Главная » Финансы » Cергей Шапоренко: «Мы придем к тому, что стоимость кредитов уменьшится, но за счет удорожания других, некредитных услуг банков»

Cергей Шапоренко: «Мы придем к тому, что стоимость кредитов уменьшится, но за счет удорожания других, некредитных услуг банков»

В конце февраля в Новосибирском филиале Альфа-Банка появился новый директор корпоративного бизнеса. Им стал Сергей Шапоренко, человек, который прошел все ступени банковской карьеры. Каково банковское будущее ближайших лет и почему в Москве кредиты дороже, чем в Новосибирске, СЕРГЕЙ ШАПОРЕНКО рассказал ВИКТОРИИ АНТОНОВОЙ.

Сергей Шапоренко родился 18 ноября 1968 года. Окончил Новосибирский электротехнический институт. Около двадцати лет работает в банковской сфере. В 2008 году прошел обучение во Франции (INSEAD, Fontainebleau, France).

Сложный путь

— Расскажите о том, как началась ваша банковская карьера и какие ее этапы вы прошли.

— Моя карьера началась в 90–х годах. В 1992-м я закончил институт, а в 1993-м попал в банк на должность инспектора кредитного отдела. Это одна из стартовых позиций, поэтому можно сказать, что я прошел в банке все ступени от самого начала. Поэтому хотя образование у меня не профильное, а больше связано с оборонной промышленностью, чем с финансами, я могу утверждать, что смогу справиться с любой работой в банке. За годы работы мне пришлось учить все на месте, с самых азов и, конечно, этот опыт для меня бесценен.

Достаточно быстро, в 95-м году я стал начальником главного кредитного управления с подчинением пяти филиалов в Сибирском торговом банке. Потом была работа в Башкредитбанке, это были 1996 – 2001 годы. Там я работал на разных руководящих должностях в филиалах банка в Новосибирске и Москве. Затем была интересная работа в МДМ-Банке, также на разных позициях. В кризис я возглавлял департамент по работе с предпроблемными активами головного офиса в Москве. Клиенты, у которых были проблемы с погашением кредитов, попадали в мой департамент для анализа возможности реструктуризации их долгов. Должен отметить, что мы поработали хорошо и спасли бизнес не одного заемщика. Тогда логика у банков была уже не кредитная, все хотели снизить риски и вернуть свои средства.

— А что было после МДМа?

— Я несколько лет работал в Москве, как вы знаете. Помимо обычных, успешно развивающихся банков, последнее время я трудился в АКБ «Российский капитал», где на 99,9% основным акционером является Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов», которая с начала кризиса активно спасает и санирует банки. Там я занимал должность директора департамента по сопровождению бизнеса, все это опять было связано с проблемными клиентами. Нужно было оперативно сработать — в банк вложены деньги государства и их надо было отработать и вернуть. Мы успешно справились с поставленной задачей.

— Почему после нескольких лет работы с проблемными клиентами вы пришли в Альфа-Банк?

— В банке «Российский капитал» основная работа, связанная с деятельностью моего департамента, была сделана, а техникой заниматься было уже не интересно. Было несколько серьезных предложений по работе в Москве. Но Сибирь меня тянула, так как я родом из Новосибирска. Тем более прийти в Альфа-Банк, который я считаю одним из самых успешных банков, можно сказать, что для меня это честь. Мне также нравится, что банк очень технологичен и во многих вещах опережает своих «коллег». Да, с точки зрения ставок, нам сложно противостоять государственным банкам, но пока это удается за счет скорости принятия решений и технологий.

То, что три года я не занимался непосредственным развитием банковского бизнеса, делает мою работу сегодня даже интереснее. Я испытываю от этого некий драйв. Для меня как для менеджера в этом есть азарт — у меня много энергии, где-то нужно бежать, чтобы успеть за рынком, — и мне это нравится.

Банковский бизнес в разрезе регионов и столицы

— Так как у вас богатый опыт, могли бы вы сравнить банковский рынок столицы и регионов?

— Ставки кредитования в Москве гораздо выше, чем в регионе. В Новосибирске точно ставки ниже. Связано это с емкостью рынка. Здесь присутствует достаточное количество кредитных организаций, а клиентов не так много. В Москве хоть и банков немало, но там находятся крупнейшие госкорпорации и головные организации основных игроков на рынке кредитования. В Москве банки не так активно демпингуют по ставкам, так как у каждого есть своя ниша. Поэтому доходность бизнеса в столице выше однозначно, объемы финансирования там больше, соответственно, и сделки сложнее. Вообще, чем крупнее компания, тем сложнее сделка. Любой кредитный продукт уже адаптируется под конкретного заемщика, выходит за рамки стандартного предложения. В регионах пока происходят более простые сделки. Поэтому мне хочется попытаться объяснить людям, какие могут быть сделки. Не все знают, что в банках сегодня есть интересные продукты, которые до этого преимущественно предлагали инвестиционные компании. Возьмем тот же индексируемый депозит. В нашем банке уже есть «продажи» такого продукта, хотя он относительно новый. Индексируемый депозит — это возможность клиента вложиться в золото, нефть и т. п. (ставка по депозиту меняется в зависимости от роста или падения цен на тот или иной металл или другой актив, так как клиент может вложиться и на падение рынка. — «КС») Примечательно, что банк может сделать этот продукт достаточно простым. При этом клиент деньги не теряет и даже зарабатывает, так как есть минимальная ставка по этому продукту.

— Банковские сотрудники в Москве и Новосибирске отличаются по уровню своей подготовленности?

— Чаще всего в Москве специалисты с более высокой квалификацией. Может, потому что перед ними стоят более сложные задачи, и они работают со сложными продуктами. Кроме того, к сожалению, талантливые люди в регионах часто уезжают в Москву — здесь есть некий ступор, невостребованность знаний. Моя задача — постараться это изменить, я знаю, как осуществляются многие сделки, любую сделку могу структурировать. Поэтому нужно объяснять все это людям, тем самым формировать спрос и менять эту ситуацию. Я уверен, потенциал все равно за регионами. Емкость Москвы рано или поздно закончится. Опять же многие компании сейчас ведут перепрофилирование бизнеса, открывают в регионах производство и т. п.

— А клиенты в столице и регионах отличаются друг от друга?

— Могу сказать, что у них много общего. Клиент стал ленивый, он хочет обслуживаться рядом с домом, поэтому банки должны нести затраты на развитие точек продаж. Если мы говорим о компаниях, то могу отметить, что чем крупнее клиент, тем сложнее продукт. Кстати, даже работая с проблемным бизнесом, мне удавалось выдавать сложные кредитные продукты. К примеру, мой департамент проделал основную работу по реструктуризации долга другого банка по одному крупному застройщику. Тогда у клиента были непростые времена, незавершенный проект в том банке был заморожен. Мой департамент разработал для него схему рефинансирования, это было утверждено на кредитном комитете, и банк, в котором я работал, рефинансировал этот долг. Это оказалось успешно, потому что теперь у них идет процесс строительства и деньги банку застройщик возвращает исправно. Были и другие подобные сделки. Такие сделки требуют нестандартного мышления и несколько другой логики, чем та, по которой банки выдают деньги. У банков не может быть логики выдавать невозвратные кредиты, и банки не спонсоры. Но если есть вера в тот или иной, пусть и замороженный на сегодня, проект, подтвержденная реальными цифрами по реализации проекта в будущем, то, на мой взгляд, в такие проекты можно идти. Для банка это интересно из-за получения долгосрочного сотрудничества с клиентом, да и комиссии по подобным сделкам приличные.

— Кроме внедрения сложных продуктов, что еще хотите развивать?

— Наша задача — активизировать работу с сегментом среднего корпоративного бизнеса, который более активно развивается сегодня, чем крупные холдинги, использует инновации и передовые технологии. Основная задача на этот год — увеличить объем нашего бизнеса в регионе, максимизировать комиссионный доход. Также важно диверсифицировать кредитный портфель и увеличить клиентскую базу. Кроме того, нам важно оставаться при этом открытым банком и помогать клиенту развиваться.

— По вашему мнению, какие изменения ждут банковский сектор в целом в 2012 году?

— Получить кредит становится проще, требования по рискам также упрощаются. Достаточно много слияний будет в 2012 году, все об этом знают. Наверное, часть банков перепрофилируют бизнес. Сегодня перед ними стоит выбор — либо выходить на рисковые продукты, что грозит убытками, либо перепрофилироваться (к примеру, из универсального банка перейти только на розничный сегмент).

—А в Сибири в 2012 году много будет сделок M&A?

— Думаю, что такие сделки будут происходить, информация по рынку частично ходит, но я не буду называть их имена. Обычно активно такие сделки проводятся либо на пике цены стоимости компаний, либо на падении. Пик цен не наступил, хотя многие компании показывают серьезный рост бизнеса, но спрос единичен. А вот компании, которые находятся в стадии падения, естественно, будут поглощаться другими, более сильными игроками. Поэтому много слияний не будет, но какие-то единичные сделки пройдут.

— 2011 год стал для банков прибыльным. В 2012-м таких показателей, видимо, не будет?

— Да, прошлый год был удачный. Во-первых, потому, что банки наверстывали упущенное в 2009–2010 годах. Кроме того, рынок хорошо поддерживал регулятор, предоставляя банкам значительные объемы долгосрочных кредитов. Сейчас позиция регулятора поменялась в сторону предоставления коротких средств. Да и ставки по банковским вкладам существенно выросли, поэтому для клиентов деньги будут стоить дороже. Прибыли банков, соответственно, будут падать. Плюс ужесточится конкуренция. Ведь, как известно, все за одного клиента борются. А клиентов среднего сегмента не становится больше. Более того, за счет сделок слияния — поглощения их становится меньше.

— Чем банки будут переманивать друг у друга клиентов?

— Качеством услуг, конечно. Если качество расчетного обслуживания будет на низком уровне, клиент просто не будет обслуживаться. Настолько клиенты сегодня требовательны к банку. Все привыкли к магазинам с хорошими продуктами, и с банками такая же ситуация. А управлять бизнесом сложно, когда ты работаешь с целым рядом банков: постоянные переговоры, выстраивание отношений с банком и т. д. Если у тебя один или два банка, с которыми ты работаешь по кредитам, факторингу, лизингу, РКО и т. д., все гораздо проще. Поэтому игрокам финансового рынка также важно быть универсальными и оказывать полный спектр услуг.

— В диапазоне нескольких лет каково будущее банковского бизнеса, на ваш взгляд?

— Мы придем к тому, что стоимость кредитов уменьшится, но за счет удорожания других некредитных услуг банков. Это произойдет не сегодня, но через 5–10 лет к этому придут ведущие банки России. В этой логике живут все крупнейшие игроки за рубежом, а там банковский бизнес существует гораздо дольше, чем в России. Поэтому другой сценарий в будущем банковского бизнеса мне сложно прогнозировать.



Comments are closed.

Так же в номере