании ими просто не пользуются.

— Вы говорите об этом, основываясь на опыте вашей компании?

— Да. Мы осуществляем автоматизацию бюджетных процессов в холдинге. Автоматизацию бюджетирования на предприятиях настраиваем собственными силами с помощью наших IT-специалистов. Никакого специализированного программного обеспечения и оборудования мы не приобретали. Именно по тем причинам, о которых я говорил выше.

— Есть ли, на ваш взгляд, какой то вариант решения этой проблемы?

— На мой взгляд, сегодня не помешало бы появление на рынке более дешевых аналогов пусть с ограниченными функциями, чтобы компании попробовали их в действии, оценили их эффективность. И уже потом захотели вкладываться в более полные и дорогостоящие IT-версии.

Консалтинг и аудит: использовать или нет?

— Востребован ли сегодня на рынке финансовый консалтинг?

— Финансы — очень тонкая сфера деятельности любого предприятия. Все, что с ними связано, относится к коммерческой тайне. Предприятия крайне неохотно предоставляют сторонним организациям доступ к своим цифрам. Работающие с ними специалисты несут ответственность за утечку информации. Если ты передаешь финансовую информацию на аутсорсинг, то в данном случае твои интересы могут быть незащищены. Все строится на взаимном доверии и репутации консультанта. Хотя справедливости ради стоит отметить, что информация, переданная на аутсорсинг, редко «сливается» третьим лицам. Но региональный бизнес все-таки еще не созрел до финансового консалтинга. Не исключаю, что с усложнением финансовых инструментов и рынка спрос на услугу постепенно будет расти.

А вот такая услуга, как стратегическое планирование, сегодня передается на аутсорсинг и завоевывает популярность у сибирских компаний. Прежде всего потому, что в этом случае игрокам не требуется раскрывать перед сторонним партнером коммерческую тайну.

— Необходимы ли сегодня аудиторские услуги, внутренний и внешний аудит? Стоит ли платить деньги аудиторам с именем?

— Во внутреннем аудите заинтересованы в первую очередь собственники компании, которые отошли от оперативного управления бизнесом, но хотят отслеживать все происходящие в компании процессы. Они и являются его заказчиками. Такой контроль полезен, так как держит топ-менеджеров в тонусе и устраняет причины для недоверия между ними и собственниками. Внешний аудит ориентирован на потенциальных инвесторов, которые предоставляют компаниям финансовые ресурсы. Если ты намерен привлечь деньги в компании, которая признает только результаты аудита «большой четверки» международных аудиторских компаний, то придется потратиться и заплатить именно за их услуги. Если ты понимаешь, что инвесторы удовлетворятся заключением аудиторов рангом поменьше, то и твои затраты на аудит сократятся.

Специфика обучения

— Развита ли в настоящее время система подбора и обучения финансового персонала?

— Если говорить о начальном уровне, то сейчас программы подготовки специалистов в области финансов, которые существуют в вузах, существенно модернизировались. Кроме того, большинство студентов, обучающихся на данных факультетах, стажируются в компаниях еще во время учебы. Другое дело, что далеко не все вузы учат применять полученные знания в нестандартных условиях, а в реальной ситуации нередко возникают прецеденты, не описанные в учебниках. Поэтому среди экономистов и финансовых специалистов, по моим наблюдениям, больше всего котируются выпускники НГУ, которых учат действовать именно в нестандартных условиях.

— Устраивают ли вас предложения по повышению квалификации финансистов: тренинги, семинары и т. д.?

— Уже состоявшимся специалистам, безусловно, интересны тренинги для повышения квалификации. Однако какие-то интересные новинки в сфере финансового управления появляются не так часто, как у тех же менеджеров, занимающихся продажами, где постоянное обновление информации крайне необходимо. Поэтому финансистам предприятий достаточно переподготовки раз в один-два года. В таких компаниях, как наша, распространена следующая технология повышения квалификации. На специализированные курсы отправляется один человек, которые потом транслирует полученные знания на всех профильных специалистов в холдинге. На наш взгляд, этого достаточно. Любое обучение должно давать эффект для компании, способствовать решению какой то актуальной проблемы. Тратить деньги на обучение человека ради самого обучения невыгодно.

Для специалистов, работающих в финансовой сфере, гораздо более эффективным является не обучение, а участие в специализированных конференциях, общение с представителями финансовых структур и с коллегами из других компаний. Вот это дает больший эффект. Из докладов можно почерпнуть что-то новое о финансовых инструментах и технологиях, тут же получить консультацию от экспертов, а в кулуарах пообщаться с коллегами, провести своеобразный внутренний бенчмаркинг. Это позволяет поймать вектор движения рынка.

Оценка работы: оклад и бонусы

— Адекватен ли в Сибири, Новосибирске уровень зарплат топ-менеджеров, работающих в финансовой сфере?

— Все познается в сравнении. Официальные данные по уровню зарплат данной категории специалистов нигде не публикуются, поэтому сложно вывести даже «среднюю температуру по больнице». Точно можно сказать, что у финансистов в средних региональных компаниях они несколько ниже, чем у тех же специалистов в области продаж, так как на рынке наиболее важны те, кто имеет коммерческую жилку и позволяет компании зарабатывать. Но в то же время в Новосибирске зарплаты финдиректоров выше, чем в других городах Сибири, в силу высокой динамики развития экономики региона. Если мы и проигрываем в уровне зарплат, то только Москве и Санкт-Петербургу. И судя по рынку, большинство финдиректоров остаются на своих местах с 2008 года. Особого перетока кадров в этом сегменте не заметно, что так же говорит о приемлемых уровнях зарплат.

— Насколько проработаны и активно применяются системы мотивации и вознаграждения для финансового персонала? Достаточны ли они?

— Практически все компании в Новосибирске уже отошли от старого принципа оплаты труда финансового персонала — только голый оклад. Это сводит к нулю мотивацию, так как человек понимает, что при любой интенсивности его работы у него существует потолок в зарплате, через который перепрыгнуть невозможно. Гораздо более эффективной и распространенной сегодня является схема «оклад + бонус», причем бонус привязывается как к личным достижениям сотрудника, так и к финансовому результату деятельности компании. Бонусная переменная создает азарт, стимулирует повышение интереса к работе. В данной ситуации главное выбрать оптимальное соотношение постоянных и переменных показателей, чтобы их выполнение было важно для компании. А вот распространенная на Западе практика предоставления опционов топ-менеджерам компании в виде акций у нас распространена довольно слабо. Хотя опцион, безусловно, дает менеджеру возможность заработать больше на повышении стоимости компании, и он стремится обеспечить это повышение.

— Часто ли сегодня в пакет бонусов включаются программы ДМС, корпоративные пенсионные программы?

— Все зависит от состояния рынка труда. В Москве и Санкт-Петербурге ДМС предлагают многие компании, и если у вас его нет, то вы можете не привлечь к сотрудничеству лучший персонал. В регионах Сибири ДМС сегодня включается в пакет компенсаций нечасто. С одной стороны, у компаний пока нет к этому интереса, с другой — тот, кто все-таки предлагает ДМС, может позиционировать его как конкурентное преимущество при привлечении сотрудников. К прочим бонусам можно отнести и оплату услуг мобильной связи, и служебное авто.

Что касается корпоративной пенсионной программы, то она больше характерна для компаний, которые работают на рынке с советских времен. Например, для энергетиков или нефтяников, где технические специалисты высоко ценятся. Корпоративная пенсия в дополнение к государственной для них серьезная мотивация работать в компании долгие годы. Большинство компаний в Сибири были созданы в 90-х годах прошлого века, и их коллектив в основном еще достаточно молод — в среднем 35–40 лет. Так что многие игроки рынка для создания корпоративных пенсионных программ еще, наверное, не созрели.

Набор бонусов в каждой компании формируется по разному принципу. Но подход совпадает: зачем включать лишнее, если вакансия все равно будет востребована? Бонусный пакет будет расширяться по мере взросления рынка труда и соискателей.



Comments are closed.

Так же в номере