Главная » Макроэкономика » Как это делается в других странах…

Как это делается в других странах…

Внешнеэкономические связи субъектов СФО, согласно данным таможенной статистики, по-прежнему расширяются в основном за счет импорта зарубежной продукции. В то же время эксперты отмечают растущий интерес к Сибири со стороны зарубежных инвесторов, несмотря на специфичные для этой территории проблемы. Своими оценками проблем и перспектив внешней экономики СФО с корреспондентом «КС» ОЛЬГОЙ КОЛОМЕЙЦЕВОЙ поделился посол по особым поручениям, представитель МИД РФ в СФО ВИКТОР САМОЙЛЕНКО, который более 20 лет представлял интересы России за рубежом.

Фото Михаила ПЕРИКОВА

— Виктор Васильевич, каковы, по вашим оценкам, главные итоги минувшего года в развитии международных отношений субъектов СФО? Какие перспективы на 2008 год?

— Последние годы приоритет во внешнеэкономических отношениях сибирских регионов был за странами АТР. В 2005 году был подписан меморандум о сотрудничестве СФО с китайской провинцией Хэйлунцзян, и сейчас можно подводить некоторые итоги этого сотрудничества. Стоит отметить, что многие положения меморандума были реализованы и что китайская сторона очень серьезно подошла к реализации договоренностей. Мы, к сожалению, сделали не все из того, что намечалось, хотя многое все-таки удалось. Китай для нас — это естественный партнер, сосед, с которым мы будем развивать отношения, хотим мы того или нет. Я имею в виду, что порой на бытовом уровне раздаются высказывания, что, дескать, у китайцев какие-то планы в отношении России. Глубоко в этом сомневаюсь, потому что Китай для нас — это партнер, быстро набирающий экономическую мощь, который уже в ближайшем будущем сможет выйти на самые передовые рубежи в экономическом развитии, а в перспективе — и обогнать США. Сотрудничая с этим государством, мы могли бы решить многие задачи, в том числе связанные с развитием экономики Сибири и Дальнего Востока. Со времени подписания меморандума объем торговли между СФО и Китаем вырос более чем в два раза. Сейчас, по таможенной статистике, товарооборот оценивается в $10 млрд, хотя, по некоторым другим оценкам, он достигает $12 млрд. Заметно активизировались китайцы и в инвестировании в Сибирь. Особенно это касается приграничных регионов, например, Иркутской и Читинской областей, где китайские компании начали вкладывать деньги в разработку месторождений полезных ископаемых и переработку леса. Кроме того, Китай стал проявлять интерес к строительству и девелопменту, к переработке сельхозпродукции, что тоже очень перспективно. При этом определилась тенденция: по-прежнему более 50% нашего экспорта в Китай представляет собой сырье, но наш экспорт не увеличивается, а импорт из Китая в последние годы заметно вырос, в том числе за счет ввоза оборудования, машин, станков. То есть процесс модернизации производства, который активно начался в Сибири, во многом происходит за счет китайского оборудования, в принципе, достаточно качественного и современного.

Еще один партнер, с которым, на мой взгляд, складываются очень перспективные отношения для Сибири, — это Индия. В Новосибирске уже есть примеры успешного сотрудничества с Индией, в частности, «Сибэлектротерм» выполнил несколько крупных контрактов по поставкам туда своей продукции, «Силовая электроника» тоже нашла в этой стране перспективных партнеров. Но масштабных инвестиций пока не наблюдается. Поэтому, думаю, объявленный год России в Индии даст дополнительные возможности и для регионов Сибири.

Кстати, интересные возможности для нас открываются и в связи с тем, что 2008 год будет годом России в Болгарии. Думаю, в этом году мы увидим здесь болгарских бизнесменов прежде всего в сфере туризма. Произошла некоторая активизация отношений с Южной Кореей, но их развитие будет зависеть от нашей инициативы и настойчивости, потому что корейцев здесь все-таки что-то смущает. Полагаю, что вопрос ближайшего будущего — появление в Сибири японского бизнеса. Наконец, есть хорошие перспективы развития отношений с Таиландом, Вьетнамом, Сингапуром, Малайзией.

2007 год, на мой взгляд, должен запомниться также усилением наших контактов с Германией. Это был год Сибири в Германии, и, подводя промежуточные итоги, можно сказать, что стало главным. Для Германии до 2006 года Россия ограничивалась Уралом. Во время презентации СФО на Ганноверской ярмарке в прошлом году стало ясно, что слово «Сибирь» для немецкого бизнеса стало символическим — оно моментально вызывает реакцию. Это радует. В течение года в Сибири побывало несколько серьезных делегаций из Германии, которые явно готовят платформу для масштабного сотрудничества с нашими регионами, и в первую очередь в плане инвестиций в промышленность, а не только торговли. В интервью вашей газете руководитель Представительства немецкой экономики в РФ Михаэль Хармс сказал, что одна из проблем немецкого бизнеса в Сибири — ограниченный рынок. Он действительно небольшой на фоне европейской части России, но почти 20 миллионов жителей — тоже немало. И возможность поставлять сюда современное промышленное оборудование, транспорт, строить предприятия для переработки древесины — очень перспективные направления, которые не могут не привлекать немецкий бизнес. С этой точки зрения, создание Российско-германской торгово-промышленной палаты — очень позитивный шаг, потому что это инструмент постоянного контакта двух стран, и для наших предприятий он должен стать каналом выхода на немецкие рынки.

— Однако, по данным таможенной статистики, товарооборот СФО именно с Германией по итогам 2007 года сократился наиболее заметно — на 31%. С чем это связано?

— Объясняется это скорее всего тем, что возросла доля импортных товаров из Германии, растаможка которых проводится в Москве и Санкт-Петербурге, а затем они уже доставляются в Сибирь. Так что, думаю, реального сокращения объемов торговли сибирских регионов с Германией не произошло. Но этот вопрос заслуживает дополнительного изучения.

— В последнее время в немецких СМИ усилилась критика политической ситуации в России. Как вы считаете, это может повлиять на развитие экономических отношений Сибири с Германией?

— Здесь необходимо разделять политику и экономику. Появление критических нот стало особенно заметно после мюнхенской речи президента РФ, когда Россия четко заявила о своих интересах. Это не всем понравилось. К сожалению, не вся пресса объективна, некоторые СМИ там тоже могут представлять интересы определенных кругов, поэтому критические высказывания есть, и, наверное, их станет еще больше. Но это политика. А что касается экономики, то я бы не сказал, что есть какие-то сигналы обострения отношений. Для инвестора ведь главное стабильность. И то, что у нас ситуация на ближайшие годы прогнозируемая, — это стабилизирующий фактор, в том числе для бизнеса. Ведь после выдвижения кандидатуры Медведева на пост президента российские акции пошли вверх.

— Но в рейтинге Всемирного банка по условиям ведения бизнеса в 2007 году Россия заняла 106-е место из 178 — на 10 позиций ниже, чем год назад. Как может такой факт отразиться на развитии внешнеэкономических контактов Сибири, где проблем у бизнеса явно больше, чем в европейской части страны?

— О наших проблемах знают и российские, и иностранные бизнесмены. Поэтому не думаю, что в этой ситуации десять пунктов вверх или вниз принципиально повлияют на активность зарубежных инвесторов. Конечно, за рубежом понимают, что создавать в России предприятие со 100%-ным иностранным капиталом проблематично, поэтому ищут российских партнеров для решения проблем, масса которых действительно происходит на пустом месте. Конечно, сложно представить немецкого бизнесмена, который, приехав сюда, будет несколько дней пытаться получить в ГАИ номер для своей машины, при том что в Сингапуре, например, даже такие вопросы, как регистрация компании, можно решить за полчаса. Это касается и работы таможенных органов, и криминогенной ситуации, и поведения милиции на дорогах, и достойного жилья, которое в Новосибирске, например, только начинает строиться, — это все составляющие условий ведения бизнеса…

— А предполагаемые условия ведения бизнеса в особых экономических зонах СФО, по вашему мнению, на каком уровне? Что в первую очередь может стать препятствием для прихода туда иностранных инвесторов?

— Недостаточно выделить территорию и построить там какие-то здания. Я вспоминаю свой опыт работы в Сингапуре, когда в 1970-е годы сингапурцы начали создавать ОЭЗ. Была маленькая деревушка на берегу моря, а рядом мангровые болота. И там они решили создать особую экономическую зону. Они разровняли площадку, подвели коммуникации, организовали всю инфраструктуру, построили производственные помещения четырех разных размеров и пригласили инвесторов: привози оборудование, подключай и работай. Открыть производство можно было за месяц. Эта концепция сработала. Потом они и китайцев научили. А создавать ОЭЗ так, чтобы позвать инвесторов и предложить им вложить деньги в инфраструктуру… Думаю сложно ожидать что кто-то бросится сюда. Надо иметь в виду и то, что фискальная политика — это не просто сбор денег с производителей. Налоговый режим — мощный инструмент стимулирования производства. В данном случае он даст толчок инвестициям и развитию. Я не вижу, что в наших ОЭЗ этот механизм достаточно проработан. Вот точка зрения человека, который видел, как такие проекты делаются в других странах.

Ольга КОЛОМЕЙЦЕВА


Comments are closed.

Так же в номере