Главная » Экономика » Нефритодоллары проходят мимо государства

Нефритодоллары проходят мимо государства

Богатые недра Бурятии не в состоянии накормить республику

В самом конце весны Девятый арбитражный апелляционный суд вынес решение по спору об аукционе на одно из бурятских месторождений нефрита. Инстанция отказала в удовлетворении иска ООО «Горная компания», которое пыталось опротестовать правомочность проведения торгов. Компания апеллировала к тому, что не получила от Федерального агентства по недропользованию достоверной информации о выставленном на аукцион участке. Между тем, как показывает практика последних лет, проведение подобных тендеров фактически обессмыслилось: победители предпочитают не вносить обещанный платеж, а сама отрасль давно живет вне правового поля. Эксперты констатируют: пока отсутствуют четко установленные правила ведения бизнеса, законопослушным компаниям в добыче нефритов делать нечего.

30 мая судьи Девятой арбитражной апелляции поддержали решение своих коллег из нижестоящих инстанций и отказали ООО «Горная компания» в удовлетворении претензий к Роснедрам. Ранее истец заявлял, что состоявшийся 28 августа 2010 г. аукцион на получение права разработки участка «Шестопаловский» Окинского района Республики Бурятия был проведен с нарушениями действующего законодательства. А сама «Горная компания» оказалась лишена, как сказано в исковом заявлении, «возможности реализовать свои права и обязанности, установленные условиями проведения аукциона», так как не обладала «полной, достоверной и достаточной информацией о предмете аукциона».

Что интересно, ООО «Горнорудная компания», выиграв торги, результат которых оспаривает «Горная компания», тут же отказалось от сделки. Победитель аукциона, предложивший максимальную цену за участок — 38,1 млн руб., в итоге просто не стал платить. Впрочем, для Бурятии, где добывается около 95% всего российского нефрита, эта ситуация стандартна.

За два последних года в республике состоялось 13 подобных аукционов. Выигрывавшие их компании декларировали готовность отдать за право добычи нефрита на том или ином участке от нескольких десятков миллионов до 26,5 млрд руб. Однако эти намерения так и не воплотились в реальность — насколько известно, ни одна компания сделку так и не совершила. По предположениям ряда экспертов, такая тактика используется некоторыми «старожилами» отрасли для того, чтобы не допустить до разработки месторождений новых игроков.

Если бы в нефритовой отрасли существовали цивилизованные правила ведения дел, то, скорее всего, упомянутая проблема с результатами аукционов была бы вполне решаема. Ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов отмечает: «У компаний, проигравших такие аукционы, есть способы отстоять свои права. Например, обратиться в правоохранительные органы. Кроме того, провести проверку результатов аукционов могут либо федеральные регуляторы данного рынка, либо региональные власти, либо сами правоохранительные органы, если они считают, что имело место нарушение законодательства». «Не стоит забывать, что в итоге могут быть проведены новые аукционы, на которых добросовестные приобретатели могут победить», — добавляет эксперт.

В свою очередь, начальник отдела методологии оценочной деятельности АКГ «МЭФ-Аудит» Константин Гречухин считает, что существование «проблемных» аукционов касается не только нефритовой отрасли. «Это происходит в разных сферах. Применительно же к нефриту можно составить законодательный перечень требований к лицам, желающим заниматься его добычей. Если, к примеру, у компании нет необходимых ресурсов для ведения геологоразведочных работ, то это уже может служить ограничением», — предлагает аналитик.

Однако по тому, как складывается ситуация в Бурятии, можно заключить, что по правилам в этой отрасли не играют. Гендиректор ООО «Аллами» (одной из компаний, занимающихся добычей нефритов) Алексей Куренков свидетельствует: «Были случаи, когда наших людей в поселке избивали, принуждали воровать со складов камень, угрожали. Были случаи, когда мы сталкивались с квалифицированной подделкой наших документов, с разными незаконными предложениями о «сотрудничестве», откровенным вымогательством и так далее».

Министр природных ресурсов республики Баир Ангаев констатирует: «Хищением нефрита в Бурятии из распределенных и нераспределенных фондов занимаются не только физические лица, но и целый ряд организаций». Глава ведомства приводит такую статистику: «В прошлом году республиканское управление Росприроднадзора рассмотрело 22 дела, связанных с самовольным пользованием недрами, однако 12 из них были прекращены из-за отсутствия состава нарушения». «Согласно Кодексу РФ об административных правонарушениях, для привлечения к ответственности должен быть установлен сам факт извлечения камня из недр», — сетует министр.

Местные власти, как видно, в курсе происходящего и, в меру своих возможностей, пытаются исправить ситуацию.

В частности, недавно официальный Улан-Удэ объявил о планах по созданию стационарного пограничного поста в Окинском районе республики, как раз там, где расположен участок «Шестопаловский». Чиновники полагают, что с появлением поста нелегальный оборот нефрита существенно сократится.

В том, что давно пора «навести порядок в вопросах вывоза нефрита за границу», согласен и Дмитрий Баранов. По его мнению, уже сейчас для этого делается немало. Аналитик приводит пример того, как госструктуры работают в этом направлении: «В ноябре прошлого года Забайкальское управление ФСБ ликвидировало самый крупный за последние годы канал контрабанды нефрита в Китай, изъяв 21 тонну минерала на пункте пропуска «Забайкальск», а затем ещё 10,6 тонны нефрита на территории перевалочной базы в гостиничном комплексе приграничного поселка Забайкальска».

В дополнение к силовым методам решения многочисленных вопросов отрасли республиканскими властями предлагается следующее: лицензировать все месторождения нефрита в Бурятии. «Это должно стать основным фактором декриминализации отрасли. Региональное правительство в конце прошлого года обратилось в Федеральное агентство по недропользованию по вопросу проведения в этом году торгов незалицензированных участков», — комментирует Баир Ангаев.

«Одно лишь только лицензирование проблемы не решает», — возражает Константин Гречухин. «С учетом растущего спроса на нефрит в Китае существующие проблемы будут увеличиваться в плоскости масштаба, — объясняет эксперт. — Поэтому, если можно так сказать, нужно принимать решения в краткосрочном периоде, упреждать возможный ход событий. В данном случае необходимо четко разделить полномочия федеральных и местных властей по контролю за оборотом нефритов. Совместными усилиями необходимо создать официальные торговые площадки».

Между тем Дмитрий Баранов сомневается в том, что хоть что-то из предлагаемого будет реализовано: «Вряд ли стоит ожидать, что государство будет кардинально менять правила игры в данном сегменте. Законодательство в сфере добычи полезных ископаемых уже давно сформировано, и вряд ли целесообразно менять его из-за проблем в одном сегменте», — говорит эксперт. Тем не менее, предполагает аналитик, «возможно, федеральным и региональным властям стоит принять какие-то экономические меры, которые позволят создать такие условия, выгодные лишь добросовестным компаниям».

Ко всему прочему, по мнению Константина Гречухина, добавляются проблемы общеэкономического регионального характера. «Нельзя сказать, чтобы та же Бурятия была в числе первых среди регионов с высокими темпами экономического развития. Необходим комплексный подход. Люди должны быть обеспечены рабочими местами в других сферах экономики. Это также позволит снизить случаи криминального характера в нефритодобывающей отрасли».



Comments are closed.

Так же в номере