Главная » Спецвыпуск » Точка зрения

Точка зрения

Как должна быть организована благотворительная деятельность в регионе?
Должна ли власть вмешиваться в этот процесс?

Дмитрий Колчин, исполнительный директор Ассоциации риэлтеров Кузбасса:

— Благотворительность по сути своей — стихийное явление. И вполне может оставаться всегда на этом же добровольно-стихийном уровне. Хотелось бы, однако, чтобы существовала некая некоммерческая организация, в которую предприниматель мог бы обратиться за информацией: где сейчас наибольшая потребность в благотворительных вложениях, кто и в каких суммах или услугах нуждается. Такая организация может существовать и в администрации региона. Но ее функции должны сводиться лишь к сбору информации от социальных служб и созданию базы данных. В крайнем случае она могла бы давать рекомендации бизнесменам. Но если речь идет о так называемых «настойчивых рекомендациях» со стороны власти — это, конечно, недопустимо. Очевидно, что в таком случае власть будет пытаться переложить часть своих финансовых обязательств перед населением на плечи предпринимателей.

Виктор Попов, председатель совета директоров ЗАО «Деловой центр» (Барнаул):

— Нет ничего плохого, если при губернаторах и мэрах будут созданы попечительские или общественные советы по благотворительности. Безусловно, у каждого предпринимателя свои приоритеты в оказании помощи. Кто-то стремится помочь инвалидам, кто-то — старикам и детям, а кто-то считает более важным помогать молодежи. И тем не менее такие объединения при власти могли бы оказывать помощь более системно и эффективно, по разработанным социальным программам. Кроме того, одному бизнесмену порой трудно помочь в решении какой-то конкретной проблемы, а при объединении ресурсов с другими предпринимателями необходимые средства можно найти. Для максимальной эффективности работы такой системы необходимо, чтобы она была основана на нескольких обязательных правилах. Первое — наличие четко разработанных властью программ (они порой лучше знают, где помощь более необходима), второе — прозрачность (предприниматели должны четко знать, на что ушли их деньги). Но есть опасность, что такие организации могут стать добровольно-принудительными.

Власти нужно помнить, что предпринимателя нельзя заставлять заниматься благотворительностью, он все равно будет искать пути ухода из-под давления. Более эффективный метод — стимулирование. Если местные власти готовы идти навстречу предпринимателям посредством налоговых льгот, преференций и т. д., то они могут рассчитывать на участие бизнеса в решении острых социальным проблем.

Владимир Скоморохов, президент компании «Скоморошка-холдинг» (Кемерово):

— К сожалению, наш бизнес, как средний, так и крупный, еще очень слабо осознает свою ответственность перед обществом, свои социальные обязательства. Из-за этого и возникает потребность в регулировании процесса благотворительности. Нет ничего плохого, если власти пытаются призвать предпринимателей к благотворительной деятельности или указать направления возможных вложений в социальной сфере. Даже когда подобные рекомендации становятся настойчивыми, у предпринимателя всегда есть возможность им не следовать.

Владимир Пономаренко, руководитель представительства НК «ЮКОС» в Томской области, депутат Томской областной Думы:

— Как руководитель представительства НК «ЮКОС» могу сказать, что благотворительная деятельность стоит у нас в плане, я заранее знаю объемы помощи, которую мы окажем в течение года. Этот план мы согласовываем с теми, кому эту помощь мы хотим предоставить. За 2003 год на территории области нами были выполнены социально-благотворительные программы на сумму 250 миллионов рублей. Я считаю, что власть в эти процессы вмешиваться не должна: благотворительность от власти никак не зависит. Власть распределяет средства по тем правилам и законам, которые существуют в государстве. Благотворитель, в свою очередь, выбирает для себя ту стезю, которую считает нужной, — образование, культуру, медицину и пр. Только попробуй все формализовать, внести какую-то «цензуру», и в этом направлении никто работать не будет.

На территории нашей области работает много благотворительных организаций — не только российских, но и зарубежных. Это организации, занимающиеся помощью больным туберкулезом, борьбой со СПИДом, поддержкой компьютерных технологий и другие. Вся эта глобальная система государством не регулируется, у нас нет законов, которые освобождали бы благотворителя от налогов. Считаю, что это правильно, и не поддерживаю идею налоговых послаблений для благотворителей. Благотворитель должен действовать из чистой прибыли, а не за счет освобождения от налогов. Но вместе с тем нужно оказывать моральную и политическую поддержку тем, кто занимается благотворительной деятельностью.

Чингис Акатаев, директор Томского филиала ОАО «АКБ «РОСБАНК», депутат Томской областной Думы:

— Любая благотворительность по определению добровольна. Очевидно, что благотворительность насильно навязать нельзя. Нельзя сказать, что бизнес должен этим заниматься. Культура в обществе должна стать такой, чтобы бизнес принимал благотворительность как объективную необходимость. В Томской области, в частности, такой культуры пока нет. У нас есть хаотичное движение тех, кто нуждается в помощи, — общественных организаций, домов инвалидов и прочих. Все они ходят по одному и тому же кругу предприятий, которые зарекомендовали себя как благотворители и меценаты. К примеру, на адрес нашего банка в день приходит 5-10 писем с просьбой о той или иной помощи.

Власть может и должна вмешаться в этот процесс путем создания единой организующей силы, которая бы координировала все благотворительные действия. Без этого складывается ситуация, когда одному и тому же нуждающемуся разные организации одновременно перечисляют деньги. А другой, не менее нуждающийся, не получает ничего. Бывает, что благотворители не знают, какой социальный эффект был от их помощи, поскольку зачастую не имеют обратной связи. В координационный орган могли бы войти представители фирм-меценатов, специалисты-эксперты. Те предприятия, которые намерены заниматься благотворительностью, перечисляли бы деньги в специальный фонд, а затем эти средства распределялись бы на программной основе.

В РОСБАНКе мы решаем вопрос и обратной связи, и целевой помощи на программной основе. Организация, нуждающаяся в поддержке, предоставляет нам свою программу, которая рассчитана на год. Наш экспертный совет пропускает эти программы через конкурс и отбирает те, которые будут финансироваться. В Томской области вопрос комплексного подхода к благотворительности пока не решен. У нас никакого специального закона не принято.

Юрий Глазычев, гендиректор ОАО «ЦУМ «Новосибирск», руководитель новосибирского отделения партии «Единая Россия»:

— Все предыдущие годы благотворительная деятельность существовала сама по себе, через систему обращений частных лиц, некоммерческих организаций и различных заведений социального профиля к бизнесу. В зависимости от финансовых возможностей и собственных оценок руководители предприятий давали деньги. Этот процесс существовал, существует и будет существовать. Возможно, власть должна как-то координировать возможности отдельных благотворителей, консолидировать усилия бизнеса для решения крупных проблем. Но, мне кажется, для этого не нужны фонды и другие подобные структуры, которые будут заниматься распределением средств. Кроме того, в таких процессах не должен теряться человеческий фактор — роль бизнесмена как благотворителя.



Comments are closed.

Так же в номере