Главная » Спецвыпуск » "Период "дикого капитализма" заканчивается"

«Период «дикого капитализма» заканчивается»

Развитие сибирской промышленности тормозит обилие контрабанды и отсутствие четкой промышленной политики со стороны власти. По мнению генерального директора Межрегиональной ассоциации руководителей предприятий (МАРП) Юрия Бернадского, протекционистские меры необходимы для развития предприятий, производящих конечный продукт. Свою точку зрения на ситуацию в промышленности ЮРИЙ БЕРНАДСКИЙ изложил в интервью корреспонденту «КС» АЛЕКСАНДРУ ПОПОВУ.

Фото Михаила ПЕРИКОВА

— Юрий Иванович, как вы оцениваете место МАРП среди других объединений предпринимателей?

— В Сибири всего несколько территориальных объединений имеют такую же давнюю историю. Это Красноярский союз промышленников и предпринимателей, Томское межотраслевое объединение и Хабаровское краевое объединение предпринимателей. Абсолютно точно могу сказать, что мы являемся катализаторами практически всех процессов по развитию экономики.

Самое главное, что люди, которые входят в ассоциацию, смогли подняться над злобой дня, отраслевыми проблемами и объединиться в главном — создании условий для развития предпринимательства и экономики. За эти годы мы выработали три критерия деятельности МАРП: эффективность, надежность, ответственность. И, пожалуй, самое главное — доверие членов ассоциации друг к другу.

— Часто приходится слышать, что объединительные тенденции среди предпринимателей в регионе очень слабы:

— Даже в рамках одной отраслевой организации очень трудно объединить интересы различных направлений бизнеса. За эти годы через МАРП прошло более 2 тыс. предприятий, состав ассоциации сменился на 85%. Очень многое сделано, но многого добиться не удалось. Причем зачастую из-за того, что решение отдельных вопросов возможно только на федеральном уровне. Но мы пытаемся найти решение и что-то сделать и в таком случае.

У каждого предпринимательского объединения свое место. Наша главная задача — формировать определенные правила ведения бизнеса. Надеюсь, что период «дикого капитализма» у нас заканчивается. Мы не просим особых условий, мы просим лишь в достаточно прогнозируемом будущем не менять правила игры.

— Каковы конкретные результаты деятельности МАРП?

— Мы уделяем очень много внимания формированию нормативной базы. Ежегодно при участии ассоциации готовится и принимается более 30 нормативных актов: областных законов, постановлений мэра и губернатора, решений областных и городских советов. В общем, целый спектр документов, направленных на нормативное закрепление тех проектов, которые мы вырабатываем сообща с органами власти и в рамках межотраслевого взаимодействия с более чем 40 отраслевыми союзами и объединениями.

— Как вы оцените сегодняшнее положение в промышленности?

— Определенное поступательное движение идет. Последние четыре года это декларирует правительство РФ и подтверждает статистика. Но около 30% в общем объеме ВВП составляют сырьевые отрасли, в которых очень большие темпы роста, перекрывающие отставание по ряду депрессивных отраслей (например, легкой промышленности, которая ежегодно теряет объемы и темпы не только на мировом, но и на внутреннем рынке). Около 54% ВВП составляет продукция ТЭК, и в этом больше минусов, чем плюсов.

Ряд тенденций в экономике обнадеживает. Например, стабильный рост внешнеторгового оборота. Причем Новосибирская область по этому показателю имеет хорошие шансы стать лидером в Сибирском регионе. По большому счету, новосибирская экономика может являться образцом для экономики всей России, потому что она ориентирована не на развитие сырьевых отраслей, то есть проедание собственных ресурсов, а на рост высокотехнологичных производств. К сожалению, только 25% внутреннего товарного рынка области занимает продукция новосибирских предприятий. И поэтому из общего оборота розничной торговли в прошлом году (77 млрд руб.) только 20 млрд руб. осталось в регионе.

— Остальное уходит в Москву?

— Остальное — это все что угодно, включая контрабанду. Вообще, рынок ТНП в целом по России имеет очень сильные перекосы, связанные в первую очередь с засильем контрафактной продукции низкого качества и неудовлетворительных потребительских свойств, но по цене, с которой не могут конкурировать отечественные товары. Контрафакт — это продукция зарубежных компаний или российских, но сделанная за рубежом, которая поставляется сюда и продается под маркой отечественных товаров. Эта проблема актуальна во всех сибирских регионах. Судите сами — по итогам внешнеэкономической деятельности в 2003 году оборот Новосибирской области с Китаем намного меньше оборота с Австрией! Но стоит сделать один шаг из квартиры, как увидишь обилие китайских товаров.

— Как вы оцените конкурентоспособность по отраслям?

— В экспорте Новосибирской области 73% составляет продукция машиностроения. С каждым годом идет увеличение этой доли. В импорте эта продукция составляет около 20%. Не скажу, что мы не потребляем технологическое оборудование, но доля сырья по импорту увеличивается. Но в целом положительное сальдо внешнеторгового баланса начинает сокращаться. Почему? На наш взгляд, потому что инерционный путь развития исчерпал себя и надо включать новый потенциал.

— Что для этого должна делать власть?

— Не мешать. Если коротко.

— То есть ничего не делать?

— Не совсем. Особые условия нам не нужны. Но если предоставлять льготы, то не просто отдавать кому-то за счет другого. Необходимо целевое использование средств для развития конкурентоспособного производства в локомотивных отраслях экономики. Во всем мире основу экономики составляют отрасли, производящие главные группы ТНП, — конечный продукт, который покупает обыватель, и для них нужны протекционистские меры.

— Как вы оцените меры, предпринимаемые местной властью?

— Возможности регионов у нас почти полностью использованы. Но они малы для масштабных изменений.

— Если увеличить господдержку, ситуация изменится?

— Как ее увеличить? Валовый внутренний продукт Новосибирской области равен 170 млрд руб. Для того чтобы оборотных средств предприятиям хватало на освоение новых производств, надо еще минимум 80 млрд руб. Где их взять? Один из выходов — внешние заказы. Сегодня объем товарооборота с сибирскими регионами составляет 2,2 млрд руб. в год, и его нужно увеличивать.

— Что еще нужно сделать для роста промышленности?

— Еще три года назад нельзя было говорить о том, что научные разработки всерьез внедряются в производство. Сегодня ситуация сильно изменилась, как и отношения прикладных институтов и производственников. Ученые уже не ждут, что к ним придут и купят за большие деньги их разработки, которые пылятся на полках. Процесс должен быть взаимовыгодным. Только когда четко видна перспектива, когда период от опытного образца до серийного производства занимает не более двух лет, тогда есть смысл говорить о реальном сотрудничестве. И здесь хорошие перспективы для повышения конкурентоспособности. В принципе, любой путь, при котором предприятия успешно работают, выпускают качественные продукты, а люди вовремя получают зарплату, нужно использовать.

— Какие задачи в плане промышленной политики вы бы поставили перед новым правительством?

— В конце концов сформировать промышленную политику. Пока ее просто нет. Если сегодня бюджет на 70% формируется от деятельности сырьевых отраслей и ТЭК, о какой промышленной политике идет речь? Правительству надо быть последовательным. Пора от деклараций о приоритете отечественного товарного производства переходить к делу.

Александр ПОПОВ


Comments are closed.

Так же в номере