Главная » Стратегии успеха » Михаил Мищенко: "Я люблю ирландские пабы и не люблю классические костюмы"

Михаил Мищенко: «Я люблю ирландские пабы и не люблю классические костюмы»

ВЫСШИЙ КЛАСС — ПЕРСОНА

Михаил Мищенко: «Я люблю ирландские пабы
и не люблю классические костюмы»

Шесть лет назад Михаил Мищенко открыл в Кемерове «Баржу» — первый ирландский паб, и это заведение сразу стало одним из самых модных в городе. Три года назад он открыл второй ирландский паб — «Пинту». Один из первых магазинов модной одежды в столице Кузбасса — тоже принадлежит ему. Сейчас он строит клуб и собирается открывать магазин виски. Почему именно виски? Очень просто — потому что Михаил Мищенко любит виски.

Михаил Мищенко в бизнесе с начала 90-х годов. Первым в Кемеровской области начал заниматься fashion-business. Владелец ирландских пабов «Баржа» и «Пинта», магазина модной одежды. Планирует в этом году открыть клуб и специализированный магазин.

— Неужели все эти сорта виски, что есть в пабе, покупают? Трудно поверить — народ у нас консервативный. Есть такие исследования, согласно которым люди по мере роста доходов просто переходят на более дорогие сорта водки. А про виски мнение в России устойчивое — «шотландский самогон».

— Хорошо, — Мищенко заводится с пол-оборота, — я тогда задаю встречный вопрос: а что такое водка? Это самый плохой самогон. И какая бы чистая водка ни была, наутро будет болеть голова и придется опохмеляться… Чаще всего — другой водкой.

— Все равно виски — не самый популярный напиток в России, как кажется.

— Действительно, виски продаем немного: его, к сожалению, не все пьют. Хотя отношение к виски постепенно меняется. Лично мне нравится не купажированный виски, а именно односолодовый, single malt. Мы периодически устраиваем дегустации, где каждый может пробовать по 25 граммов разных сортов.

Я погружаюсь в дегустацию напитков, попутно разглядывая интерьер паба. Дерево и камень, рулевые колеса, модели парусников, огромная бутыль под потолком, на стенах — сети, старинные карты, фотографии. Мы сидим в «Барже» в будний день, паб полон наполовину: молодежь, солидные господа, компания восточных людей, судя по виду — из Индии. Мищенко то и дело отвлекается, здоровается с гостями, обменивается парой фраз.

— Что, знаете всех постоянных клиентов?

— Практически девяносто процентов. Если не по именам, то в лицо. Здороваюсь, разговариваю. Кто-то приходит, кто-то уходит. Бывает, человека давно нет, потом появляется снова. Спрашиваю у него: «Ничего не случилось? Дела нормально идут?» У меня образ жизни довольно демократичный. Раньше меня все время за бармена принимали: «А где бармен Миша?» Меня, может, в лицо не все знают, а заочно — очень многие. Бывали смешные ситуации. В «Пинте», гляжу, администратор с парнем разговаривает. Администратор потом меня спрашивает: «А вы молодого человека знаете? Он сказал, что он ваш друг, что приехал из Германии, что вы ему туда звонили, пригласили в бар-» Была в «Пинте» анекдотичная ситуация еще одна. В День города было много посетителей, девчонки не справлялись, а к нам все время старались зайти в туалет. Я стоял на воротах, в камуфляжной майке, старался регулировать поток. И тут парень подвыпивший начинает: «Что, охранник, сколько получаешь? Пойдем подеремся!» Ну и потом мне: «Если что, я Мишу-хозяина знаю!» — «Ох, врешь, — говорю ему. — Ох, врешь!»

Я, в общем, демократичный человек, совершенно не пафосный. Могу сам пива налить, сам вынести. У меня такой стиль жизни — я общаюсь со всеми.

— Свою коллекцию виски, как я понимаю, дома собирать уже не обязательно?

— Зачем это нужно? Неинтересно. Я с трудом понимаю, как можно сидеть одному дома и пить. Я люблю встречаться с друзьями в баре, потому что здесь особая атмосфера, где можно и выпить все, что захочешь, и съесть. И я предпочитаю все встречи назначать в баре.

Понимаете, я все идеи примеряю на себя. Ну, ирландский паб, например. Постепенно я понял, что та мечта, которая у меня всегда была, — создать что-то теплое, уютное, располагающее к беседе, — это именно айриш паб. Он соответствует моему внутреннему состоянию — точнее, я даже не знал, как это состояние выразить, пока не побывал в ирландском пабе. Паб, конечно, изначально строился для себя — место, где можно выпить пива, посидеть с друзьями. «Почему, — в какой-то момент подумал, — в Кемерове нет места, где можно просто посидеть?» Прихожу, говорю: все, магазин (а раньше в этом помещении был магазин одежды) перевозим, а здесь будет «айриш паб». Все на меня как на ненормального посмотрели. В 1998 году начали строить, и тут разразился кризис. Первоначально подразумевалось демократичное заведение, для молодых людей. А когда в 1999-м мы открылись, получилось заведение другого ценового уровня.

— Бывают у вас известные персоны? Женя Гришковец, я знаю, часто к вам заходит, когда приезжает в Кемерово.

— Да, с Женей мы приятели, он, когда приезжает, заходит. К нам, конечно, приходят и бизнесмены, и политики, я многих знаю, здороваюсь, но виски берут редко, да и то известные марки. Был у нас Борис Гребенщиков, взял бутылочку хорошего ирландского виски, в котором 60 процентов солода.

— С виски все ясно. А как вы начали заниматься модной одеждой?

— Начиналось с мединститута, с Alma Mater. Года с 1984-го. Раньше были такие валютные магазины — «Березки», а у меня был приятель летчик, работавший в Анголе. Потом привозил финскую одежду из финских универмагов, сам покупал, сам стоял на рынке, продавал. Итальянскую одежду никто тогда не знал. Открыл первый магазин Reеbok. Это было в начале девяностых. Мы стали первыми продавать Aisberg, Luhta, очереди к нам стояли километровые.

— Вы продаете исключительно модные брэнды. А сами носите такую одежду?

— Разумеется. Вот это (Мищенко показывает на майку) -Repley, это (демонстрирует джинсы) — Energy, это (куртка) тоже — Repley. Туфли тоже из магазина. Я ношу только то, что у нас продается. Ничего другого не покупаю. И от своих сотрудников требую, чтобы носили это. А что, это нормальная корпоративная культура! Ни один сотрудник компании Ford на машинах других фирм не ездит. И всем молодым людям могу посоветовать носить именно эту одежду. Стильная клубная одежда — необычные рубашки, джинсы, майки. Конечно, это не деловой стиль, для тех, кто работает в офисе, ходит в костюмах, он не подойдет. Я костюмы не ношу — надоело. Хотя пара хороших костюмов висит дома в шкафу. На какой-нибудь праздник, день рождения, на Новый год я люблю надевать какие-нибудь брюки расшитые. Не люблю традиционную одежду.

— Вы сами выбираете коллекции?

— Я ориентируюсь на себя. Сам езжу по шоу-румам. Есть высокая мода, есть имена, есть дорогие марки. А есть те брэнды, которые носит вся Италия. И если вы встретите там человека, одетого в модную одежду haute couture, то это, как правило, окажется русская туристка. А итальянцы носят то, что изумительно сидит. Надевает, скажем, такие джинсы — и все! Все подтянулось, девушка радикально меняется.

— Приятно изменять женский облик?

— Чрезвычайно. Гранишь алмаз. Я люблю сам иногда работать с покупателями. Особенно с девушками. Приходит девушка, я ей рекомендую померить то, это. И когда она примеряет — она преображается, она сама себя не узнает. Она поворачивается к зеркалу бочком — восхищенное: «О-о-о!» Разительные перемены!

— Скажите честно, что вы любите больше: одевать женщину или раздевать?

— Конечно, одевать!

Сергей САМОЙЛЕНКО


Comments are closed.

Так же в номере