Главная » Политика » Александр Карелин: «Критика должна быть конструктивной»

Александр Карелин: «Критика должна быть конструктивной»

Лидер новосибирского списка «единороссов» АЛЕКСАНДР КАРЕЛИН посетил Издательский дом «Сибирь-Пресс», ответив на вопросы журналистов «КС» и газеты МЕТРО. Господин Карелин рассказал «КС» о том, как надо критиковать власть, и каких людей сегодня не хватает на политической арене.

— Александр Александрович, на прошлой неделе состоялась отставка Кудрина, вызвавшая большой общественный резонанс, и Медведев впервые за все время нахождения у власти очень жестко высказался по поводу мнения министра, озвученного в Америке. Чем была вызвана подобная реакция президента и как после таких заявлений относиться к власти?

— И к действующей, и к бездействующей власти нужно всегда относиться сдержанно. Должна быть такая взаимная история уважения. У нас как-то исторически отсутствует отношение населения к власти. Только когда что-то треснет, взорвется или министр уйдет в отставку, тогда возникает реакция. Я неоднозначно отношусь к стратегии Кудрина, но его последовательность вызывает у меня уважение. Я думаю, что нужно было раньше говорить о его отставке, когда он заявлял, что первое, что нужно сделать, — увеличить пенсионный возраст. Если бы нам некуда было двигаться, и эффективность труда была бы столь высокой, тогда, может, и надо было бы увеличивать пенсионный возраст. Поэтому я согласен не со всеми механизмами, которые он предлагал реализовывать, увеличивая бюджетные возможности государства. Но вот то, что его увольняют за рассчитанное на резонанс заявление, сделанное в другой стране, считаю неправильным. Была куча поводов отправить его в отставку и до этого, если честно. Поэтому к власти нужно относиться с вниманием и уважением. Нужно критиковать, только не очернять, но критиковать обязательно.

— А слышат ли власти критику?

— Слышат, но вопрос в другом. У нас, к сожалению, критика не предлагает выхода из сложившейся ситуации, решения проблемы, например. Что нас всех возмущает? Не меня лично, а тех, кто пишет об этом в Интернете: то, что министра за реплику отправили в отставку. Ну если ты считаешь, что его неправильно отправили, скажи, кто должен быть следующим министром. Критика должна быть конструктивной. Конструктивность должна состоять в том, что ты предлагаешь свое видение.

— А как депутат Госдумы вы часто выступаете с критикой?

— Я редко выступаю с высоких трибун, я не таскаюсь постоянно со своим броневиком, а предпочитаю собирать положительные истории. О том, что жить стало лучше, что самая большая проблема, в том числе в нашем городе, это найти внутриквартальные территории для автостоянок. Мы «забываем» говорить об этом. Все говорят только о том, что плохо. Понятно, что есть и проблемы. Но вот только при Иосифе Виссарионовиче не думали, проектируя наш город, что у нас будет в каждом дворе по 60 машин, и они будут стоять на газонах или на детских площадках. Поэтому когда я критикую, я критикую, предлагая решения. Часто, слыша критику, у нас сразу начинают думать, кому это выгодно. Потому что у нас как была византийщина, мы как были империей, так ею и остаемся. Если вернуться к партии, то могу сказать, что критика влияет на решения. И мнение влияет, и слышат в партии иные мнения, в том числе слышат и те, кто занимается организационной частью. Допустим, кто-то говорил, что мы «забронзовели», не прошло и года, как старослужащие депутаты не попали в проходной список.

— То есть критика власти становится более воспринимаемой «наверху»?

— Тенденция такова, что каждый, кто приходит с наработанной репутацией, будет услышан. В случае выборов такой человек своим присутствием может повлиять на состав избирательного списка. Допустим, когда мы обсуждали, как будет построен съезд, было два мнения. Предлагали сделать его очень сухим, «демократичным», и было мнение провести съезд масштабно и публично. Поэтому его провели претенциозно, может быть, даже слишком ярко для современности. Но мы показали всем остальным: хотите претендовать на власть, делайте то же самое, организовывайтесь, собирайтесь. Все партии должны усиленно заниматься «первичками», потому что каждый коллектив должен чувствовать свою сопричастность со своей партией. При этом если кто-то говорит, что представляет большинство россиян, нужно показать это большинство.

— Каким вы видите будущее правящей партии, нужно ли ей меняться?

— Необходимо вернуться к региональной работе, несмотря на пропорциональную систему выборов. Я считаю, что мы немного погорячились с введением этой системы. Наши земляки, сограждане не готовы к ней, это очевидно. До сих пор народу хочется видеть ярких, речистых лидеров, а не деятельный механизм. Основная проблема состоит в том, что когда глава страны возглавил список, очень многие решили, что от них сегодня ничего не зависит, ничего не надо делать, у них и так все ровненько, состоялось. Я считаю, что мы должны объяснять населению, что и зачем мы делаем, вернуться к четкому представительству регионов.

— Александр Александрович, мы заметили, что на политической арене стали появляться новые лица. В частности, вторым номером в предвыборном списке «Единой России» от Новосибирской области стала Ирина Мануйлова. Ранее активной политической деятельностью она не занималась, можете рассказать об этом кандидате?

— Ирина Викторовна Мануйлова — директор лицея-интерната. Я был первый раз в этой школе 16 лет назад. Человек в прямом смысле этого слова продемонстрировал, что такое успех. Она не конъюнктурный человек. Ирина Викторовна — просто успешный представитель своей сферы деятельности. Без лишней броскости и продвижения финансовыми группами она стала депутатом городского Совета Бердска. Вот такой директор школы: настоящая, уверенная, не боящаяся быть успешной.

— То есть к участию в списках привлекали людей, которые добились успеха в своем деле?

— Да, именно успешных и состоявшихся людей. Сейчас очень много критики в адрес нашего списка и самой партии. Но с другой стороны, про «Единую Россию» только ленивый не сказал, а про какую-нибудь «партию воскресного дня» никто не говорит, потому что их не видно пока. Хотя иногда нас критикуют заслуженно, но это нормально.

— В последнее время все чаще поднимаются тема национального вопроса и проблема регионов. Вы как к этой теме относитесь?

— По итогам переписи у нас многие написали в графе «национальность» — «сибиряк». Это определенный симптом, и не самый правильный. Часто наша русская сдержанность воспринимается как слабость. И сталкиваясь с каким-то неприглядным поведением представителей другой национальности, мы проявляем эту сдержанность. Необходимо всем напомнить, что большинство субъектов Федерации населено русскими. В некоторых субъектах нас 87–89% населения. Делать из этого вывод о том, что нужно всех колотить, у кого нос с горбинкой, я не хочу категорически! Мы с такой территорией обречены на соседство с другими национальностями. Стимулировать деторождение только деньгами мы тоже не сможем. Нам, русским, нужно приучить самих себя к успеху и к пониманию того, что мы хозяева на своей территории. Национальная политика должна быть четко прописана. Национальный протекционизм тоже должен присутствовать, но это не должны быть льготы. Это не должно быть квотирование русских на рабочих местах, я против этого, это унизительно. Мы сами должны добиваться успеха, у нас есть для этого предпосылки. Здесь наши корни, и мы можем выживать в самых тяжелых условиях. Мне один лама бурятский сказал, что лама живет до тех пор, пока баран идет, дальше только русские могут жить и якуты.



Comments are closed.

Так же в номере