Главная » Общество » Анатолий Банных: «14 июля приеду на Алтай давать показания»

Анатолий Банных: «14 июля приеду на Алтай давать показания»

По прежнему в центре общественного внимания трагедия, разыгравшаяся в Горном Алтае в январе 2009, когда в результате катастрофы вертолета из 11 человек находившихся на борту погибли семеро, в том числи высокопоставленные федеральные чиновники, предположительно охотившиеся на краснокнижных горных баранов — архаров (в числе погибших полпред Президента РФ в Госдуме РФ Александр Косопкин). 22 июня сайт Следственного комитета при прокуратуре РФ официально сообщил о предъявлении обвинений в незаконной охоте троим выжившим бизнесменам, а также об объявлении в федеральный розыск двоих из них — в том числе влиятельного на Алтае Анатолия Банных (в момент катастрофы занимавшего пост заместителя председателя правительства Республики Алтай). Уже 23 июня объявленный в розыск Николай Капранов дал в Москве пресс-конференцию, на которой сообщил, что не скрывается от следствия. Однако, от лица Анатолия Банных тогда выступил его адвокат. Корреспонденту КС Online Дмитрию Тростникову удалось связаться с Анатолием Банных по телефону и выяснить его дальнейшие планы, а также — где находился бизнесмен в момент предъявления обвинений.

— Сразу после того, как прошли сообщения, что вы объявлены в розыск, в Москве состоялась пресс-конференция на которой Николай Капранов, также выживший после аварии, и обвиняемый следствием в незаконной охоте, присутствовал и комментировал ситуацию. Вас не было на пресс-конференции и это вызвало вопросы. Где Банных на самом деле? В России или за рубежом, и так далее?

— Я в это время лежал в больнице в отделении швейцарского госпиталя в Бангкоке (Таиланд), проходил плановое лечение. О том, что туда поеду, было известно за месяц. Никаких запретов на выезд не было, никто ни о чем меня не уведомлял. Потом из прессы вдруг узнаю, что объявлен в розыск. Сейчас следователь говорит, что федерального розыска не было. Говорит, что это был розыск с целью вручить повестки. Но никто к нам домой не приходил, никто нас не уведомлял. Ни Капранова, ни меня. Если бы была задача вручить повестку — мы в любой момент могли бы ее получить. Можно только догадываться, для чего все было так сформулировано и сделано.

— Вы намерены сотрудничать со следствием?

— Я получил повестку. 14-го июля должен приехать на Алтай и давать показания. Сейчас пока нахожусь в больнице.

— Последние годы не редки подобные ситуации, когда бизнесмена объявляют в розыск, хотя известно, где он. Это уже принято расценивать, как предупреждение, своеобразную «черную метку»: человеку дают понять, что лучше уехать из страны. Как вы оцениваете ситуацию?

— Нас стараются выставить людьми, скрывающимися от правосудия. За этим, без сомнения, просматриваются политические мотивы. Я расцениваю это как давление, и думаю, оно будет продолжаться. Ничему не удивлюсь. То, что случилось в горах, ни изменить, ни забыть нельзя. Поверьте, нет ничего страшнее, чем провести трое суток среди изуродованных тел людей, которых ты хорошо знал. Такого не пожелаю и врагу. Я часто думаю, что если бы мы тогда отказали Александру Сергеевичу (Косопкин, представитель Президента РФ в Госдуме РФ — КС Online), который попросил организовать тот полет, то все были бы живы. И он тоже.А что было бы, если бы Косопкин обратился с такой просьбой не к нам, а к губернатору Алтайского края Александру Карлину? Думаю, он непременно оказался бы в том же самом вертолете.

— Не опасаетесь, что придете по повестке на допрос, а вас арестуют? Часто происходит именно так.

— Нет, не опасаюсь. Во-первых, следствием уже установлено, что ни у меня, ни у Капранова ружей с собой не было, что мы не охотились. Во-вторых, статья «незаконная охота» вообще не подразумевает содержания под стражей. так что сами видите, у нас нет причин скрываться.



Comments are closed.

Так же в номере