Главная » Финансы » «Почти каждая проверка ФССН заканчивается выявлением нарушения»

«Почти каждая проверка ФССН заканчивается выявлением нарушения»

Несмотря на начало стабилизации отечественной экономики с российского, а также сибирского страхового рынка продолжают уходить игроки. С чем связана эта тенденция? Какие претензии надзорные органы чаще всего предъявляют действующим страховщикам? И какова вероятность дальнейшего секвестирования участников рынка? По этим и другим вопросам корреспондент «КС» ЮЛИЯ ДАНИЛОВА побеседовала с руководителем инспекции Федеральной службы страхового надзора по Сибирскому федеральному округу ЮРИЕМ СИДОРЕНКО.

— Юрий Маркович, каковы на сегодняшний день основные нарушения на страховом рынке округа, с которыми вы сталкиваетесь?

— К сожалению, почти каждая проверка, проведенная сегодня нашей службой, заканчивается выдачей предписания по устранению выявленного нарушения по разным аспектам страховой деятельности. Прежде всего хочу констатировать, что далеко не все компании вовремя перестроились на изменение структуры своего страхового портфеля, провели оптимизацию расходов. Как результат, живя вчерашним днем и не получая живых денег по заключенным договорам страхования в тех объемах, что и раньше, они не могут вовремя и в полном объеме производить страховые выплаты. У многих компаний сейчас расходы превалируют над доходами. Не стоит забывать о том, что 50–60% выплат, которые страховщики показывают в общедоступной отчетности, — это еще далеко не все расходы. Они несут затраты на ведение дела, на выплату дивидендов акционерам, на отчисления в резервные фонды, выплату налогов и т. д. Все это в совокупности нередко превышает 100%. Да, расходы оптимизируются, но достаточно однобоко. В первую очередь под сокращение попадают управления, занимающиеся урегулированием убытков, которые, на наш взгляд, сегодня, наоборот, необходимо усиливать и наращивать. Дело в том, что в большинстве компаний в период кризиса и посткризисный период начало увеличиваться количество поступающих заявлений на выплату от страхователей. Если раньше клиенты предпочитали решать вопросы при мелких авариях с ущербом в 3–6 тыс. рублей самостоятельно, то сейчас даже такие расходы они пытаются возместить через страховую компанию. Так что объем работы у страховщиков существенно вырос.

Вызывает вопросы подход ряда страховщиков к своим клиентам, когда те обращаются за выплатой по страховому событию. Нередко заявителя заведомо объявляют мошенником и задерживают выплату под предлогом того, что проводятся следственные мероприятия, так как есть подозрение, что человек нечист на руку. Однако проведение этих мероприятий, как правило, не задокументировано, и компания не может своевременно обосновать свои подозрения перед нами — надзорным органом, в который человек обращается в связи с затягиванием сроков выплаты. Я уже не говорю о договоренностях с оценщиками по занижению суммы выплаты, которые также имеют место.

Отсутствие финансов на выплаты вытекает в том числе из нецелевого расходования средств и привычки работать с большим валом наличности, сформировавшейся в докризисные годы. Особенно эта проблема характерна для филиалов. Нередки случаи, когда при увольнении директора филиала никто из головного офиса даже не приезжает в регион и не принимает дела — из Москвы просто назначают нового человека. Это порождает безнаказанность. В течение первых трех месяцев к новичку обычно жестких требований не предъявляют, а он, чтобы себя показать и заранее зная, что уйдет, делает все для увеличения объема портфеля, качество которого его не волнует. Немало случаев, когда такие руководители заключали договоры со страховыми брокерами, которым предоставляли полисы для продажи клиентам. Потом компания не видела ни полисов, ни клиентов, ни денег за проданные страховки. Брокеры же начинали выкручивать страховщику руки, требуя выплаты возмещений своим клиентам и повышенных комиссий. За кризисный 2009 год таких прецедентов в нашем округе было немало.

— Насколько в регионе сегодня распространено такое нарушение, как демпинг?

— Он всегда был серьезным нарушением, а сегодня ситуация еще более обострилась, и демпинг встречается на всех видах страхования, кроме жизни. Игроки демпингуют, предлагая большие скидки по тарифам, «откаты» при заключении договоров страхования имущества. В данной ситуации «скидки» могут составлять десятки процентов, что также добавляет проблем компании. Какие выплаты и сбалансированный портфель могут быть в такой ситуации?!

Еще одно нарушение — нелицензионная деятельность. Эта тенденция сейчас усилилась, так как компании всеми силами стремятся побольше заработать и привлечь побольше клиентов, в том числе за счет переманивания их у конкурентов. Напомню: для того чтобы работать по тому или иному виду страхования, страховщик обязательно должен получить на это лицензию в надзорных органах. Однако есть такие специфические, но интересные виды, по которым лицензии получать сложно. Например, добровольное страхование пассажиров от несчастного случая. В данной ситуации нужно предъявить в ФССН статистику по несчастным случаям на транспорте, которая является коммерческой тайной работающих транспортных компаний. В свободном доступе ее нет. Вот страховщик на свой страх и риск предлагает пассажиру полис по добровольному страхованию на выгодных условиях, не имея на это права. С обывательской точки зрения в этом нет ничего плохого, но с юридической человек заведомо обрекает себя на проблемы при попытке получить выплату при наступлении страхового события.

К нарушениям я бы также отнес пресловутый человеческий фактор. Подготовка специалистов, которые работают во многих страховых компаниях, оставляет желать лучшего. Мы постоянно сталкиваемся с массой ошибок в выполнении тех инструктивных материалов, которые обязательны для добросовестных субъектов страхового дела. Это составление отчетности, проверка документов, которые предоставляют страховые агенты, составление актов урегулирования убытков. Частично это происходит из-за невнимательности, частично из-за того, что на рынке наблюдается хроническая нехватка квалифицированных кадров.

— С чем это связано?

— Огромную роль играет тот факт, что персонал страховщика не дорожит своим рабочим местом, так как знает, что без особых проблем может найти работу в другой компании. По этой же причине у него нет и желания повышать свою квалификацию — на рынке слишком много игроков, у которых он и так будет востребован. Да, за последний год с рынка СФО ушло несколько региональных компаний и было закрыто около 40 филиалов федеральных страховщиков, но работавшие в них коллективы нашли себе применение. В ряде случаев в офисах, в которых они работали, просто сменились вывески.

К примеру, как сегодня работают страховые агенты? Довольно часто они трудятся сразу на несколько компаний, принося полисы по разным видам страховок тому, кто платит по ним больше комиссионных. Чем это чревато? Если клиент купил несколько страховок (каско, ОСАГО, имущество, несчастный случай), то для одной компании он был бы желанным страхователем, так как риски наступления страхового события по всем видам невелики. Но селекция полисов на уровне страхового агента приводит к тому, что кому-то достаются страховки ОСАГО, отличающиеся высокими рисками, а кому-то — низкорисковые имущество или несчастный случай. Если процесс становится массовым, то приводит к дисбалансу страхового портфеля. Это также следствие низкого качества работы компании со своими страховыми агентами.

Кстати, как я уже отмечал, в последнее время в округе участились прецеденты перемещения целых коллективов из одной компании в другую. Обострение этой проблемы заключается в том, что «голова» компании не может определить свою региональную политику и в филиалы приходят не те люди, которые нужны. У нас в службе есть списки руководителей, которые ушли нецивилизованно из страховой отрасли: на них поступали жалобы, или они не сдали все документы при ликвидации компании. Но данной информацией мало кто руководствуется. В этом плане в банковском секторе больше чистоты. Если директор филиала кредитной организации «прославился», даже не будучи виноватым, а просто работая в системе банка, который вел себя некорректно, первым человеком он уже не будет. На страховом рынке есть два–три десятка руководителей высшего звена даже на федеральном уровне, которые прилично «наследили» на старом месте. Но их берут в другую компанию как хороших менеджеров, которые могут в короткие сроки нарастить хорошие объемы. Все это выливается в новые проблемы.

— На каких видах страхования чаще всего встречаются описанные вами нарушения?

— Проще всего страховщику работать по моторным видам страхования, в которых агент сразу получает большую премию: по ОСАГО — за счет массовости, а по каско — за счет дорогих машин. Ставь свой баннер на автобарахолке — и собирай страховые взносы! Это легкие деньги, но и самый убыточный вид деятельности, потому что работа идет в открытом поле, где собираются все клиенты, без селекции. В данной ситуации во многом виноваты сами страховщики. За последние годы они очень сильно разбаловали клиентов и, чтобы переманить их к себе, снижали цены, предлагали подарочные схемы и полисы. Сейчас страхователи целенаправленно ищут такие предложения. Кроме того, даже заключив договор каско по средней машине тысяч на 35, клиенты, если ничего за год не случилось, хотят отбить эти деньги обратно. И для этого вновь используются схемы. Как результат, убыточность по моторным видам крайне высока.

Однако на рынке страхования имущества и ответственности также возможны нарушения. Не секрет, что в период интенсивного роста рынка многие страховые компании, даже входящие в ТОП-15, набили очень серьезные шишки, работая с автосалонами и занимаясь страхованием сдаваемого в аренду городского и областного имущества. К примеру, производилась неправильная оценка принимаемого на страхование имущества, учитывались не все риски, что приводило к занижению цены полиса и убыткам страховщика в случае наступления страхового события. Это также является следствием низкой компетентности специалистов. Но в погоне за прибылью и увеличением клиентской базы компании обращают на это мало внимания.

— Можете назвать страховщиков, работающих в округе, которые чаще всего допускают нарушения?

— К сожалению, нет, так как меня могут обвинить в несправедливой оценке. Есть масса случаев, когда в Сибири компания работает отвратительно и на нее в ФССН поступает масса жалоб. Но когда мы начинаем обсуждать такую ситуацию с коллегами из других округов, выясняется, что на их территории это качественный и добросовестный игрок, выполняющий все обязательства перед клиентами, и в среднем по России «температура» деятельности у этой компании прекрасная. В подобных ситуациях очень многое зависит от руководства на местах, а также от центра. Возможно, головной офис компании в Москве не ставит перед собой задачу работать с конкретным регионом. Все это и выливается в проблемы.

В то же время я хотел бы отметить: да, мы не можем оперативно проверить все компании, работающие в округе, но допущенные ими нарушения безнаказанными не остаются. Сейчас довольно много нормативных документов, документов финансовой отчетности, в которых спрятать цифры уже невозможно. Они очень четко свидетельствуют о финансовом состоянии компании и о нарушениях, которые были ей допущены.

— Много ли в округе страховщиков, которые еще могут в ближайшее время уйти с рынка?

— Желающие уйти есть, так как требования надзорных органов к участникам рынка ужесточились и компаниям стало сложнее работать. Нужно серьезнее относиться к коллегам-конкурентам, аккуратнее использовать административные ресурсы. Кроме того, в отличие от «регионалов», у федеральных компаний больше возможностей для привлечения клиентов, так как у них более раскрученный бренд, более выгодные условия размещения депозитов и диверсификации бизнеса, — а значит, они могут предложить и более интересные для клиента тарифы. Далеко не всегда это тарифы рыночные. К примеру, на рынке округа были ситуации, когда средний тариф по страхованию ОСАГО составлял 7–8% при необходимых 10%, а «федералы» предлагали 1,5%. Сколько «регионал» может продержаться при такой игре? Даже если он будет нормально работать, при отсутствии притока клиентов ресурс, на который он может жить, иссякнет достаточно быстро. «Федерал» тоже будет терпеть убытки, а когда вытеснит местного игрока — заявит те же самые 10%. Это абсолютно точно!

Кроме того, до сих пор непонятна ситуация с медстрахованием, в котором работает много «регионалов». Ни для кого не является секретом, что не во всех регионах Сибири ОМС проходит цивилизованно. Исполнительная власть может под разными предлогами допускать к работе только «своих» страховщиков, что нарушает принцип свободной конкуренции. Но в 2011 году ситуация должна измениться, и это приведет к очередному сокращению ниш рынка, в которых могли бы работать местные страховщики. Да, безусловно, сегодня в Сибири есть компании, которые исполняют все предписания ФССН и не отказались бы дальше работать на рынке, но немногие из них смогут пережить очередную волну ужесточения требований со стороны надзорного органа — в частности, увеличение УК. Все это в совокупности может к середине 2011 года вызвать сокращение количества региональных игроков на треть (сейчас их 62).

— Появления каких новых тенденций в вашей работе вы ожидаете в 2011 году?

— Как я уже отметил, количество участников на страховом рынке будет сокращаться. Между тем количество проверок, которые мы обязаны проводить, не уменьшится, а это означает, что изучать деятельность оставшихся страховщиков мы будем тщательнее. Очень надеюсь, что этот факт вынудит оставшихся участников рынка работать цивилизованнее и приведет к сокращению числа выявляемых нами нарушений.



Comments are closed.

Так же в номере