Главная » Экономика » Виктор Толоконский: «Регионы Сибири готовы к реализации инновационных программ, результаты этой деятельности различны»

Виктор Толоконский: «Регионы Сибири готовы к реализации инновационных программ, результаты этой деятельности различны»

Подготовка к инновационному прорыву экономики сегодня ставится в приоритет как федеральным правительством, так и региональными властями. Для Сибири, за которой давно и прочно закрепился статус «сырьевого придатка» России, вопрос развития инновационного потенциала более чем актуален. О том, как сибирские регионы реализуют свои стратегии инновационного развития, какие при этом используют конкурентные преимущества и внедряют проекты, корреспонденту «КС» АЛЕКСАНДРЕ ЕВДОКИМОВОЙ рассказал полномочный представитель президента РФ в Сибирском федеральном округе ВИКТОР ТОЛОКОНСКИЙ.

— Виктор Александрович, в какой степени вопросы повышения инвестиционной привлекательности регионов СФО находятся под непосредственным контролем полномочного представителя президента РФ в Сибирском федеральном округе?

— Задачи инвестиционного развития, безусловно, являются важнейшими для развития страны, каждого региона и субъекта Федерации в целом. Именно поэтому аппарат полномочного представителя президента России в СФО обращает на эти процессы особое внимание. Президент России в этом году принял решение подключить к этой работе и полномочных представителей. На наших заместителей в каждом округе возложены функции инвестиционных уполномоченных, персонально отвечающих за координацию инвестиционной политики, активное взаимодействие с ассоциацией товаропроизводителей, с инвесторами, с государственными структурами.

В каждом регионе существуют механизмы отбора важнейших инвестиционных проектов и программ развития регионов, которые мы постоянно сопровождаем и подвергаем анализу, а также подводим итоги промежуточной реализации этих проектов. Здесь задействовано огромное количество экспертов, ученых и специалистов различных сфер деятельности и в рамках работы различных экспертных советов и групп, которые в свою очередь выносят свои предложения как по обновлению самой инвестиционной политики, так и очень часто уже формулируют новые инновационные проекты.

Я абсолютно уверен, что ни одно региональное правительство сегодня не нужно убеждать в необходимости и важности повышения инвестиционной привлекательности. Это единственный путь, который позволяет пополнять бюджеты этих регионов, а также создавать рабочие места, без чего невозможно сохранить и преумножить человеческий капитал, повышать качество жизни. Поскольку только на обновленных современных производствах можно обеспечить достойную заработную плату и условия труда.

— Следует ли из этого, что инвестиционная привлекательность региона должна способствовать размещению в регионах инновационных производств?

— Безусловно. Именно поэтому на сегодняшний день все правительства регионов потенциально готовы к реализации планов инновационного развития. Но стартовые условия у всех различны. Так, для отдельных территорий требуется большой объем первоначальных государственных инвестиций. Прежде всего речь идет о территориях, где практически нет транспортных коммуникаций, энергетики, некоторых базовых сфер экономики. Например, строительство железной дороги в Республике Тыва. В Красноярском крае, Иркутской области, Бурятии, Забайкальском крае, Томской области тоже строятся новые железные дороги, инфраструктурные объекты, линии электропередачи, энергетические объекты.

При этом в некоторые регионы до сих пор достаточно инерционны в своей инновационной политике: не столь активно создаются новые привлекательные условия для инвесторов, затягивается период ожидания прихода инвесторов. В общем, регионы стремятся к выполнению поставленных задач, но все они находятся в начале своего инновационного пути. Этот процесс не стал еще достаточно масштабным. Как я уже сказал, нужно очень много усилий по масштабированию, укреплению в сфере инвестиций и инноваций — это магистральный путь развития.

Необходимо не просто привлекать инвесторов лозунгами, проведением выставок и презентаций, но созданием привлекательной инновационной среды, специальных стимулирующих условий, введением налоговых льгот и преференций. Правительствам регионов сегодня рекомендовано развивать парковые зоны, закладывать традицию создания промышленных и технопарков на подготовленных и инженерно-обустроенных территориях, удобно расположенных и обеспеченных всеми транспортными коммуникациями. Таким образом будет создаваться синергетический эффект, обеспечивая объединение в инновационные производственные кластеры, где предприятия смогли бы реализовывать свой кадровый и культурный потенциал, создавать друг другу дополнительный спрос на инновационную продукцию.

В рамках осуществления поддержки инновационной деятельности в регионах мы формируем специальные координационные советы, которые позволяют увязывать действия государственных и региональных органов разного уровня в решении поставленных задач. Кроме того, происходит объединение усилий государственных институтов с частными инвесторами и компаниями, которые реализуют инновационные проекты.

Сейчас инновации активнее всего развиваются в тех регионах, где были исторически сконцентрированы крупнейшие научно-образовательные центры, институты и академические университеты: в Томске, Новосибирске, Красноярске, Омске, Барнауле, Иркутске. Кроме того, инновационному развитию способствует наличие в регионе тех сфер, где мы имеем достаточно высокую конкурентоспособность. Сегодня это прежде всего отрасли информационных технологий, производство программного продукта, софта, технологии, связанные с атомной промышленностью и энергетикой, металлургией.

— Проводился ли анализ форм поддержки инновационной деятельности? И какая из них, на ваш взгляд, является наиболее эффективной?

— В законодательстве большинства регионов есть нормы государственной поддержки инновационной среды, все эти формы достаточно традиционны. Это проведение конкурсов, выделение грантов на проведение исследовательских разработок по предварительной заявке, субсидий, гарантий бюджетов при кредитовании инноваторов. Впрочем, инноватору всегда очень трудно вариться в собственном соку. В этом случае он не знает, кому нужны его идеи, его изобретения, он не всегда может быстро проанализировать новизну и инновационность своей проектной идеи. Поэтому сегодня более важным механизмом поддержки является формирование специальной инфраструктуры инновационного развития, где инновационные предприятия могут не просто получить льготы и государственную поддержку, особые режимы работы, консалтинг и погружение в среду. Скажу про Новосибирск. В Технопарке Академгородка не только создается инновационная среда и происходит обмен опытом, но предоставляется возможность заказать конструкторские решения, детали, комплектующие, изготовленные на самом современном технологическом уровне.

Я уже не раз говорил, что работа по поддержке инновационной сферы системно организована в Томской области. Здесь функционируют Томская особая экономическая зона и Томский государственный университет, уникальные центры инновационного развития, бизнес-инкубаторы. Сегодня правительством Томской области также разработана и утверждена концепция «Инотомск-2020», в соответствии с которой планируется сформировать особый центр образования, науки и инноваций.

Очень много интересных проектов в Красноярском крае, на базе Сибирского федерального университета, в котором изначально были заложены отличные традиции взаимодействия с крупными производствами, компаниями. А сегодня здесь пытаются сформировать масштабную среду с университетским комплексом, технопарками, бизнес-инкубаторами, словом, всем тем, что формирует исследовательскую и образовательную среду. Решая задачу по выделению лучшего опыта поддержки инновационной среды в отдельных регионах, мы должны понимать, что для более успешного инновационного развития нужны интеграция и объединения усилий многих регионов, а также участников проектов. В Красноярске это удается делать.

В последнее время администрация Алтайского края все активнее участвует в формировании инновационных программ. Край имеет серьезную потребность в создании новой экономики, нужны новые рабочие места. Здесь по-прежнему сохраняется проблема малых городов, в которых не хватает экономического потенциала и требуется в инновационный импульс к развитию. И это не смотря на то что на Алтае исторически сложились большие возможности по переработке сельскохозяйственной продукции, развития туристической деятельности. В наукограде «Бийск» самым активным образом развиваются биотехнологии. Правительство края пропагандирует свои проекты на самых разных уровнях.

Очень интересен опыт развития прикладной исследовательской работы в Иркутском научно-исследовательском университете.

— За Сибирью уже давно и надежно закрепилась роль сырьевого придатка развитых регионов страны. Меняется ли сегодня эта ситуация в связи с бурным развитием инноваций и тем вниманием, которое в последнее время приковано к развитию инновационного потенциала в регионах правительствами субъектов Федерации?

— Все инновационные процессы, которые происходят сегодня в сибирских регионах и которые мне удалось наблюдать в качестве полпреда президента, убеждают в том, что совершенно необоснованно рассматривать Сибирь как большую территорию сырьевого развития. Да, мы богаты всеми видами ресурсов. Да, рост добычи нефти и газа, железных руд, полиметаллов и золота создает дополнительные возможности для ускоренного развития всех сфер жизнедеятельности. Но именно в большой Сибири мы имеем и мощные центры инновационного развития. Более того, к руководителям большинства регионов пришло понимание, что именно за счет развития образования и научной, исследовательской, инновационной деятельности можно быстрее, нежели за счет добычи нефти и газа, повысить свою конкурентоспособность.

Согласитесь, выбор места жительства и трудовой деятельности сегодняшнего молодого поколения не ограничивается наличием нефтепромысла или газодобычи в регионе обитания. Гораздо более значимым для любого молодого человека является наличие хороших школ, университетов, малых инновационных компаний, где можно реализовать свои способности, применить знания, хорошо заработать. Таким образом, я не стремлюсь противопоставить базовую промышленность инновационной деятельности, ресурсные отрасли высокотехнологичной сфере. Ведь по большому счету, ресурсы для того и существуют, чтобы создавать базу для развития современных инновационных производств. Любым инновациям требуются электроэнергия, базовые промышленные условия. Чтобы добывать нефть и газ, руды и золото, требуется современное высокотехнологическая промышленность по переработке и производству самых современных продуктов. Без науки, инноваций, исследований добиться экономических результатов невозможно.

— При этом бытует мнение, что нашей промышленности не нужны инновации в той мере, в которой их сегодня предлагают исследователи и разработчики качественно новых продуктов. Как решать вопросы коммерциализации?

— Действительно, восприимчивость экономики к инновациям сегодня слабая. Впрочем, эту проблему переживали все экономики мира без исключения. Кроме того, острота этой проблемы зависит от степени новизны и конкурентоспособности самого промышленного комплекса. Если мы выпускаем малоконкурентную промышленную продукцию, которая не имеет выхода на мировые рынки, не является лидером в тех или иных сферах, нам не очень-то и нужны такие инновации. Ведь не секрет, что все новое всегда востребовано лидерами. Они в свою очередь могут вкладывать деньги в инновации. Проблема в том, что таких промышленных лидеров в Сибири не так много. В связи с этим разработчики справедливо и обоснованно отмечают, что заказ на инновации и их востребованность остаются крайне слабыми.

С другой стороны, как любой «родитель», инноватор не редко переоценивает практическое значение своего «детища» — идеи или проекта. На самом деле из огромного количества интересных научно-технологических разработок, практический результат дают только единицы. Так, можно обладать 20–30 инновационными идеями, а результат будет только у одного продукта. Все остальные же не дадут принципиально качественного инновационного прорыва и продолжат эволюционировать. Внедрять нужно с очень точным пониманием конечного эффекта, поскольку процесс реализации инновационных идей требует огромных вложения, которые должны окупаться за счет снижения себестоимости, повышения качества продукта. Именно поэтому инновации сегодня развиваются в тех сферах, где мы обладаем традиционно высокой конкурентоспособностью. От качества управления этими процессами очень многое зависит.

При этом мы не обладаем большим временным резервом для подобного развития, существует серьезная потребность в максимальном ускорении этих процессов. Ученые в Академгородке иногда говорят о необходимости «обогнать, не догоняя». Это значит все время вырываться вперед, придумывать новое и лучшее, не догоняя традиционное. Конечно, при технологической отсталости это вряд ли сработает.

— Можете ли вы перечислить конкурентные преимущества, которыми обладает каждое из региональных образований Сибирского федерального округа, реализующих сегодня свою инновационную стратегию?

— Кроме преимуществ, которые дает концентрация научного и образовательного потенциала, есть и традиционные преимущества, заложенные в отраслевой структуре экономики и промышленном потенциале, о них я уже говорил. Например, в Омской области уже сформировался определенный результат в сфере глубокой переработки нефти, нефтехимии. Академический институт Сибирского отделения академии наук имеет очень много интересных продуктов, технологий в производстве катализаторов, специальных присадок, добавок, которые позволяют качественно улучшить ситуацию в нефтеперерабатывающей промышленности. В Томске традиционными инновационными областями выступают электроника, биотехнологии, медицина, программный продукт. В Алтайском крае это глубокая переработка сельскохозяйственного сырья, производство уникальных фармакологических субстанций, новых продуктов для медицины. В Кузбассе существуют свои, совершенно особые возможности по развитию угольной и химической промышленности. Уголь у нас всегда традиционно используется как топливо, энергетический или металлургический ресурс для производства метала. Однако из угля можно производить и другие виды продуктов. В Кузбассе сегодня ведется активная работа по развитию производства продуктов углехимии.

В Красноярском крае традиционно преобладают цветная металлургия и энергетика. Иркутская область — это один из первых регионов, где будет производиться поликристаллический кремний, очень важный материл для развития солнечной энергетики. Освоение новых месторождений газа потребует создания новой отрасли по выделению, хранению и использованию гелия. Весь Байкальский регион дает много возможностей для научного и инновационного развития, это уникальная территория для изучения многих процессов.

В ряде регионов есть привлекательные условия для глубокой лесопереработки. В целом большая Сибирь получает очевидные преимущества для своего инновационного развития за счет своей территориальной близости к Китаю. Именно в Китае спрос на все виды инновационной продукции будет расти очень быстро вследствие нарастающей динамики развития их экономики. И если сегодня эта страна исповедует в большей степени внутреннее развитие, то, продолжая наращивать эти темпы роста, Китай не сможет обойтись без дальнейшей интеграции. И в данном случае Сибирь — плацдарм, который позволит многим компаниям из России развивать производства, ориентированные на большой растущий спрос Китая и стран Азии. Если мы правильно распорядимся своим богатством и наладим эффективную систему управления инновационными процессами, то, без сомнения, справимся с поставленными перед нами задачами.



Comments are closed.

Так же в номере