Главная » Стиль жизни » Александр Шуриц: «Слой людей, желающих вкладывать в искусство, чрезвычайно тонок»

Александр Шуриц: «Слой людей, желающих вкладывать в искусство, чрезвычайно тонок»

Пикассо однажды сказал: «Художник — это человек, который пишет то, что можно продать. А хороший художник — это человек, который продает то, что пишет». Разобраться в том, как правильно инвестировать деньги в искусство и скоро ли в Сибири появятся новые меценаты, нам помог член Союза художников России АЛЕКСАНДР ШУРИЦ.

— Александр Давидович, можно ли говорить о существовании арт-рынка в Новосибирске?

— Рынок искусства у нас находится в зачаточном, непонятном состоянии, он еще только зарождается, и это обусловлено объективными причинами. Люди, которые хотят и могут покупать произведения искусства, появились совсем недавно. Они еще не насладились другими прелестями жизни. Слой людей, желающих вкладывать в искусство, обладающих достатком и необходимыми знаниями, чрезвычайно тонок: таких людей не больше пары десятков. Коллекционеров в полном смысле почти нет — я знаю не больше двух-трех человек. Несколько лет назад были попытки создания коллекции у Сибирского банка, было собрано около 50 работ, но их судьба после закрытия банка мне неизвестна. В свое время Альфа-Банк спонсировал проект «100 портретов» — это был подарок городу, портреты сейчас хранятся в Краеведческом музее.

— Где стоит покупать картины человеку, который решил вложить деньги в искусство?

— Многие считают картинами даже то, что продается в метро… Купить картину можно в мастерской художника, на выставке или в частной галерее, которых в Новосибирске совсем немного. Это картинная галерея «ДекАрт» за оперным театром, арт-галерея «Че», галерея «Арбат» на третьем этаже торгового центра «Фестиваль» — для полуторамиллионного города по европейским меркам это практически ничто. Художественные галереи начали активно открывать после перестройки, но потом большинство из них закрылись. Успешная арт-галерея должна находиться в самом центре, на Красном проспекте в промежутке между кинотеатром «Маяковский» и улицей Фрунзе, в приличном помещении на первом этаже с большими витринными окнами. Стоить отъехать на 20 метров в сторону, и толку уже не будет. Учитывая, что арендовать помещение в центре безумно дорого, организатору галереи нужно иметь богатого спонсора или собственное помещение, а также готовность годами ждать прибыли. Протоптать эту тропу нелегко, нужны колоссальные усилия и поддержка государства в части налогообложения.

— Какие факторы влияют на активность покупателей?

— Вспышки покупательской активности обычно бывают связаны с инфляционными и кризисными ожиданиями. Картина — это такой актив, который дешевле не становится, а постоянно дорожает, но и перепродать его сразу же невозможно, это не так быстро делается.

— В Новосибирске работает много художников, на каких авторов лучше обратить внимание?

— Реально из 100 членов Союза художников продаются работы человек у 30, и все они на виду. У нас мало не только галерей, но и искусства: на полтора миллиона жителей Новосибирска приходится 100 профессиональных художников, в Роттердаме, например, художников больше 1000. Впрочем, везде хорошо, где нас нет: художники во Франкфурте хвалят Мюнхен, а в Мюнхене кивают на Берлин. Прожить только продажей картин непросто, художникам во всем мире приходится подрабатывать.

— С чего начать выбор картины для частного интерьера?

— Украшая жилье, люди часто советуются с дизайнерами интерьеров, но эти советы не всегда хороши, потому что живопись и дизайн — совершенно разные вещи. Советы дизайнеров чаще всего сиюминутны и предлагают сочетать картину с диваном или отделкой стен. Однако картина может жить и 100, и 200 лет. Если вы хотите купить живописную работу, надо ходить на выставки и в частные галереи, лично знакомиться с художниками. Покупая современное искусство, стоит узнать основные имена и приобретать работы этих художников безбоязненно, зная, что цены не упадут и художественный уровень гарантирован. Важный критерий — покупают ли картины художника на Западе, где арт-рынок хорошо развит. Если да, значит, в этого автора можно вкладывать деньги. Инвестиции в искусство можно сравнить с покупкой бриллиантов, которые никогда не дешевеют.

— Для оценки качества бриллиантов есть измеримые критерии, а как измерить качество картины?

— Главное правило — картина должна нравиться, несмотря на научные теории и мнения критиков. Если ты не понимаешь произведение искусства и оно тебе не нравится, никого не надо слушать. Это первое правило. Во-вторых, важно, чтобы имя художника котировалось хотя бы на местном рынке. Об этом можно посоветоваться с искусствоведами в местной картинной галерее. И наконец, если картина будет постоянно перед глазами, она должна быть интересна членам семьи.

— Сколько может стоить картина достойного современного художника?

— Если говорить о местных художниках первого эшелона, то цены будут примерно одного порядка. Условно говоря, картина метр на метр хорошего качества стоит 70–100 тысяч рублей. Но если вы постоянный покупатель или художнику срочно нужны деньги, то делаются скидки.

— Можно ли найти подлинники работ художников более ранних периодов?

— Антикварные салоны, раз они существуют, что-то продают, но подлинности доверять можно не всегда. Познакомьтесь с хозяином и сотрудниками салона, расспросите об истории картины, закажите экспертизу в картинной галерее. Но в целом на рынке уже практически нет работ мастеров XIX века. Мне как-то показывали карандашный рисунок Левитана, но мне как художнику это было неинтересно: маленькая бумажка, может быть, просто набросок, сделанный между двумя выстрелами на уток. Даже специалисту трудно определить, имеет ли это ценность. Если вам предлагают Айвазовского, надо понимать, что это копия, подделка или ученическая работа — или это будет стоить миллионы и миллионы. Настоящие шедевры давно в музеях.

— Как обстоят дела с работами советского периода?

— Довоенные работы выросли в цене, но настоящий соцреализм из семейных коллекций редко попадает в продажу. Большие мастера тоже чаще всего уже в музеях, да и откуда хорошим картинам быть в Сибири, краю ссылок и тюрем. Частных коллекций было больше в столицах. Подлинность, сохранность и художественную ценность поможет определить экспертиза как официальная платная услуга. Если говорить об авангарде, то вероятность купить оригиналы таких авторов, как Илья Кабаков, Эрик Булатов, Олег Целков, Эдуард Гороховский и Михаил Шемякин, которые жили или живут в основном за границей, тоже невелика.

— Насколько интересны картины в качестве делового подарка?

— К сожалению, чаще всего в подарок покупают поделки, не стоящие ломаного рубля, и ряд художников специализируется на производстве этих популярных работ. Хотя такой подарок обычно бывает малобюджетным, это все равно пустая трата средств. Если вы все-таки решили дарить картину, дарителю нужно самому разбираться в искусстве, а также иметь представление о вкусах получателя подарка и обязательно посоветоваться со специалистами.

— В основе многих художественных музеев мира лежат частные коллекции, в России были свои большие меценаты: Морозовы, Петр Щукин, Павел Третьяков, Савва Мамонтов. Почему сейчас этот механизм не работает?

— Прошло всего 20 лет с момента появления частного капитала в стране. Совсем недавно, в 1991 году, у людей не было даже самых насущных вещей. На Западе общество богаче, существует преемственность традиций. Метрополитен-музей в Нью-Йорке в основном состоит из частных коллекций, спонсорский комитет дает деньги на приобретение оригиналов великих полотен, например, Рембрандта. Собрание Эндрю Мэллона в свое время стало ядром коллекции Национальной галереи искусства в Вашингтоне. Так что передача частных коллекций музеям у нас, я думаю, начнется лет через 30, когда наследники богатых людей, обладающих коллекциями, начнут нуждаться в деньгах и продавать предметы искусства.

— Какие перспективы вы видите?

— Коллекционеры и покупатели картин могли бы принести пользу обществу, пополняя коллекции художественных музеев. В советское время музеи закупали современную живопись в обязательном порядке за счет государства, сегодня бюджеты картинных галерей очень скромные. Подарив картину музею, состоятельный человек может принести пользу, получив в ответ благодарность и уважение. Однако сейчас отсутствует юридический механизм перевода произведений искусства в государственную собственность. Нужны стабильное развитие государства, поддержка искусства на уровне политики. Получив 20 лет назад полную свободу от идеологических рамок, художники получили также свободный рынок со всеми его достоинствами и недостатками. Хотя, кто знает, может быть, потомки будут считать наше время райским.



Comments are closed.

Так же в номере