Главная » Политика » Новая элита формируется в регионах

Новая элита формируется в регионах

Круглый стол. «Российская элита: культурный облик и мотивация«

Дискуссия о роли российской элиты, состоявшаяся в рамках Международного молодежного образовательного форума «Форос-Сибирь» на круглом столе «Российская элита: культурный облик и мотивация«, прошла неожиданно бурно даже для ее инициаторов — ИД «Сибирь-Пресс» и известных московских политологов. Живостью обсуждения дискуссия обязана студентам, приехавшим на форум из разных городов Сибири, которые рискнули спорить с мэтрами политологии о взглядах на современную российскую элиту. «КС» публикует наиболее любопытные высказывания экспертов о роли элит в современной России.

Виталий Третьяков, главный редактор журнала «Политический класс», ведущий телепрограммы «Что делать?»:

Политолог Виталий Третьяков не знает, до какой степени нынешняя элита готова идти по пути предательства интересов своей страны. Фото Михаила ПЕРИКОВА

— В любой стране есть правящий либо управляющий класс. И, строго говоря, это и есть элита. Конечно, на этот класс нанизываются верхние социальные слои из артистической, экспертной, университетской среды с высоким уровнем доходов и высоким социальным статусом. Но все равно, элита — это ядро правящего класса. Трудно представить себе, что есть элита, которая ничем не управляет, кроме самой себя. Следовательно, управление и принятие решений за других — это одно из основных определений элиты.

Как любые явления, элиты можно рассматривать в динамике, прежде всего — исторической динамике. Для меня правящим классом и, соответственно, правящей элитой по-прежнему остается бюрократия. Она была и в царские времена, и в Советском Союзе, осталась правящей и сейчас. Сегодня бюрократия — это не только правящий класс, это еще и властный класс, который получает функцию управления от некоего исторического или юридического субъекта. По нашей Конституции, источником власти является народ. Однако в большинстве государств, и в нашем в том числе, мандат на власть получают не от народа, хотя народным голосованием этот мандат легитимизируется.

Советский партийно-бюрократический класс сменился олигархо-бюрократическим. Что как минимум означает, что это не только правящий, но и владетельный класс. Поведение, облик и мотивация наших элит определяются тем, что они являются носителями реальной власти и основными собственниками в нашей стране.

Если сравнивать советскую элиту и современный правящий класс, то я уверен, что у нынешнего правящего класса мораль вообще отсутствует. На мой взгляд, самое существенное различие в составе российской и советской элит заключается в том, что в составе российской элиты появился новый субъект — политический и владетельный, который, безусловно, не был в составе советской элиты. Я говорю об организованной преступности. Мне непонятно, исчезнет ли в будущем этот субъект, входящий в правящий класс, в элитную группу, или его присутствие минимизируется? Некоторые пессимисты утверждают, что теперь он уже не уйдет никогда, его присутствие будет столь же фундаментальным, как и сейчас.

Важнейшим элементом культурного облика является язык. Представители современного правящего класса говорят на полукриминальном языке. Организованная преступность внесла в элиту асоциальные мотивы своего поведения по отношению к остальному обществу. Если этот субъект присутствует в элите, то понятно, что мотивация и поведение элиты в целом будут расходиться с мотивацией всего остального общества.

Еще один тезис. Мы по-прежнему находимся в переходном периоде, это сказывается и на поведении правящих элит. Все понимают, откуда, из какой точки ушла страна, но совершенно неясно, куда мы идем и к чему приближаемся. Существует множество разных моделей развития страны. И выбирать модель будет элита в зависимости от мотивации, которой она придерживается.

Эксперты утверждают, что правящий класс России в преобладающей степени — это класс коллаборационистов. Это явление, безусловно, присутствует в обществе. Но для меня остается открытым вопрос, где границы этого коллаборационизма? До какой степени элита готова пойти по пути предательства? Сколько всего коллаборационистов в процентах от политического класса России? Понятно, что точки зрения коллаборационистов и неколлаборационистов существенно различаются. Мягкая форма этого тезиса — уровень космополитизма элит. Последние политические дискуссии связаны с принятием тезиса о суверенной демократии России. Суверенность понимается как максимальная самостоятельность действий вовне и внутри страны. Мотивация элит будет зависеть от того, примут они эту точку зрения или нет.

Илья Пономарев, депутат Государственной думы РФ, фракция «Справедливая Россия»:

— Тема элит тесно связана с предстоящими в марте президентскими выборами. Все восемь лет правления президента Путина прошли так или иначе под флагом усмирения регионов, «боярской вольности», которая была заложена в ельцинские, а на самом деле еще в доельцинские времена. Ко второй половине его президентского срока усмирение состоялось. Наблюдая, как разворачивается избирательная кампания Дмитрия Анатольевича Медведева, мне кажется, что для него самая большая проблема — дать понять людям, чем он отличается от президента Путина. С одной стороны, самая сильная сторона Медведева — то, что он выполняет функцию преемника действующего президента. С другой стороны, это прямой путь к хаосу и вакууму власти у следующего президента, если он не сможет предложить никаких новых смыслов (действующая общефедеральная элита заинтересована в том, чтобы никакого другого смысла при новом президенте не появилось, потому что это позволяет его контролировать). На мой взгляд, один из очевидных смыслов нового президентского курса вытекает из региональной политики.

Если смысл президентства Владимира Путина заключался в стабилизации, остановке распада, в установке некой платформы (хорошей или плохой — это за скобками обсуждения), то для будущего президента это должно стать вопросом развития, он может воспользоваться наследством, которое ему достанется, для того чтобы начать некий новый путь развития. И, на мой взгляд, единственный путь стать самостоятельным и успешным президентом — это снять все те плотины, загородки, которые в течение восьми лет сооружались на уровне регионов. Свою роль, которую отводил им Путин, они уже сыграли. Та пена, которая была вызвана 90-ми годами, уже плотиной задержана. Сейчас стоит вопрос, каким образом использовать потенциал, который накопился в регионах, для того чтобы привести страну к состоянию успешного государства. Не используя региональный потенциал, невозможно в рамках гламурной рублевской тусовки реализовать крупные проекты, осуществить прорыв. Вывезти что-то из страны можно, построить — нет.

Инициатива должна исходить от региональной элиты. Вызов заключается не в том, чтобы Москва начала что-то формировать для регионов, а в том, могут ли регионы предложить свою стратегию развития Москве.

Виктор Зубарев, депутат Госдумы РФ, фракция «Единая Россия», председатель совета Красноярского регионального отделения «Деловой России»:

Депутат Госдумы Виктор Зубарев уверен, что новая элита, которую будет уважать общество, растет в регионах. Фото Михаила ПЕРИКОВА

— Возглавляя отделение «Деловой России«, я считаю, что страна начнет развиваться и процветать только в треугольнике «власть-бизнес-общество». Наша задача — в короткое время выстроить равносторонний треугольник. Формирование элит будет идти одновременно. Выдвигая в различные общественные институты своих представителей от бизнеса, за которыми стоят большие коллективы, которые уже сегодня несут на себе ответственность за принятие решений (выполняя тем самым функцию управления), мы выходим на соглашение между обществом и властью, мы формируем элиту. Я уверен, что крупные бизнесмены, крупные предприниматели будут расти из регионов, они будут вытеснять тех предпринимателей, которые получили свое состояние незаслуженно, нерыночным путем. Просто надо немного времени, потому что на смену нынешним элитам приходят новые, более умные, имеющие опыт современного ведения бизнеса. В элиты выталкивается та часть управления, которая будет уважаема не только властью, но и обществом.

Александр Солодкин, председатель постоянной комиссии по научно-производственному развитию и предпринимательству Совета депутатов Новосибирска:

— Я не согласен, что формирование российской элиты будет идти в регионах, автономно, без учета процессов, происходящих в Москве. Наоборот, думаю, что есть и будет абсолютно прямая зависимость. В то же время правящая элита будет в ближайшее время кардинально меняться. В этом нет сомнений, это видно сегодня даже на примере новой Государственной думы. К руководству комитетов пришли молодые политики, идет изменение структур. Я думаю, что это коснется напрямую всех городов России. Наверное, все же не стоит сегодня отделять себя от Москвы, хотя понятно, что Москва стала государством в государстве. Наша задача — добиться того, чтобы хорошие региональные инициативы были услышаны на уровне Москвы. И принимались.

Александр Бойко, президент компании «Трансервис«:

— Я уверен, что нынешняя элита, которую называют олигархо-бюрократической, криминально-бюрократической, — это пена, которая вскоре осядет. Время «гоп-стопа» кончилось, пришло время специалистов. Профессионалы будут формировать новую элиту.

На мой взгляд, основная задача элиты — создать магнит. Магнит, который бы притягивал всех членов общества, чтобы туда хотели попасть все. А попадут туда лучшие, и не обязательно из нынешних элит. Ведь элита — это та же монополия и, как всякая монополия, обречена на вымирание, если не будет подпитываться извне. Я не считаю сегодняшние «социальные лифты» настолько узкими, что не дают пробиться наверх молодым и талантливым, но рожденным в бедных семьях или в далекой глубинке. На мой взгляд, путь в элиту открыт для всех, кто к этому стремится, кто понимает миссию элиты.

Михаил Хазин, президент компании экспертного консультирования «Неокон»:

— Чтобы понять, в каком состоянии пребывает российская элита, нужно вернуться в 80-е годы. Именно тогда произошел окончательный распад советской элиты. Этот распад привел к тому, что в стране образовалось несколько групп, каждая из которых претендовала на то, что именно она должна выражать интересы общества. Они обещали обществу, что их легитимность построена на неких принципах, и поэтому они имеют право быть элитой. Среди этих групп была и новая коммунистическая элита, которая хотела вернуться к исходным вариантам 30–50-х годов. Элиты национально ориентированные включали в себя как русский, так и другие народы. Собственно из-за активности этих элит и произошел распад СССР. Были группы, считающие себя элитами православными и западными. К последним принадлежали люди, которые полагали, что они должны прийти к власти, потому что они будут вести Россию на Запад и видели там источник своей легитимности. Победили именно эти последние.

На это есть и множество причин, в том числе экономических, но факт остается фактом: в 90-е годы власть получили люди, которые источник своей легитимности видели за пределами своей страны — на Западе (в Лондоне, Вашингтоне — неважно). Эти люди совершенно не были заинтересованы в усилении страны. Россия не вела диалог с бывшими республиками СССР, что совершенно естественно для элиты, которая свою легитимность видела на Западе. Ведь она не получала полномочия от Запада вести такие переговоры. Надо отдать себе отчет, что эта элита до сих пор у власти в нашей стране.

Специфика современного момента, специфика правления Путина состоит в том, что значительная часть этой элиты обнаружила, что тот статус, который они могут иметь в рамках западной иерархии, много ниже, чем тот статус, который они уже получили в России. И это для них стало катастрофой. Когда сюда приезжает какой-нибудь Каспаров и начинает из себя изображать «крутого», потому что в западной иерархии он уже имеет некие чины и регалии, то местные начальники, даже не очень крупные, приходят просто в ужас. Что же получается? Мы уедем туда и будем ниже, чем вот этот? И появилось ощущение, прежде всего у команды силовиков, но потом и у большинства новой элиты, что без существования сильной России им невозможно сохранить свой высокий элитный статус.

С точки зрения народа, вся эта элита нелегитимна в принципе, потому что источник легитимности она видит на Западе.



Comments are closed.

Так же в номере