Главная » Стиль жизни » Алексей Федорченко: «Пошлость — это когда внешнее больше, чем внутреннее»

Алексей Федорченко: «Пошлость — это когда внешнее больше, чем внутреннее»

Достижения российского авторского кинематографа уже давно стали бесспорным брендом на Западе, но в отечестве, как водится, воспринимаются неоднозначно. Последний фильм уральского режиссера Алексея Федорченко «Овсянки», собравший целый букет престижных фестивальных наград, новосибирским зрителям представил сам режиссер после премьерного показа в кинотеатре «Победа».

Звезды

«В Венеции фильм встретили овацией на 12 минут. Говорят, что Тарантино аплодировал стоя, — я этого не видел, потому что был буквально ошарашен. Потом мы с ним полчаса разговаривали — вернее, он разговаривал, потому что я по-английски не говорю. Вскоре подошла Ингеборга Дапкунайте и помогла с переводом. Такого успеха мы не ожидали, потому что просчитывать успех бесполезно и глупо: фестивальная удача зависит от множества факторов, от того, как звезды сойдутся».

Искусство

«Потом были Варшава, Абу-Даби, Владивосток, Париж, Гамбург — всего около 12 фестивалей. Победы ничего не изменили в моей жизни. Надо просто снимать кино, которое тебе нравится. Иногда говорят, что в фильме все специально сделано так, чтобы понравиться западному зрителю: красивая природа, экзотические обычаи, сильные чувства. Что ж, в фильме действительно много всего хорошего, и весь процесс съемок — это сплошной кайф. А «Овсянки» уже существуют отдельно от меня как какой-то бренд».

История

«Хороших сценариев сегодня очень мало, и это проблема. Сценарий «Овсянок» практически идеален. Его автор — Денис Осокин, писатель из Казани и мой друг. Еще в 2001 году я прочел его повесть «Ангелы и революция», сел на поезд — и поехал в Казань знакомиться. Проза у Осокина легкая и глубокая, это замечательная литература. Денис — филолог, исследователь культуры финно-угорских народностей, поэтому в картине много этнографии. Меря когда-то действительно жили на территории России к северу от Москвы, но уже в XVII веке были полностью ассимилированы славянами».

География

«От языка меря остались только красивые названия рек: Нея, Кострома, Кинешма, Нерея, Мережа. Мы не воссоздаем исторических меря — мы понимаем это более глубоко. Меряне — это некий идеальный мир. По сюжету герои едут из костромского городка Нея, где они работают на целлюлозно-бумажном комбинате, и по дороге проезжают Кадый (Костромская область), Кинешму, Юрьевец и Пучеж (Ивановская область), Балахну (Нижегородская область), Нижний Новгород. Такая вот география».

Эротика

«Жанр фильма определен в прокате как эротическая драма. Да, там много эротики, но это красивая несексуальная эротика. Когда я снимаю, то не думаю жанрами. Фильм «Овсянки» я чувствовал как реквием, но это и драма, и мелодрама, и роуд-муви. В фильме есть изображение обнаженного женского тела, но западные зрители не увидели в этом никакой пошлости. Даже в Абу-Даби, где некоторые зрители-мусульмане выходили из зала, прикрыв глаза ладонью, фильм получил Гран-при за духовность и красоту. В телевизионных сериалах пошлости, на мой взгляд, намного больше».

И драма

«Если говорить о героине фильма Тане, то возникает вопрос, от чего она умерла. С одной стороны, ее замучил своей безумной страстью муж, задушил своей плотской любовью. С другой стороны, она умерла от недолюбленности. Вот такая драма телесного и духовного. Вымирание народов — это тоже процесс необратимый и драматический. Сейчас из 6000 языков на планете ежегодно исчезают 30. Конечно, нужно максимально поддерживать каждый язык, каждую культуру».

О себе

«Моя жизнь не очень интересна, а «Овсянки» — совсем не биографическая вещь. Моего там немного. Например, глиняная девушка из стихотворения, которое читает Виктор Сухоруков: «Мексиканскую игрушку мне привез кубинский друг. На башмак она похожа, в ней вода рождает звук». Эту поющую игрушку я действительно привез из Мексики. По образованию я экономист, начинал работать на серьезном оборонном заводе, но быстро понял, что строгий режим не для меня. Ушел на первую попавшуюся работу, а попалась должность экономиста в замечательном творческом объединении «Надежда» Свердловской киностудии под руководством Валерия Савчука. Объединение было в то время одним из лучших в мире, фильмы собирали призы на всех фестивалях, работала плеяда интересных молодых режиссеров».

И о кино

«Ну и затянуло. Во ВГИК я поступил на сценарный факультет, чтобы разговаривать с режиссерами и сценаристами на одном языке. Когда я снимал свой первый фильм, постоянно смотрел Такеши Китано: «Сонатину», «Фейерверк» и «Кикуджиро». Потом мне пришлось даже выбросить несколько сцен, чтобы не быть слишком похожим на него. Об этом удивительном времени на рубеже веков я собираюсь снять документальную комедию с рабочим названием «Кино эпохи перемен». Из современных отечественных режиссеров мне приятно общаться с Игорем Волошиным, Алексеем Попогребским, Алексеем Германом, Светой Проскуриной. Такая вот приятная компания».

Планы

«Новость только одна: у меня появились частные и государственные инвесторы, и я запустился с новой картиной. Фильм называется «Небесные жены полевых мари» и снова рассказывает о финно-угорском мире. Сценарий Дениса Осокина написан на двух языках, и в фильме будет звучать наравне русская и марийская речь. Съемки планируются в Республике Марий Эл, и совсем скоро я поеду в Йошкар-Олу. Там сыграет снова Юлия Ауг, а также ее дочь. Будет занято много марийских исполнителей, профессиональных актеров и простых людей. В запасе у меня еще пять готовых сценариев».

«ОВСЯНКИ»
2010 год, эротическая драма, 75 минут
Режиссер: Алексей Федорченко
Сценарий: Денис Осокин
Оператор: Михаил Кричман
В ролях: Виктор Сухоруков, Юлия Ауг, Игорь Сергеев, Юрий Цурило
Художник: Андрей Понкратов
Продюсеры: Мэри Назари, Игорь Мишин
Венецианский фестиваль: приз Ozella за лучшее изобразительное решение получил оператор-постановщик Михаил Кричман; приз FIPRESCI; приз Экуменического жюри и почетная Премия Назарено Таддеи.



Comments are closed.

Так же в номере