Главная » Спецвыпуск » Отрезанный ломоть

Отрезанный ломоть

Отрезанный ломоть

Неожиданный отказ Андрея Ксензова участвовать в выборах мэра Новосибирска внес существенную сумятицу в казалось бы уже артикулированный расклад политических сил. В настоящее время штабы сторонников и оппонентов пытаются в меру своих стратегических сил и имеющегося арсенала политтехнологических приемов смоделировать и присвоить «перетекания» голосов электората Ксензова, третьего по величине.

Напомним, что карьерный путь Андрея Ксензова в конце января этого года претерпел существенные изменения. Подписав заявления об увольнении с поста вице-губернатора Новосибирской области и выходе из состава партии «Единая Россия», чиновник хлопнул дверью перед носом губернатора Василия Юрченко и принял решение баллотироваться в мэры Новосибирска против воли своего экс-начальника.

В своем открытом письме, адресованном новосибирцам, Андрей Ксензов откровенно рассказал широкой аудитории о подковерных интригах регионального истеблишмента, о выстраивании вертикали власти, о конфронтации губернатора и полпреда, доходящей порой словно до детской вражды, не позволяющей некогда хорошим друзьям сидеть за одной партой.

Лишенного теплого крова «Единой России» Ксензова приютила к себе «Родина». Устремления партии к возрождению научно-промышленного и оборонного комплекса экономики были синонимичны представлениям Ксензова о путях развития города.

Выход из «партии власти», с одной стороны, стал для Ксензова резкой сменой вектора движения, и вместе с тем кандидат в мэры не стал идентифицировать себя с оппозицией. На все вопросы журналистов, в которых так или иначе произносилось слово «оппозиция», Ксензов всячески настаивал на неприменимости этого термина как в отношении себя, так и в отношении остальных кандидатов в мэры.

Андрей Ксензов также отказывался участвовать в инициативе выдвижения единого кандидата от Объединенной оппозиции, которым, как почти с самого начала было ясно, должен был стать Анатолий Локоть. При этом Ксензов нисколько не избегал, а напротив стремился максимально плотно взаимодействовать с Локтем, Пономаревым, Стариковым, то и дело принимая участие в совместных мероприятиях, а также поддерживая все инициативы по контролю за ходом избирательной кампании и пресечению злоупотреблений со стороны главного оппонента. Ксензов выступал с Объединенной оппозицией единым фронтом, но тем не менее так и не согласился снимать свою кандидатуру в пользу Локтя, хотя такие устремления в какой-то степени все же имели место.

Внезапно написав заявление об отмене своей регистрации в последний возможный для этого день, Ксензов отказался делать политические заявления и выказывать поддержку кому-либо из кандидатов, после чего улетел в Москву, а затем — в Израиль. Молчание Ксензова «Родина» объяснила беспрецедентным давлением, которое было оказано на кандидата в последние дни перед аннулированием регистрации. Сейчас «Родина» пытается пресечь «воровство» голосов электората Ксензова в пользу кандидата от партии власти — Владимира Знаткова. Стоит сказать, в связи с этим довольно трудно определить, кому могут достаться «освободившиеся» голоса. При этом симпатии штаба Ксензова и партии «Родина», безусловно, не на стороне «Единой России».

Для общественности снятие Ксензова стало непредсказуемым, а значит, предполагало пристальное внимание как регионального, так и федерального общественного актива и возникновение в адрес местных представителей «партии власти» вопросов, понятных со времен массовых протестов осени 2011 года.

31 марта, в последний день, когда была возможна отмена регистрации кандидата, представители Ксензова и лидера новосибирских «справедливороссов» Анатолия Кубанова встретились в суде: кандидат в мэры Кубанов подал иск об отмене регистрации кандидата Ксензова. В перерыве судебного заседания Кубанов отозвал свой иск, в это же самое время в новосибирском горизбиркоме за несколько минут до конца рабочего дня Андрей Ксензов лично подписал заявление о снятии своей кандидатуры. Вечером того же дня председатель новосибирского регионального отделения «Родины» заявил, что движение Ксензова не является позицией партии, и рассказал об оказанном на экс-чиновника давлении. События понедельника стали неожиданностью даже для самого штаба Ксензова. Руководитель избирательной кампании политтехнолог Владимир Леонтьев, несмотря на намерение собрать на следующий день пресс-конференцию, так и не предпринял этого шага, ограничившись коротким комментарием, опровергающим домыслы о снятии Ксензова якобы в пользу и. о. мэра Владимира Знаткова.

В ситуации, когда репутация, независимо от точечных действий, продолжает стремительно падать, можно действовать открыто, используя имеющиеся в распоряжении привычные средства, главное — достичь спасательной черты, в данном случае — усадить в кресло мэра нужного человека. Александр Карелин недвусмысленно заявил, что «Единая Россия» не рассматривает возможность поражения на этих выборах. Ведь, как известно, человек не может представить и ощутить свое несуществование.

Примечательно, что Александр Карелин в интервью «Новосибирским новостям» проинформировал аудиторию о состоявшемся с Ксензовым «содержательном» разговоре, в котором «просил его сняться, чтобы не смущать новосибирцев». Карелин не видит раскола элит, предпочитая описывать происходящую в Новосибирске реорганизацию власти как «маленькое противостояние вассалов друг против друга».

Выпав из гнезда «Единой России», Андрей Ксензов оказался в несколько несвойственной для себя политической среде: старая почва под ногами исчезла, новая еще не появилась, а привычную дверь заперли изнутри. Несмотря на огромное число явных и неявных сторонников в стенах мэрии и городской администрации, Ксензов, вероятно, осознавал, что стал отрезанным ломтем.

Начав развертывать активную агитационную кампанию, привлекая на свою сторону общественные организации, бизнес-круги и широкую электоральную аудиторию, а также учитывая последние политические события региона, Ксензов, казалось, уж точно устоит под ожидаемым административным нажимом.

После отставки губернатора Юрченко на время показалось, что обстановка несколько разрядилась: недвусмысленное послание федерального центра поубавило громкость музыки, заставив некоторых и вовсе конфузливо затихнуть. Но последние дни вновь привнесли в избирательную кампанию злую риторику: судебные иски, войну компроматов, нападения на агитаторов, попытки ареста печатной продукции.

Возможно, переломным моментом в избирательной кампании стало снятие с выборов Владимира Знаткова. Мощный по своему воздействию психологический эффект, произведенный исключительным решением Центрального районного суда, вовлек в опасную игру огромное количество заинтересованных лиц: одним хотелось свершившийся правовой прецедент поддержать, другим — разрушить, в обоих случаях на этот процесс пытались повлиять вполне земными инструментами. Когда политика вошла на поле судебного права, открылись обширные возможности для шантажа.

Политолог Дмитрий Пучкин считает, что Ксензов объективно оценил ситуацию и понял, что он не может претендовать на победу, потому принял решение выйти из предвыборной гонки.

«Ксензов сломал изначально запланированный властью сценарий, предполагающий наличие одного провластного кандидата и одного оппозиционного кандидата от КПРФ, в адрес которого предполагалось вести целенаправленную дискредитирующую кампанию, — говорит Пучкин. — Участие Ксензова в выборах наглядно продемонстрировало раскол элит. Он очень перспективный политик, и думаю, для любого мэра будет большим «приобретением». Не знаю, согласится ли он войти в команду Знаткова, но с Локтем альянс будет взаимовыгоден и вызовет понимание у общественности». Пучкин отмечает, что Ксензов ввиду сентябрьских выборов главы региона с полным правом может претендовать и на губернаторское кресло.

По оценкам политолога, не менее 50% голосов электората Ксензова перейдет Локтю, 10–15% — Знаткову и столько же — Анисимову, остальные сторонники не придут на участки.

Пучкин не видит проблемы в том, что Ксензов отказался делать публичные заявления сразу после своего снятия: его основной электорат — руководители и работники различных организаций, промышленных и оборонных предприятий — не нуждались в оповещении через СМИ о принятом Ксензовым решении, поскольку хорошо понимали расклад сил.

В свою очередь политтехнолог Яков Савченко занимает диаметрально противоположную позицию. «Я думаю, на Ксензове как на политической фигуре мы можем поставить крест, — говорит Савченко. — По общим правилам после стольких неуклюжих ходов говорить о каких-то серьезных политических перспективах Ксензова не приходится: слишком много обязательств по отношению к тем, кто его поддерживал, не было выполнено».

Савченко считает, что голоса электората Ксензова разделятся на паритетных началах между двумя главными претендентами — Знатковым и Локтем. «Информация об оказанном на Ксензова давлении может привести к росту оппозиционных настроений. Хотя справедливости ради нужно признать, что Ксензов и оппозиция имеют очень мало общего», — говорит Савченко.

В отношении внезапного снятия Ксензова Савченко отмечает, что это «темная история, ясности в ней мало». «По мере того как Ксензов и его представители дают новые комментарии, она еще более запутывается. Вначале он говорил, что снялся по личным причинам и не намерен делать никаких заявлений. Потом мы слышим, что он снялся, потому что, по данным исследований, он набирает всего 8–10%. Теперь мы слышим, что причиной было какое-то непонятное давление на него. Без данных следственных органов комментировать это сложно. Нужно дождаться заявлений силовых ведомств», — поясняет Саввченко.

Однопартийцы и. о. мэра Знаткова — председатель Комитета по строительству, жилищно-коммунальному комплексу и тарифам Николай Мочалин, глава комитета ЗС Новосибирской области по бюджетной, финансово-экономической политике и собственности Виктор Осин, председатель комиссии по социальному развитию Андрей Андрейченко — в беседе с корреспондентом «КС» не были готовы сформулировать четкую позицию и однозначный прогноз последствий снятия Ксензова.

«Я знаю его как честного человека, офицера и очень высоко ценю управленческий талант Ксензова, — высказался Андрейченко. — Он знал, что я вел агитацию за кандидата от «Единой России», и с пониманием относился к этой ситуации, и это не мешало нам общаться. Он не исключал поддержку со стороны «Единой России», потому как хоть он и вышел из партии, но разделяет ее идеологию и остается государственником. Я беседовал с ним за несколько дней до принятого им решения и не видел какой-то предпосылки того, что он снимется».



Comments are closed.

Так же в номере