Главная » Общество » Какой-то не такой театр

Какой-то не такой театр

В новогодние каникулы в Кемерове и Новосибирске прошли гастроли «Такого театра» из Санкт-Петербурга. Александр Баргман и Ирина Полянская сыграли в Кемерове искрометный спектакль «Черствые именины», а на сцене новосибирского театра «Старый дом» — по моноспектаклю. Залы, по причине недостаточной рекламы и каникул, были, мягко сказать, полупустыми, но зрители, пришедшие на спектакли, не пожалели — такого блеска и класса актерскую игру увидеть можно крайне редко.

«Такой театр» — это четыре питерских актера, сделавшие четыре спектакля. Год назад, на прошлом фестивале Sib-Altera, Александр Баргман и Ирина Полянская играли с огромным успехом «Черствые именины». Секрет успеха в том, что спектакль этот разрушает само понятие театра, ту самую «четвертую стену», отделяющую актеров от зрителей непроницаемым барьером. Четкого момента начала спектакля не существует — актеры слоняются по сцене, переставляют стулья, звонят по телефону, потом, когда выясняется, что можно начинать, обращаются к залу с просьбой ни в коем случае не выключать мобильные телефоны: «А вдруг раздастся самый важный звонок в вашей жизни?» Потом представляют друг друга, и выясняется, что самой удачной ролью Ирины Полянской был пожар в «Золушке», а Александр Баргман переиграл весь мировой репертуар, причем двух разных Гамлетов и двух Дон-Жуанов. Что, заметим, сущая правда.

На сцене минут двадцать царит веселая неразбериха — актеры зрителей угощают вином, а те им предлагают коньяку и то и дело, по ходу действия, вставляют реплики. Действие, между тем, совершенно немудреное, до боли напоминающее сюжет культового фильма — после именин хозяйка по имени Надя обнаруживает на балконе незнакомого мужчину, оказывающегося гостем, Виктором из Хабаровска, заснувшим от усталости и смены часовых поясов. Но история, которую можно сбацать в пятнадцать минут, становится репетицией и проигрывается несколько раз — вот здесь Виктор должен испугаться, вот здесь Надя — задуматься. На зрителя вываливаются все актерские штампы, все общие места — и он буквально корчится от смеха. Смех смехом, но понемногу спектакль становится все более лирическим — как положено, историей двух одиноких людей, ощутивших внезапную потребность друг в друге.

Спектакль хорош тем, что разрушает нормы, согласно которым зритель должен смирно сидеть, смотреть и ни во что не вмешиваться. Здесь можно вмешиваться — и спектакль каждый раз играется по-другому, ни разу не повторяясь. Такая форма требует от актеров не просто мастерства, но и отваги — не всякий сможет мгновенно отреагировать на, может быть, не вполне корректную и доброжелательную реплику из зала. И в этой непредсказуемости и рискованности игры — вся соль этого искрометного спектакля.

Моноспектакли, сыгранные в Новосибирске, оказались полной противоположностью «Черствым именинам» — глубокими и серьезными. Ирина Полянская представила постановку «Звезда моя Аделаида» по мотивам романа Достоевского «Идиот». Актриса произносит сбивчивый, путаный монолог Аглаи — действие романа завершено, князь в лечебнице. Монолог, близкий потоку сознания, постепенно поднимается до верхнего «до», достигая невозможной пронзительности.

Спектакль Александра Баргмана «Душекружение» по рассказам Владимира Набокова «Картофельный эльф» и «Королек» стал настоящим потрясением. Александр Баргман показал настолько высокий класс игры, что, порывшись в памяти, не знаешь, кого бы с ним рядом можно поставить. Играя трех персонажей одного рассказа и трех — другого, он перевоплощался в мгновение ока, улыбкой, гримасой, наклоном и поворотом головы меняя регистр и тональность, переходя от убийственной сатиры к трагической иронии, заставляя зал смеяться и замирать. Фейерверк аттракционов, каскад фокусов и абсолютная свобода — наверное, это можно назвать гениальным лицедейством. По сравнению с мастерством Баргмана, умеющего высечь хохот одним движением бровей, все потуги мастеров эстрадного жанра, процветающих на телеэкране, кажутся жалким детским лепетом. Галкин с Петросяном должны удавиться от зависти. Актеров такого масштаба по определению не может быть много, возможно, их во всей стране — по пальцам сосчитать. Тем более обидно, что практически никто из артистов новосибирских театров не счел нужным прийти на моноспектакль «Душекружение». Хотя бы в целях, так сказать, повышения профессионального мастерства.

Андрей СМИРНОВ


Comments are closed.

Так же в номере