Главная » Политика » Общественный договор остался прежним

Общественный договор остался прежним

Расстановка социально-политических сил и предпочтений после президентских выборов по-прежнему вызывает много вопросов. Аналитики продолжают осмысление результатов, стремясь предложить прогноз развития страны на ближайшее время. Редакция «КС» приглашает к дискуссии экспертов, представителей делового сообщества и политических партий, готовых высказать свое мнение. Свою версию того, что произошло 4 марта, излагает постоянный автор «КС» ЮРИЙ КУРЬЯНОВ.

— В условиях, когда победитель в президентской гонке не просто получил большинство, но немного не дотянул до двух третей голосов, бесполезно объяснять результат использованием административного ресурса, фальсификациями перед, во время и после подсчета голосов.

Все это и кое-что еще, конечно, было.

Но вот о чем предпочитают не говорить все критики власти, так это о том, что свои заведомые преимущества имелись не только у кандидата от власти, но и у кандидатов от оппозиции. Древние говорили: «Человеку свойственно ошибаться», — мы сегодня эту мысль формулируем несколько иначе: «Не ошибается тот, кто ничего не делает». Тот же, кто делает многое, неизбежно будет ошибаться достаточно часто. Поэтому на любых выборах во всех странах у оппозиции есть заведомое преимущества перед властью.

Это общемировая ситуация, но современная российская оппозиция даже на этом фоне оказалась в особо благоприятном положении. Нынешняя российская власть сделала все, чтобы вытеснить оппозицию (и не только коммунистическую) из исполнительной власти, усадив ее в основном на законодательную ветвь власти. А это значит, что главный источник ошибок, коррупции, должностных преступлений нашим оппозиционерам почти полностью заказан. Исключения есть, но они единичны.

Хотя и эти редкие исключения пригодились. Как, например, вовремя Путин вспомнил выходца из либеральной оппозиции губернатора Кировской области Никиту Белых. Дескать, смотрите, нас критикуют, а у самих ничего выдающегося не получается. Впрочем, никого, кроме Белых, Путин вспомнить не мог: давно миновали времена, когда в России существовали «красные пояса» с губернаторами-коммунистами, и можно было всегда по ним пройтись и многим попенять. В сегодняшней ситуации власть сама сделала нашу оппозицию «белой и пушистой», поставив в положение «ни украсть, ни посторожить». В период выборов это становилось большим преимуществом. То, что оппозиция так и не смогла его толком использовать, уж точно не вина власти.

Зато за все прочее власть была вынуждена отвечать по полной программе. И было за что ответить. Чего стоит хотя бы наша всепобеждающая коррупция? Но почему, же тогда большинство населения России проголосовало за кандидата от «партии власти», при том, что обстоятельства его возвращения на президентский престол трудно назвать триумфальными?

Период правления Путина и Путина-Медведева часто сравнивают с брежневским застоем. Тоже вроде бы стабильность и относительное материальное благополучие, но без динамизма и перспектив. Один анекдот брежневской поры завершался фразой: «Все недовольны, но все голосуют за!» А ведь это соответствовало действительности. Выборов в советское время и не было, но голосования проводились регулярно. Их итогом было «всенародное одобрение» политики партии и правительства. Конечно, у кого-то с фигой в кармане. Но эту фигу держали в кармане не только из страха. Вообще ни одна власть не может базироваться лишь на страхе, власть, и авторитарная, и демократическая держится на негласном общественном договоре — четко не прописанном, но осознанном контракте граждан страны с теми, кто правит: «Мы обязаны делать это, а вы это, и тогда будет гражданский мир и согласие». Тот же советский анекдотический фольклор описывал этот «социальный контракт» следующим образом: «Мы делаем вид, что работаем, вы делаете вид, что платите». Конечно, этот анекдот предельно упрощал суть негласного договора власти и народа в брежневские времена. Но договор был, и разрушила его сама власть, начав перестройку.

В 90-е годы при Ельцине никакого общественного договора власти и народа не сложилось. А вот при Путине новый «общественный договор» традиционно негласно, но реально оформился. По этому контракту власть обеспечивает в обществе минимально приемлемый уровень законности, сохраняет такой же минимум социальных гарантий, в том числе и в сфере образования, здравоохранения и пенсионного обеспечения. Этот уровень не нравится никому, но к нему привыкли, стерпелись и очень боятся потерять. Когда власть переходит определенную черту, пытаясь опустить минимум ниже привычного, как это было при монетизации льгот, то она сталкивается с сильным сопротивлением и вынуждена отступать.

Негласный контракт власти и оппозиции сложился и в политической сфере. Оппозиция, по сути, признала «олимпийский принцип» борьбы за власть в российской политике — «главное не победа, а участие». И такое участие «правильной оппозиции» было обеспечено.

Никому (в том числе и власти) этот «общественный договор» не нравился. Но его терпели, потому что принцип «худой мир лучше хорошей войны» верен не только для межгосударственных отношений.

Избирательный цикл, начавшийся после 4 декабря, создавал условия для формирования нового «общественного договора». Инициатором его выработки должна была стать оппозиция (системная и несистемная). Но она ничего внятного предложить не смогла. Россиянам четко был продемонстрирован единственный лозунг, объединивший всю оппозицию: «Россия без Путина!».

Людей больше интересует не столько то, без чего они останутся, сколько то, что они получат взамен, реально (а не в виде лозунгов). А это так и осталось загадкой. Избиратели же не любят разгадывать загадки, они любят определенность. Такую определенность им давал Путин, обещая пролонгацию существующего «общественного договора». А это, особенно в условиях страха перед приближающимся глобальным кризисом, уже немало.

Что будет дальше? Здесь можно опять вспомнить древних. Например, слова, сказанные галльским вождем потерпевшим неудачу римлянам: «Горе побежденным!». Правда, демократия вносит коррективы в древние максимы. Путин победил, но теперь ему надо сдержать свои обещания, хотя бы самые важные из них. Так что: «Горе побежденным, а проблемы — победителям». Каждому свое.



Comments are closed.

Так же в номере