Главная » Спецвыпуск » Юрий Волченко: "Использовать все рыночные механизмы практически невозможно"

Юрий Волченко: «Использовать все рыночные механизмы практически невозможно»

Красноярский металлургический завод (КраМЗ) — одно из немногочисленных российских металлургических предприятий, которые не входят в федеральные холдинги. Более того, основной пакет акций завода принадлежит государству. О специфике работы в таких условиях и инвестиционных возможностях завода корреспонденту «КС» ДИНЕ ВОРОБЬЕВОЙ рассказал генеральный директор КраМЗа ЮРИЙ ВОЛЧЕНКО.

Уставный капитал Красноярского металлургического завода состоит из 12,9 млн обыкновенных и 1,8 млн привилегированных акций номиналом 0,1 руб. Главные акционеры: РФФИ России — 41,7%, Красноярский алюминиевый завод — 27,5%, ООО «Литал» — 9,2%. Чистая выручка предприятия в первом полугодии 2002 года, по информации СКРИН, составила 142 млн рублей, убытки — 207 млн.

— Насколько остро КраМЗ нуждается в инвестициях?

— В инвестициях нуждается любое предприятие, рассчитывающее на развитие. Мы, как и все, хотим увеличить объемы производства и упрочить свое положение на рынке. Мы готовы объяснить инвестору, каким образом будем вкладывать его деньги. Сегодня для нас вопрос номер один — развитие литейных мощностей. За последний год предприятие запустило новый литейный агрегат, что увеличило литейные мощности на 25%. Мы готовы запускать еще и еще. Кроме того, инвестиции требуются на развитие кузнечно-прессового производства — для выпуска продукции, востребованной на рынке.

— Какие способы привлечения инвестиций используете?

— Завод находится в очень непростой ситуации, когда использовать все рыночные механизмы привлечения инвестиций практически невозможно. Облигации, банковские кредиты, внешние заимствования — все это нереально из-за большого долга в $190 млн. Мы обращались к западным инвесторам, предоставляем информацию о себе, однако конкретных результатов это пока не дало. Неоднократно связывались с банками — МДМ-Банком, Сбербанком, но кредитные организации по сути своей очень консервативны и не хотят идти на риск.

— Основной собственник КраМЗа — государство. Помогает ли оно развитию предприятия?

— Мы обращались в РФФИ с просьбой оказать содействие, вели переговоры с Министерством финансов. Они рассматривают инвестирование в КрАМЗ, но только в случае погашения долгов. За последние три года ситуация по этой задолженности так и не изменилась.

— В последнее время выход из кризиса КраМЗ ищет в проведении допэмиссии акций и погашении долгов. Что сделано в этом направлении?

— Еще в декабре 2001 года собранием акционеров ОАО «КраМЗ» было принято решение провести конвертацию долга в облигации, а потом в акции. Поскольку завод имеет долг перед государством, то государство может выкупить допэмиссию и таким образом стать собственником предприятия с пакетом в 99,98% акций. Эта идея начала реализовываться, были совершены все необходимые действия: подписаны соглашения с Минфином и с Внешэкономбанком как оператором Минфина, была зарегистрирована эмиссия акций. Но на этом этапе процесс прервался по причине обращения одного миноритарного акционера, который посчитал, что допэмиссия ущемляет его права. Начались длительные судебные разбирательства. Сейчас отменены все решения, связанные с приостановлением эмиссии, но упущены ее сроки. Мы повторно обратились в ФКЦБ с просьбой провести размещение эмиссии, зарегистрированной год назад. Ждем ответа. Если все удастся, инвестиционная привлекательность завода очень сильно повысится.

— Рассматривался ли вариант выкупа допэмиссии «Русалом» и, таким образом, его превращение в основного собственника завода?

— Выкупать по такой цене государственный пакет акций нерентабельно. Эта цена не соответствует рыночной стоимости предприятия.

— После избрания Александра Хлопонина губернатором Красноярского края и укрепления позиций «Интерроса» появились слухи об уходе «Русала» из Красноярского края. Что вы думаете по этому поводу?

— В экономических процессах надо отталкиваться от менее эмоциональных показателей, чем «укрепление позиций». В нашей стране есть целый ряд крупных компаний, которые сосуществуют друг с другом. «Русал» и «Интеррос» — очень сильные экономические структуры, обе весомо представлены на территории региона. Но им есть смысл работать совместно, налаживая самые крепкие отношения — товарно-денежные. Причин уходить отсюда «Русалу» я не вижу. Это просто нерационально. Структуры не являются конкурентами. «Русал» не занимается производством металлов палладиевой группы, «Интеррос» не производит алюминий.

— Насколько реально, по вашему мнению, заявленное Владимиром Путиным увеличение ВВП в два раза за десять лет?

— Начнем с самого главного: Путин — всенародно избранный президент. И его правление показывает, что слова с делом у этого человека не расходятся. Считаю, что сейчас в экономике России происходит существенный подъем. Может быть, в два раза за десять лет — это слишком яркое выступление, но темпы, которые фиксируются правительством страны, позволяют надеяться, что это не было голословным заявлением.

— А сколько нужно КрАМЗу, чтобы увеличить свои показатели вдвое?

— На 25% мы увечили мощности, запустив один литейный агрегат. После запуска еще трех-четырех показатели литейного производства вырастут вдвое. Если сюда приплюсовать развитие кузнечного производства и увеличение объемов его продукции, то общая сумма требуемых инвестиций составит $7-8 млн. Мы отработаем эти деньги за три — максимум пять лет.

Дина ВОРОБЬЕВА


Comments are closed.

Так же в номере