Главная » Спецвыпуск » Самая интересная политика - экономика

Самая интересная политика — экономика

Многие аналитики констатируют, что Россия вновь привлекает инвесторов благодаря своим экономическим показателям за последние годы. Начиная с 2000 года валовый внутренний продукт ежегодно растет в среднем более чем на 5%. Но необходимо отметить, что кредитование российских компаний продолжает оставаться делом, связанным с определенным риском. Если цены на энергоносители упадут, то снизятся прибыли нефтяных и газовых компаний, что в свою очередь отразится на экономическом росте. Наиболее пессимистично настроенные аналитики не исключают вероятности еще одного дефолта. Экономические реформы, перспективы развития бизнеса в России, инвестиционный климат — об этом корреспондент «КС» ДИНА ВОРОБЬЕВА беседует с генеральным директором Представительства РАО «ЕЭС России» «Сибирьэнерго» АНДРЕЕМ КУЛАКОВЫМ.

— Андрей Валентинович, по Вашему мнению, современная российская экономика на пороге кризиса или рывка?

— Оба утверждения — крайность. Российская экономика сейчас развивается эволюционно. Однако, вряд ли в ближайшее десятилетие можно ожидать удвоения ВВП исключительно через «экономический рывок». Любые резкие изменения оказывают губительное влияние на экономику.

Кроме того, существует ряд факторов, препятствующих развитию. Отечественная экономика по-прежнему является в значительной степени зависимой от текущей политической ситуации. Несмотря на то что уже проведена большая работа по формированию законодательной базы, интенсивно идет процесс акционирования государственных предприятий, вопрос отношения к частной собственности все еще определяется менталитетом большей части населения, берущим истоки в прошлом нашей страны. В стране пока не появился массовый частный собственник.

Кроме того, российская экономика в значительной степени ориентирована на продажу сырьевых ресурсов, а это зависимость от конъюнктуры внешних рынков. Поэтому говорить о «рывке» не приходится. Но вариантом выхода из ситуации может стать развитие технологий, развитие внутреннего спроса, расширение экспорта товаров с большей добавленной стоимостью.

— Вы приняли участие в VII Ежегодном российском инвестиционном симпозиуме в Гарварде (Бостон, США) в ноябре этого года. Каковы Ваши впечатления? Есть ли конкретные результаты?

— На мой взгляд, Гарвардский симпозиум в чем-то потерял, стал повторяться. Я участвую в этом симпозиуме уже третий раз. Люди и разговоры одни и те же. Это можно сказать и про обсуждаемые темы. Получается, что, начиная с 1999 года, в России, в общем-то, все относительно стабильно, и на симпозиуме с каждым годом становится меньше острых тем. Соответственно, интересных дискуссий поубавилось.

В прошлом году интрига была связана с тем, что законы об электроэнергетике проходили слушания в Думе. В этом году на симпозиуме был предусмотрен круглый стол, цель которого — донести до иностранных инвесторов сведения о происходящих в области реформирования электроэнергетики событиях. Но сказать, что разговор получился содержательным, все-таки нельзя.

— Недавно правительственная делегация во главе с министром экономического развития Германом Грефом в Астане приняла участие в межправительственных консультациях относительно хода реформ в обеих странах. Как эксперт, член рабочей группы по казахстанскому проекту в области энергетики, прокомментируйте состояние реформы в Казахстане.

— В целом все признают, что Казахстан в сфере преобразований электроэнергетики — номер один в СНГ. Поэтому цели визита — проанализировать ошибки, допущенные государством при проведении реформы, найти в их опыте положительное и применить в России.

— А что нужно сделать, чтобы иностранные инвесторы заинтересовались российской энергетикой?

— Это, в общем-то, очевидно. Нужно продолжать реформы, создавать рынок. Необходим механизм гарантий для инвесторов, которого пока нет. Поэтому РАО «ЕЭС России» предложило решение, связанное с созданием гарантийного фонда. Этот фонд должен будет обеспечить инвестору гарантированный возврат или компенсацию стоимости электроэнергии, которая сложилась в результате формирования реальной рыночной цены и расчетной цены.

Привлечение инвестиций в энергетику — вопрос сложный и неоднозначный. В самой продвинутой объединенной энергосистеме Европы — «Норд-пулл» — до сих пор не начали работать ценовые сигналы для привлечения инвестиций в энергетику. В Казахстане, где есть сформировавшийся конкурентный рынок электроэнергии и цена на киловатт значительно ниже, чем в России, ощущается большой дефицит инвестиций, поднимается вопрос участия государства в финансировании введения новых генерирующих мощностей.

Однако примеры частного инвестирования в энергетику России все же есть. Акции энергокомпаний активно покупаются и продаются на биржах, частные инвесторы заинтересованы в приобретении доли в стабильно работающем бизнесе. Это легко проверить, посмотрев на акционеров региональных АО-энерго.

— Многие руководители крупных компаний высказывали мнение, что в современной России невозможно эффективно развивать бизнес.

— У Булгакова на эту тему есть хорошее замечание: «Разруха — в головах » Невозможно эффективно развивать свое дело, когда слово «собственник» для большинства населения носит исключительно негативный оттенок. Я уверен: бизнес в России будет развиваться, когда победит идеология собственника, — как в умах обывателя, так и госчиновника, когда «разрухи в головах» станет меньше. Тогда эффективное управление собственностью станет реальностью.

Источники эффективного бизнеса одинаковы в любой стране, включая Россию. Первое — это человеческий фактор. Второе — интеллектуальный потенциал, требующий серьезных инвестиций. Третье — огромное количество неопробованных рынков, которые, с одной стороны, предлагает нам западная экономика, и которые, с другой стороны, могут быть созданы исходя из особенностей России как государства с богатой историей, традициями и срединным положением между Европой и Азией.

Современный бизнес, как в мире в целом, так и в России в частности — это не просто умение организовать работу коллектива для получения прибыли. Высокая конкуренция и сложные отношения с другими видами бизнеса, властью и обществом предъявляют высокие требования к менеджменту. Эффективное развитие бизнеса сегодня невозможно без профессионализма, корпоративной культуры, информационной открытости, стабильных связей не только с партнерами, но и с обществом. Бизнес должен осознавать свою социальную ответственность.

Кроме того, бизнес может развиваться только при наличии отлаженного законодательного механизма, а нормы законодательства не должны быть столь противоречивы, как у нас. Несовершенство законодательства дает возможность государственным органам оказывать негативное влияние на развитие бизнеса.

— Если возникают проблемы с внешними инвестициями, могут ли российские компании рассчитывать на свои внутренние резервы?

— Внутренние резервы не могут удовлетворить все потребности бизнеса, даже несмотря на профессионализм управленческой команды и сотрудников компании в целом. Требуются сторонние финансовые вложения для покрытия краткосрочных потребностей, средства инвесторов для реализации новых проектов. Инвестиции крайне необходимы для диверсификации бизнеса или его страхования.

Однако в агрессивной конкурентной среде можно и нужно находить и использовать внутренние резервы. Это и повышение производительности труда сотрудников (корпоративная культура, обучение, мотивация и поощрение), и оптимизация издержек, в том числе через улучшение коммуникаций (современные средства связи, электронный документооборот).

Проиллюстрировать использование внутренних резервов можно на примере реализуемой в настоящее время РАО «ЕЭС России» трехлетней программы сдерживания тарифов. Всех интересует вопрос: «Каковы источники компенсации снижения тарифов? За счет чего это возможно?». А все просто. Основной источник компенсации — снижение издержек.

— Многие политологи считают, что есть только две причины возникновения реформ — политическая (продвижение кого-то или чего-то) и экономическая (перераспределение денежных потоков). В чем Вы видите цель экономических реформ в России?

— По большому счету, цель любой реформы — обеспечить качественное изменение системы взаимоотношений в какой-либо сфере жизнедеятельности общества. Политика — это концентрированная экономика, одно от другого неотделимо. Начиная с определенного момента капитал требует, чтобы с ним считались; с другой стороны, политик использует поддержку капитала. Россия отличается от Запада только тем, что пройденный ею путь, в силу особого исторического развития и уникального территориального расположения, практически всегда лежал вдали от массового владения частной собственностью. Поэтому одна из основных целей реформ в экономике России — создание института «массового владения частной собственностью».

— Большинство реформ, реализующихся сейчас в России, пока еще не закончились (реформа образования, пенсионная, военная). Насколько просчитаны итоги реформы энергетики?

— По-другому ваш вопрос может звучать как классическая дилемма: холодный расчет или русское «авось». Если серьезно, то никто не может предвидеть будущее со стопроцентной точностью. Тем более что реформа — это качественные изменения, которые не всегда можно выразить в рублях или киловатт-часах. Реформа энергетики — это не просто дешевые тарифы. Это стабильность в долгосрочной перспективе и формирование совершенно новых стимулов повышения эффективности российской экономики.

Мы можем уверенно говорить, что реформа энергетики — это, если угодно, инвестиционный проект с просчитанным сроком окупаемости и эффективностью инвестиций и, что более важно, с рассчитанными рисками.

Реформа началась не вчера, в ее подготовке использован весь мировой опыт специалистов отрасли, и это позволяет обеспечить максимальный результат на каждом этапе.

Дина ВОРОБЬЕВА


Comments are closed.

Так же в номере