Главная » Макроэкономика » Туманные контуры партнерства

Туманные контуры партнерства

Антон ВОРЫХАЛОВ

 

Механизм государственно-частного партнерства (ГЧП) был предложен российскому бизнесу несколько лет назад, и форматы сотрудничества уже начали проявляться. Особенно большие надежды на ГЧП возлагаются властью и бизнесом при реализации крупных инвестиционных проектов, требующих огромных затрат на инфраструктуру. В Сибири в первую очередь это относится к Красноярскому краю и Иркутской области. Но пока четкого понимания, как можно эффективно сотрудничать в рамках ГЧП, у бизнеса нет.

Крупные суммы, привлекаемые под инфраструктурные проекты, стимулируют региональные власти активнее лоббировать интересы своего региона в столице. На фото слева направо — глава Минэкономразвития Герман Греф и губернатор Иркутской области Александр Тишанин

Точного определения ГЧП в российских условиях подобрать сложно. Обычно под ним понимается официально закрепленное сотрудничество государства и бизнеса на паритетных началах. По мнению Булата Столярова из Института региональной политики, в России модель ГЧП выглядит следующим образом: Планы бизнеса + Создание инфраструктуры = Крупные инвестиционные проекты. Классическая же модель ГЧП представляется ему такой: Планы государства + Инструменты для бизнеса = Привлечение частных инвестиций в инфраструктуру. По мнению генерального директора корпорации «Металлы Восточной Сибири» Олега Михайленко, основным плюсом ГЧП для бизнеса является минимизация расходов на развитие инфраструктуры, а также политических рисков. При этом возникает возможность создания более крупных предприятий. Региональные власти, по его мнению, в свою очередь получают возможность решить часть социальных вопросов на своей территории.

Сегодня государство предлагает бизнесу несколько вариантов сотрудничества по ГЧП на федеральном уровне. Первый вариант реализуется через инвестиционный фонд РФ, созданный в рамках Минэкономразвития. Общая идея его создания — финансирование макропроектов с объемом инвестиций не менее 5 млрд рублей. Компания, подающая заявку на средства фонда, может рассчитывать на софинансирование инвестиционных проектов, предоставление государственных гарантий РФ под инвестпроекты или же на вложение средств в уставный капитал создаваемых юрлиц. Как отмечает глава Минэкономразвития Герман Греф, в 85% заявок компании выбирают первый вариант.

Второй инструмент ГЧП — особые экономические зоны, создание которых находится в ведении Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами. Регион может подать заявку на создание ОЭЗ и в случае победы в конкурсе получить средства федерального бюджета. На территории Сибири создание технико-внедренческой зоны с 2005 года ведется в Томске. В декабре 2006 года конкурсы на создание ОЭЗ выиграли сразу четыре региона Сибири. Помимо Иркутской области, победителями стали Республика Бурятия, Республика Алтай и Алтайский край. В Иркутской области предполагается построить ОЭЗ около поселка Листвянка.

Третий вариант — Российская венчурная компания. Она создана в 2006 году, но прием заявок начала только в конце марта 2007 года. Она будет не вкладывать деньги напрямую в инновационные проекты, а приобретать инвестиционные паи частных фондов. Первые инвестиции компания предполагает сделать в мае текущего года.

Некоторые мероприятия в «формате» ГЧП в Иркутской области уже проводятся. РУСАЛ в марте направил 600 млн рублей на возведение в Братске нового микрорайона, в который переселят жителей поселка Чекановский из санитарно-защитной зоны БрАЗа. На выделенные средства в Центральном округе города будет построено 30 тыс. кв. м жилья, а также объекты инженерной инфраструктуры, школа, поликлиника и детский сад. Администрация города взяла на себя организацию строительства и проектную документацию. Для компании это не первый подобный опыт, сообщил управляющий директор БрАЗа Сергей Филиппов. Он пояснил, что аналогичный проект РУСАЛ реализовал в Красноярске, где также было проведено переселение жителей целого поселка. По словам мэра Братска Сергея Серебренникова, проект даст возможность создать новые рабочие места в строительстве. Окончание переселения намечено на 2010 год.

Лесопромышленный кластер, представленный в регионе компаниями «Илим Палп» и «Континенталь Менеджмент», также применяет инструменты ГЧП в своей деятельности. По словам директора департамента по связям с общественностью «Континенталь Менеджмента» Оксаны Горловой, «на Байкальском ЦБК за счет собственных средств реализуется программа по созданию замкнутого водооборота, которая осуществляется параллельно со строительством городских канализационно-очистных сооружений. Строительство канализационно-очистных сооружений города финансируется из бюджета Иркутской области. Байкальский ЦБК занимается обеспечением Байкальска горячим водоснабжением и отоплением, очисткой канализационных и бытовых стоков города.

Энергетический сектор в Иркутской области олицетворяет «Иркутскэнерго». В настоящее время объемы выработки электроэнергии «Иркутскэнерго» достаточны для нужд региона, но с учетом развития экономики дефицит может наступить уже через несколько лет. Поэтому приоритетной задачей компании является сохранение положительного энергетического баланса области. По словам генерального директора «Иркутскэнерго» Сергея Эмдина, задача проекта «Северные сети Иркутской области» — обеспечение электроэнергией новых потребителей и возможность эксплуатации углеводородных месторождений на северо-востоке региона.

Отвечая на вопрос о целях ГЧП, Сергей Эмдин пояснил, что «в основе ГЧП — создание комфортных условий для жителей Приангарья и развития экономики региона. Сюда входят надежное и бесперебойное снабжение потребителей региона, сохранение низких энерготарифов, обеспечение стабильной заработной платы и социальных льгот для сотрудников компании. В качестве примера выполнения социального заказа региона можно привести строительство электрических сетей к отдаленным поселкам области, электрификацию прибрежной зоны Байкала для развития туристско-рекреационной зоны. Сумма инвестиций на реализацию проектов по программе областной администрации составляет 500 млн руб. в год. В ряде муниципальных образований мы приняли в аренду тепловые сети, теперь занимаемся их восстановлением и модернизацией, повышая качество и надежность теплоснабжения жителей городов, где расположены наши теплоисточники. Есть и первый позитивный опыт по работе в сфере ЖКХ в качестве управляющей компании (этим занимаются наши дочерние предприятия)».

Крупные суммы, привлекаемые под инфраструктурные проекты, стимулируют региональные власти активнее лоббировать интересы своего региона в столице. Через несколько лет первые из инвестированных проектов дадут определенные результаты, и по их итогам стоит оценивать предложенный формат сотрудничества. Булат Столяров отмечает, что инструменты ГЧП в России пока не обеспечены качественной гражданской средой для их эффективного функционирования. Среди отмечаемых им рисков: высокий уровень коррупции, неготовность правовой сферы к практике ГЧП, отсутствие независимой судебной системы. Пока ГЧП находится только на этапе становления и вопросы выхода частного инвестора из проекта остро не стоят перед сторонами, потому что по некоторым проектам еще не начато строительство. По этой причине реализация ГЧП пока не столкнулась с трудностями, неизбежными при освоении новых гигантских месторождений и проектов. Пока до конца не понятно, как будут действовать бизнес и власть, если придется делить не прибыль, а убытки.



Comments are closed.

Так же в номере