Главная » Общество » Шоу под мостом

Шоу под мостом

В сознании рядового медиапотребителя слово «телемост» устойчиво ассоциируется со страстным телевидением поздних 1980-х, с анекдотической фразой про секс, которого нет, и с неофитской влюбленностью в повторно открытую Познером Америку. Но телемост, оказывается, бывает зрелищным и в 2008-м. Телемост, посвященный новой книге Владимира Соловьева «Путин. Путеводитель для неравнодушных», по драматичности ничуть не хуже тех межконтинентальных рандеву. На одном берегу — автор. На другом — журналисты семи российских мегаполисов и одного ближнезарубежного — Киева. Парадоксальное было зрелище: и говорят люди на одном и том же языке, и предмет у беседы один — книга Соловьева, но ландшафт под мостом подчас открывался не менее головокружительный, чем на «старинных» шоу Познера и Донахью. Настоящая пропасть.

По большому счету, беседа была коллегиальной: Владимир Соловьев — тоже журналист, причем высококлассный. Так что телемост мог бы в какой-то степени стать и мастер-классом на тему «Как конвертировать скорострельную журналистику в жанр более высокий и менее «скоропортящийся» — эссе. Людей, обладающих этим талантом, у нас не так уж и много — Дмитрий Быков, Леонид Парфенов, Андрей Колесников, Елизавета Листова и, наконец, сам «виновник торжества». Книга Соловьева относится к аппетитным образцам того самого «инфотейтмента». Мол, еще не беллетристика, но уже и не линейная журналистика. Соловьевская книга по функции политологическая, по образному уровню и эмоциональному тону ближе к серии «ЖЗЛ«. На ее страницах из Путина получается не персонаж итоговой телепрограммы, а фигура вполне «стефан-цвейговского» жанрового поля. «Демшиза» и журналистское сообщество, тусующееся под антенной «Эха Москвы», привычно подвергла соловьевскую работу остракизму: эта публика принимает только один подход к человеку с фамилией Путин. Но оппоненты вменяемые, способные видеть полутона, книгу приняли вполне доброжелательно: просвещенный «путинофоб» Дмитрий Быков отозвался благожелательной рецензией, Михаил Веллер — и вовсе восторженно. И тот факт, что книгу издало именно издательство «Эксмо» — оплот массовой литературы — весьма красноречив: политология тоже может быть занимательной и хорошо продаваться.

В общем, к журналистскому сообществу семи региональных столиц и одной столицы республики вышел живой ас «инфотейтмента». Как говорится, пользуйтесь возможностью отщипнуть от звезды немного профессионализма. Но похоже, журналисты периферийных столиц этот шанс блистательно упустили. Потому что не разглядели в незаносчивом и словоохотливом Соловьеве коллегу-маэстро. Увидели лишь очередную столичную звезду, которую надо клюнуть просто за факт столичности и звездности.

Похоже, телемост с региональными журналистами — жанр неблагодарный: фобии и мании провинциальных медиа моментально вылезли на поверхность. Некоторые вопросы, претендующие на глубокомысленность, звучали бы как порождения stand up comedy, если бы не произносились с такой серьезной интонацией. Например, журналистку из Петербурга то ли уязвило, то ли возмутило, что «Путин по медиараскрутке сопоставим с Ксенией Собчак». Непонятно, за кого оскорбилась девушка, — за президента или за фею марки «Саваж», но на сей фантасмагорический вопрос Соловьев ответил невозмутимо. Мол, президент — по определению весомая медиафигура, почему ему нельзя не быть на слуху. И аккуратно проехался насчет болезненной привязанности питерской прессы к «блондинке в шоколаде». А в екатеринбургской студии юноша с эльфийской наружностью радостно и гордо признался, что ни одну из семи соловьевских книг не читал.

Московскую творческую интеллигенцию собратья по сословию любят упрекать за то, что она, мол, не зрит страны своей родной за пределами Садового кольца. Но и провинция, скажем честно, небезгрешна. Журналистские тусовки региональных столиц проявили удивительную способность не видеть за героем книги автора. «Мы говорим с Соловьевым — подразумеваем Путина»: многие «вопросы с мест» генерировались именно согласно этой нехитрой схеме. Лагерь журналистов, книгу уже читавших, тоже был неоднороден. Многие оказались озадачены форматом и эстетикой продукта. От резидентов канала НТВ у нас традиционно ждут фрондерства (даже при том, что сам канал давно уже зациклен на «мыловарении» для «настоящих мужчин»), потому вопросы «с мест» упорно крутились вокруг темы «с кем вы, мастер пера?» Четкость политических оценок на уровне блокбастера «Чапаев» в провинции по-прежнему в цене. Потом Соловьев старательно отбивался от роли пророка, которую на него с очаровательной провинциальной доверчивостью пытались возложить. Потом пытался исцелить свою аудиторию от параноидального страха перед властью, указав на эгоцентрическую, самолюбивую сущность этого страха. Мол, не обольщайтесь насчет недоброго интереса «системы» к своей персоне — власти на вас плевать, если вы не задействованы в крупных денежных потоках. Не берусь судить, исцелил ли — получилось во всяком случае занятно. Даже в таком утилитарном жанре Соловьев ярок. Возможно, именно словесные шпильки с «другого берега», инфантильное невежество и откровенные «глюки» дали электронной пресс-конференции хороший драматургический ритм. Но за коллег из немаленьких городов было временами как-то неловко. Телемост оказался не только промоакцией книги, но и поучительным шоу провинциальной ревности. Впрочем, ревность — вполне зрелищное чувство. Еще Шекспиром доказано…

Игорь СМОЛЬНИКОВ


Comments are closed.

Так же в номере