Главная » Спецвыпуск » "Я бы не вошел в совет благотворителей"

«Я бы не вошел в совет благотворителей»

Новосибирские предприниматели с удивлением и надеждой восприняли инициативу губернатора Виктора Толоконского создать общественный совет благотворителей. О своем взгляде на работу этого органа и проблемы благотворительной деятельности корреспонденту «КС» АЛЕКСАНДРУ ПОПОВУ рассказал президент корпорации «Сибирский бальзам» СЕРГЕЙ ПРОНИЧЕВ.

— Сергей Дмитриевич, зачем, на ваш взгляд, было организовано собрание благотворителей?

— Когда я получил приглашение, то подумал, что будет обычный сбор, где дадут разнарядку — помочь тому-то и в таком-то объеме, и назовут это благотворительностью. Однако все было по-другому. Я очень давно знаю губернатора, мы вместе работали над рядом благотворительных проектов, поэтому для меня очевидно, что Виктор Александрович верит в эти вещи свято. Но собрание прошло как-то уж слишком внезапно, без необходимой подготовки.

— Что вы имеете в виду?

— Во-первых, в ходе выступлений не прозвучала оценка того, что сделано. А за последние 15 лет сделано очень много. Наверное, кто-то должен был рассказать об этом. Причем разделить участие бюджетных и частных средств. Власть много вкладывает в социальные проекты, поэтому важно понять, сколько в процентах составляют ее вложения и средства частных лиц. Во-вторых, необходимо сразу, на берегу, определить, что такое благотворительность. На мой взгляд, это крупные инвестиции в капитальные проекты, которые потом работают на общественные цели (церковь, спортзал). В-третьих, обязательно нужно было провести беседы с теми, кто оказывал помощь, то есть с бизнесменами, и выяснить, что подвигло их тратить собственные деньги на благотворительность. Исходя из ответов предпринимателей можно понять состояние этого вопроса в обществе.

— А что вас подвигло на благотворительность?

— У моего близкого друга трагически погиб единственный сын. Я советовал ей как-то отвлечься, уйти в работу. И она через месяц пришла ко мне с архитектором и принесла проект церкви. Мог я ей отказать? Я бы не был другом. И начал финансировать этот проект. Осознание важности пришло позже, я стал понимать, как мне повезло, что я стал строить такой комплекс. Но сам по себе проект — чистая случайность. А когда мы освящали эту церковь, в толпе говорили: «Это же надо, сколько Проничев дел натворил, что теперь церковью откупается». Зачем я это рассказываю? Просто я уверен, что наше общество сегодня еще не готово адекватно оценивать благотворительность. Оно не имеет информации, его к этому не готовят.

Богатые люди помогают другим по совершенно случайным причинам. Либо человек хочет куда-то избраться и таким образом нарабатывает имидж. Но это тоже неплохо, если он построит что-нибудь нужное людям. Какая разница, для чего он это сделал! Об этом нужно рассказывать, но не за деньги благотворителя. А то у нас получается так, что я еще и за саморекламу должен платить. Это унижает человека.

— Не станет ли совет благотворителей, который предлагает создать губернатор, очередной формой давления на бизнес?

— Если руку обжег молоком, будешь и на воду дуть. А 90% бизнесменов так и подумают, потому что с ними никто не работал. Их даже не знают! Вместо настоящих благотворителей на собрании вышли выступать общественные деятели и стали учить, что они исполняют миссию божию и лучше всех знают, как надо заниматься благотворительностью. А все остальные зарабатывают деньги и еще им не дают! Они забывают, что мы отдаем личные деньги. Они просто работают в этих фондах и получают зарплату. Меня, если честно, от всех общественников уже коробит. А если, не дай бог, появится общественный совет, они просто оголтело полетят во все кабинеты с криком: «Вам Толоконский сказал, давайте деньги, вы что — не патриоты?!»

— Чтобы этого не было, как должен работать совет?

— Самое главное — нужен лидер, который будет организовывать работу этого органа. Он должен сделать все то, о чем я говорил выше, и на основании этой информации собрать состав совета. Эти люди должны быть примерами для общества. Пока о них никто не знает. Нужно обязательно рассказать обществу, что эти люди — молодцы, что они не украли эти деньги. Не секрет, что многие предприниматели оказывают помощь «черными» деньгами, поэтому не могут рассказать о ней. И еще — в совет должны входить только бизнесмены. Представителей фондов в него включать нельзя, они и сами умеют зарабатывать деньги.

— Вы бы вошли в состав этого совета?

— Я бы не хотел в него входить. Причин много. Но прежде всего я занимаюсь благотворительностью, и буду заниматься, есть совет или его не будет.

— Но так же могут подумать и другие предприниматели. Тогда какой смысл в инициативе губернатора?

— Смысл — в самой инициативе. Тему нужно актуализировать, и именно на это направлены усилия Толоконского.

— А власть в принципе должна вмешиваться в процесс благотворительности?

— Нет. Этим должны заниматься общественные фонды. Но не те, которые у нас есть. На Западе эта система развита, там фонды очень мощные, и бизнесмены считают за честь поучаствовать в их работе. А у нас отчислять деньги может только очень маленькая прослойка населения. Поэтому и нужна власть, которая сможет все организовать. Но необходимо также все основательно продумать: обязанности совета, регламент работы, его права. Совет должен искать проблемы, готовить проекты и предлагать их бизнесу для финансирования. И заниматься PR-сопровождением, но не за деньги благотворителей.

Александр ПОПОВ


Comments are closed.

Так же в номере