Главная » Финансы » Взыскать или простить?

Взыскать или простить?

В кризис многие компании накопили существенный объем долгов, по которому с трудом идут расчеты, и, соответственно, кредиторам их не менее сложно взыскать. Именно поэтому еще с середины 2009 года в действующие юридические компании начали обращаться должники и кредиторы, надеющиеся с их помощью разрешить свои финансовые трудности.

На сегодняшний день количество дел по заявлениям клиентов, обращающихся в юридические компании за решением вопросов о взыскании долгов, по словам директора новосибирского финансово-правового центра «Адъютус» Константина Иванова, достигает 60% от общего объема работы юридической компании. «В основном к нам обращаются подрядчики, оказывавшие свои услуги крупным строительным компаниям, с которыми застройщики в итоге не рассчитались. Еще 15% нашей работы составляют обращения юридических лиц, которым задолжали страховые компании, — поясняет Константин Иванов. — Компании-застройщики зачастую работают со своими подрядчиками, что называется, на словах, не подписывая формы КС-2, КС-3. Между тем данные документы являются одними из основных доказательств в суде, подтверждающими задолженность застройщика перед компаниями-подрядчиками. В процессе досудебного разбирательства мы стараемся добиться получения этих документов от строительных компаний для дальнейшего представления в суд, а также договориться о добровольном погашении задолженности. В подобных случаях возможно заключение мирового соглашения на определенных условиях, но если на стадии судебного производства все же не удается добиться мирового соглашения между сторонами, то после вступления решения в законную силу мы ведем работу по взысканию задолженности в исполнительном производстве».

Как правило, даже если у крупных строительных компаний нет денежных средств, то есть некоторое количество дебиторов, которых они в свое время прокредитовали. В этом случае может быть реализована схема перевода долгов таких компаний перед застройщиком в пользу подрядчика. Еще один действенный способ взыскания долга заключается в аресте всех счетов должника, который продолжает работать на рынке, до момента погашения его долговых обязательств. Кроме того, в законодательстве предусмотрена возможность привлечения должностного лица компании-должника к уголовной ответственности в случае если она злостно уклоняется от выполнения своих обязательств. По словам Константина Иванова, сами судебные приставы неохотно прибегают к такой схеме возврата задолженности. Однако, как показывает практика, когда ответственность за финансовые проблемы организации ложится на ее владельца или директора, вопрос о выплате задолженности достаточно часто решается в пользу взыскателя.

Генеральный директор ЗАО «Деловые услуги» Роман Соловьев сообщил «КС», что специалисты компании помогают должникам разрешать вопросы с задолженностью, базируясь на знании законодательства и судебной практики. «Опыт нашей юридической практики говорит о том, что в регионах между должниками и кредиторами довольно часто существуют отношения, не соответствующие либо действующему законодательству, либо судебной практике, касающейся данных отношений, — поясняет он. — Например, сейчас высшими судебными инстанциями установлено, что внесение в кредитные договоры определенных условий, не соответствующих закону о защите прав потребителей, является незаконным. Речь идет о скрытых комиссиях, условиях кредитных договоров о порядке погашения займа. Многие люди и организации об этом не знают, и в этих случаях мы помогаем бизнесменам и организациям принимать правильные решения и пользоваться своими правами». По словам собеседника «КС», данные услуги сегодня востребованы бизнес-организациями, работающим в самых разных областях рынка.

Впрочем, в регионе сегодня востребована и обратная услуга — помощь по уходу от долгов, позволяющая заемщикам сохранить свое имущество. Как сообщил «КС» источник, знакомый с ситуацией на этом рынке, в основном к юристам обращаются при возникновении проблем с погашением задолженности не перед государством, а перед частными компаниями и банками. Достаточно часто к этой услуге прибегают застройщики, которые во избежание более серьезных последствий от финансовых проблем (к примеру, замораживания строительства целого дома) стараются на законных основаниях добиться «прощения» своих долговых обязательств перед подрядчиками. Но решение этой проблемы с помощью юридических компаний подходит не всем должникам. Дело в том, что законные способы ухода от долгов, как сообщает источник, знакомый с ситуацией на рынке, как правило, очень затратные. Они требуют от клиента вложений не менее 1–1,5 млн рублей. Соответственно, если долг компании меньше этой суммы, то обращаться к юристам за такими услугами не имеет смысла.

«Согласно данным Центробанка РФ доля просрочки по кредитам российских нефинансовых организаций с 1 января 2009 года по 1 октября 2010 года выросла более чем в 2,5 раза (на 1 января 2009 года она составляла 5,7%), — сообщил «КС» главный экономист УК «Финам Менеджмент» Александр Осин. — Неудивительно, что предприятия стали активно искать пути как сокращения долговой нагрузки, так и избавления от нее различными способами. По нашим ориентировочным оценкам, юридическими услугами по «устранению» задолженности пользуется не менее 12–15% предприятий-должников, которые можно отнести к категории «безнадежных».

Как отмечают опрошенные «КС» эксперты, чаще всего в данной ситуации «прощение» долгов достигается за счет вывода ликвидных активов с баланса должника. И эта услуга сегодня востребована на рынке буквально во всех отраслях. «Пользуются ею как не совсем успешные бизнесмены, так и мошенники. Собственники или директора компаний-должников стали работать более изощренно, с хорошей правовой подготовкой, с привлечением нечистоплотных арбитражных управляющих и, в конце концов, собственно юридических контор, предлагающих «законным» путем избавиться от долгового бремени, — комментирует ситуацию директор Департамента правового консультирования АКГ «Развитие бизнес-систем» Вадим Артемьев. — Построение системы противодействия всегда производится индивидуально, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, и в основе такого противодействия, как правило, лежат меры по признанию сделок недействительными. Помимо оспаривания сделок, в арсенале средств возврата имущества есть такие инструменты, как предъявление заинтересованным лицам исков о возмещение убытков, возбуждение уголовных дел и т. д., общей целью которых является привлечение к ответственности самих организаторов вывода активов. В некоторых случаях вернуть выведенные активы удается. Однако необходимо помнить, что легче предупредить вывод активов, чем после прикладывать колоссальные усилия для исправления ситуации».

По словам Вадима Артемьева юридические конторы, как правило, предлагают своим клиентам несколько традиционных схем ухода от долгов.

1. «Залог и банкротство»

Фирма «А» приобретает товары с отсрочкой платежа и набирает кредиты. Через некоторое время заключает договоры, содержащие заведомо невыполнимые обязательства с компаниями, формально с ней не связанными, но фактически ей подконтрольными. А в качестве исполнения обязательств оставляет в залог свое ликвидное имущество. После того как обязательства не исполняются, кредиторы обращают взыскание на предмет залога. Таким образом, активы переходят на баланс нужных фирм. Затем «А» объявляет себя банкротом. В результате появляется потенциальный банкрот с многомиллионными долгами. «Несложно догадаться, что по итогам процедуры банкротства кредиторы останутся с носом, а собственники компании-должника продолжат свою деятельность, только уже под другим юридическим лицом и сохранив за собой активы.

2. «Банкротство кредитора»

Компания «А» получает от компании «В» по договору поставки товар на очень крупную сумму. Не желая гасить дебиторскую задолженность, компания «А», часть денег подлежащих возврату направляет на скупку долгов компании «В». Затем, сформированный долговой портфель переуступает дружественной фирме, через которую инициирует процедуру банкротства своего же кредитора.

3. «Реорганизация «по серому»

Суть ее заключается в том, что собственники избавляются от «засвеченных» предприятий, имеющих долги перед бюджетом и контрагентами посредством присоединения к так называемым компаниям-«прокладкам», находящимся, как правило, в других регионах. При этом для большей надежности проводится несколько слияний. В итоге, последняя в цепи компания присоединяется к так называемой фирме-«помойке», которая тихо ликвидируется, похоронив все долговые обязательства.

4. «Доверительное управление»

Собственник фирмы «А» решает провести своих поставщиков. Он рассчитывается с ними, но не в полном объеме, а оставляя за собой задолженность в 99 000 рублей. Затем выводит накопленные фирмой активы в доверительное управление, например, на денежные средства при обретает акции и вручает их ПИФу, всю недвижимость отдает управляющей компании. И с чувством выполненного долга уезжает за границу. Комбинация получается абсолютно чистой, потому как в Гражданском кодексе есть статья, в которой прописано следующее: «Обращение взыскания по долгам учредителя управления на имущество, переданное им в доверительное управление не допускается, за исключением несостоятельности (банкротства) этого лица». С банкротством все сложно, так как оно возможно только при наличии требования к должнику на сумму не менее 100 000 рублей.

5. «Оффшорная схема»

Схема простейшего сокрытия собственности от кредиторов с помощью траста в классическом виде выглядит так — должник учреждает в оффшорной зоне компанию-нерезидента, которая в свою очередь учреждает траст. Через оговоренный период времени должник вверяет траст управляющему (фактически самому себе) движимое и недвижимое имущество своей российской компании, а затем получает все доходы по договору траста от использования этого имущества. Анонимность и псевдоразделение учредителя и выгодоприобретателей делают траст удобным механизмом для ухода от долговых обязательств.

6. «Возвратный лизинг»

Возвратный лизинг отличается от обычного тем, что лизингополучатель выступает одновременно и в роли продавца лизингового имущества, и в роли получателя. То есть компания-должник берет в лизинг оборудование и производственные помещения, которые изначально ему и принадлежали. В результате этой сделки выручка за реализацию имущества отходит «дочке» компании-должника, собственность — лизинговой компании, должнику его же, к примеру, завод, а кредиторам — ничего.



Comments are closed.

Так же в номере