Главная » Стиль жизни » Жоэль Шапрон: «Идентичность французского кино — в его разнообразии»

Жоэль Шапрон: «Идентичность французского кино — в его разнообразии»

В Новосибирске продолжается фестиваль «Французское кино сегодня». Как и ожидалось, традиционный 11-й кинофорум вызывает большой зрительский интерес. В конце октября на московской презентации фестиваля корреспондент «КС» ВАДИМ ВИЛЕНСКИЙ встретился с одним из его организаторов, директором Ассоциации французских дистрибьюторов «Юнифранс» (Unifrance) по центральной и восточной Европе, отборщиком Каннского кинофестиваля, историком французского кино ЖОЭЛЕМ ШАПРОНОМ.

— История французского кинематографа второй половины прошлого века помнит жаркую полемику его мэтров о том, что «коммерческий Голливуд своим давлением девальвирует национальные признаки французского кино, уничтожает его яркую индивидуальность и превращает искушенных европейских зрителей в бездушных потребителей своеобразной американской жевательной резинки». Спустя десятилетия месье Жоэль Шапрон высказывается, что «только при помощи коммерческих лент в кинотеатрах мы можем пропагандировать и рекламировать свое кино». Что это — системная уступка масскульту или все гораздо сложнее в век глобализации?

— Нет, это не уступка. И я действительно убежден в том, что единственную возможность реально пропагандировать свое кино мы можем находить только благодаря настоящим коммерческим кинотеатрам. В Советском Союзе хорошо знали французское кино не потому, что во ВГИКе смотрели Жан-Люка Годара, а потому, что в Новосибирске, Владивостоке и Мурманске смотрели Клода Зиди, Луи де Фюнеса, Жана Маре и Жерара Филипа. Тогда понятие «коммерция», может, еще и не существовало в СССР, но советские прокатчики покупали наше кино, ставили его в кинотеатры — и ваше государство получало за это довольно большие деньги. Сейчас, после того, как стали открываться ваши архивы, становится очевидным, что народная любовь к французскому кино позволяла советским функционерам покрывать кассовые недоборы с откровенно пропагандистских лент за счет французских кинокомедий. Я абсолютно уверен: чтобы французское кино существовало не только в глазах экспертов, но и в сердцах миллионов зрителей, оно должно присутствовать в коммерческих кинотеатрах. И это не реверанс «масскульту», а необходимость продвигать наше национальное кино. Ведь американские киношедевры стали известны миру благодаря самому широкому прокату в общем нехитрых, зачастую откровенно кассовых фильмов. Я хочу, чтобы люди обсуждали качество ленты после ее просмотра, а не со слов кинокритиков.

— В прошлом году вы сказали, что работаете над книгой об истории французского кино в России. Завершили?

— Нет. Одновременно было много других проектов. Сейчас присоединился к группе авторов, которая работает над энциклопедическим изданием «Мировой словарь кино». Я отвечаю за главы о советском и российском, венгерском, польском, чешском и словацком кинематографе. Надеюсь, что этот словарь выйдет в будущем году. Просто счастлив, что мне была оказана честь выполнить эту работу о кино, которое я очень хорошо знаю и люблю. В том, что я на время отложил в сторону свою книгу, ничего страшного.

— И, тем не менее, пожалуйста, расскажите о содержании этой книги.

— Книга о том, как воспринимали французское кино в России, сколько копий, фильмов, какие вышли и так далее. Я стал завсегдатаем в «Госфильмофонде», изучая старые каталоги. Мне очень интересно понять, какие фильмы и по каким критериям отбирал Советский Союз из тысяч картин, которые производились тогда во Франции. Почему, в конце концов, здесь увидели обожаемого вами Луи де Фюнеса в одной картине с Ивом Монтаном только после перестройки («Мания величия», фильм в свое время не был закуплен и не вышел в прокат. — «КС»). Есть очень много других вопросов по фильмам, которые не проходили у вас по идеологическим мотивам как не критикующие буржуазный образ жизни. Много любопытных политических и социальных моментов, в которых разобраться весьма полезно и важно. Ведь отбор кинофильмов — это одна из составляющих деятельности вашей прежней бюрократии, или советского чиновничьего аппарата, — а значит, часть вашей прошлой жизни и истории вашего кинопроката и, конечно, продвижения у вас нашего кино. Это очень интересно.

Боюсь только, что завершение книги займет еще не один год. Собираюсь поработать в региональных архивах, изучить подшивки местных газет, пообщаться с опытными очевидцами — любителями нашего кино в городах России. Кстати, в Новосибирске собираюсь это сделать обязательно. Понять, что раньше шло в кинотеатрах, какие ленты доходили до сибирских зрителей, а какие — нет, очень важно. Процентов 80 восприятия современного кино зависит от того, что смотрели люди старших поколений. К счастью, уход французского кино с больших экранов во время перестройки был отчасти компенсирован определенным развитием показов на малых экранах (в видеосалонах и при домашнем просмотре. — «КС») и, конечно же, телевидением, которое понимало, что демонстрация французских лент сопряжена с высоким рейтингом. В 1990-х поколение российских детей и подростков знакомилось с нашим кино по телевизору, и тем самым удалось избежать своеобразного вакуума во французском киноприсутствии в России.

— Вернемся к фестивалю «Французское кино сегодня». Для многих экспертов очевидно, что за 11 лет существования он выполнил одну из главных своих миссий — неизменно повышал французское присутствие в процессе возрождения российского кинопроката. Что дальше — способствование увеличению доли картин на российском рынке и повышению кассовых сборов или систематизация продвижения выдающихся режиссеров «новой французской волны»?

— Честно говоря, я не знаю. Абсолютно согласен с озвученной точкой зрения, что фестиваль уже выполнил свою главную миссию. Не уверен, что она будет актуальной еще долго, — как раз из-за состояния российского рынка проката. Собрать, как мы делали все эти годы, от шести до 10 картин, по которым мы устраиваем предпремьерные показы, можно только в регионах. В Москве это совершенно невозможно. Я не найду столько картин, которые будут готовы в один день и выйдут в российский прокат в ближайшие четыре недели. Если взять список лент, представленных в этом году в Новосибирске и Красноярске, то это девять купленных картин. Из них четыре являются настоящими предпремьерными показами в стране, а остальные уже прокатались в Москве и Питере. Мы с прокатчиками выбирали картины, не представленные в Сибири, потому что считаем их хорошим кино, которое обязательно надо показать большому количеству региональных зрителей. Но если бы я устраивал этот фестиваль в Москве, то ограничился бы четырьмя фильмами, а этого уже недостаточно для фестиваля.

Уверен, что чем дальше, тем труднее будет его организовывать. Никто не завозит сюда материал, если фильм выйдет только через полгода. Поэтому каков будет следующий этап развития фестиваля — я пока не знаю. Может быть, подумаем о новой системе, структуре, рекламе картин. Например, приглашая на фестиваль Франсуа Озона под выпуск картины, устраивать показы его лент, уже купленных в России. Но нужно ли это? Его знают хорошо, и лучше, наверно, демонстрировать совершенно новое кино. Так что пока есть много вопросов. Слежу за тем, что происходит на рынке. Решения будем принимать позднее.

— Новосибирск и кинотеатр «Победа» — в третий раз! Это дань гостеприимству, подтверждение значимости столицы Сибири в развитии межнациональных культурных связей или выбор стратегической площадки для проникновения фестивального кино Франции далее на восток России?

— Из трех вариантов самый близкий — первый. Гостеприимство — во всем. Я абсолютно не переживаю за организацию фестиваля в вашем городе — настолько люди здесь профессиональны. Местные власти поддерживают нас во всех аспектах. Это два ключевых момента. Ну и, конечно, публика. Как нас принимают и встречают — это просто великолепно! Но мне кажется, что это — следствие отличной организации. Ведь если кинотеатр выбран неудачно и не поддерживают город и область, то общий эффект не так велик. Поэтому, если в наше кино верят и на него ходят в Новосибирске — моя благодарность прежде всего адресована «Победе» и представителям власти.

— Но как же пожелания и рекомендации именно новосибирским зрителям? С какими чувствами нам предстоит в очередной раз смотреть современное фестивальное французское кино?

— Президент Каннского кинофестиваля Жоэль Жакоб заказал года три тому назад картину под названием «У каждого свое кино». По ее замыслу именитые режиссеры представляют новеллы о кинотеатре, свои взгляды на внутренний мир кинематографа. Мне очень нравятся это название и эта философия. Я уверен, что у каждого зрителя должно быть — и есть — свое кино. И я хотел бы пожелать новосибирцам смотреть французское кино с открытым сердцем. Любить, ненавидеть, принимать или не принимать, не скрывая эмоций. Все фестивальные фильмы просто не могут понравиться абсолютно всем. Но я бы хотел, чтобы каждый нашел свой фильм-«изюминку». Идентичность французского кино заключается в его разнообразии. Самое главное — что есть кино для всех и у каждого есть свое кино.



Comments are closed.

Так же в номере