Главная » Спецвыпуск » Говорите громче

Говорите громче

Лоббистский потенциал региональных предпринимательских объединений во многом определяется уровнем аффилированности этих структур с органами местной власти. «КС» попытался проанализировать, какие механизмы, используемые бизнес-объединениями в регионах, являются наиболее эффективными. Но в любом случае лоббизм в России остается преимущественно теневым, чему в немалой степени способствует отсутствие в стране правовых основ для данной деятельности.

Типология российского лоббизма

Лоббистский потенциал региональных предпринимательских объединений во многом определяется уровнем аффилированности этих структур с органами местной власти. Одним из самых известных «профсоюзов директоров» является новосибирская Межрегиональная ассоциация руководителей предприятий (МАРП), которой на этой неделе исполнилось 15 лет. Главным достижением МАРП ее президент Алексей Елезов (на фото) считает взаимопонимание местных властей и членов ассоциации. Фото Михаила ПЕРИКОВА

Предпринимательские объединения можно разделить на отраслевые и «универсальные». Первые отстаивают позицию определенного сегмента рынка, причем как на федеральном, так и на местном уровне (союзы риэлтеров, туристических или рекламных агентств и т.д.). По оценкам специалистов, отраслевые союзы действуют более успешно, чем «универсальные», но это происходит потому, что они занимаются лоббированием узкоспециальных вопросов. «Все зависит от полномочий, которые отраслевым ассоциациям делегируют сами компании. Например, принятие закона об автостраховании стало результатом работы мощного страхового лобби в Госдуме», — считает менеджер Центра общественных инициатив (Новосибирск) Елена Кардаш.

«Универсальные» союзы можно разделить либо по масштабу деятельности на федеральные (Российский союз промышленников и предпринимателей), межрегиональные (Союз товаропроизводителей СФО), региональные (Межрегиональная ассоциация руководителей предприятий, Союз промышленников Красноярского края) и местные (Совет по поддержке предпринимательства г. Кемерово), либо по типу участников. Так, на федеральном уровне интересы крупного бизнеса традиционно закреплены за РСПП, малого бизнеса — за организацией «ОПОРА России», а среднего — за ассоциацией «Деловая Россия». Однако эти структуры не имеют большого влияния в регионах, в которых действуют свои бизнес-лобби.

Особняком среди всех предпринимательских объединений стоит Торгово-промышленная палата — единственная структура, действующая на основании федерального закона. По словам первого зампредседателя Новосибирской областной ТПП Олега Суворова, «палаты используют лоббизм другого уровня — официальный. Действуя на основании закона, мы отстаиваем права по участию предпринимателей в законодательной деятельности. У нас нормальные рабочие отношения с властью, которая привлекает нас к разработке или корректировке нормативных актов, касающихся бизнеса».

Региональные бизнес-объединения

Отсутствие четкого правового поля ставит под сомнение перспективы изменения методов лоббизма. На фото слева направо — директор ЗАО «Завод Сибирского технологического машиностроения» Сергей Шаплов, гендиректор ОАО «Новосибирскэнерго» Корней Гиберт, руководитель ГУП «Сибирский аналитический центр» Дмитрий Орешин и директор ООО «Санти» Павел Зима. Фото Михаила ПЕРИКОВА

Наиболее влиятельным объединением промышленников и предпринимателей в Новосибирской области является Межрегиональная ассоциация руководителей предприятий (МАРП), созданная в 1989 году как филиал Ассоциации молодых руководителей СССР. Сегодня МАРП объединяет руководителей более 450 предприятий Сибири, но основную роль в ассоциации играют руководители крупных промышленных предприятий Новосибирска: Алексей Елезов (ОАО «Синар»), Николай Канискин (ОАО «Элсиб»), Александр Дугельный (Новосибирский оловокомбинат), Геннадий Громов (инструментальный завод), первый директор МАРП Владимир Женов (ныне — председатель правления Новосибирского муниципального банка).

Кроме того, в регионе работают две ТПП — областная и городская, Союз товаропроизводителей СФО (председатель — Николай Канискин), региональные представительства РСПП (руководитель — Валерий Эдвабник) и «ОПОРЫ России» (Борис Брусиловский), а также несколько десятков отраслевых союзов. Зачастую эти организации пересекаются в членском составе и органах управления.

В Алтайском крае наиболее крупными и влиятельными объединениями промышленников и предпринимателей являются Союз промышленников Алтая и Алтайский союз предпринимателей. В Красноярском крае также действует два крупных союза. Союз товаропроизводителей (СТПК), ориентированный на малый и средний бизнес, объединяет более 460 руководителей промпредприятий, НИИ и т. д. и входит в состав Федерации товаропроизводителей России. Возглавляет СТПК депутат Госдумы от фракции «Родина» Валерий Сергиенко. Союз промышленников Красноярского края (СПКК) отстаивает интересы ФПГ и объединяет около 300 руководителей фирм, банков, заводов и т. д. Руководит СПКК Николай Ашлапов — депутат Госдумы от партии «Единая Россия». С недавних пор СПКК выполняет функции регионального отделения РСПП.

В Кемеровской области наиболее эффективным считается Совет по поддержке предпринимательства г. Кемерова. Набирают силу отделение РСПП и Ассоциация промышленников. Вице-губернатор области Александр Копытов является вице-президентом Клуба машиностроителей. Кроме того, в регионе достаточно эффективно работают отраслевые союзы.

Механизмы и рычаги

Николай Ашлапов, возглавляющий Союз промышленников Красноярского края (региональное отделение РСПП), известен тесными связями с «Русалом». Фото Александра ПАНИОТОВА

«Наиболее эффективными механизмами я бы назвал избрание в законодательные органы регионов своих представителей, участие в различных консультативных советах и комиссиях при госорганах, а также быстроту реакции на различные действия всех уровней власти», — заметил «КС» вице-президент МАРП Владимир Женов.

Аффилирование предпринимательских объединений с исполнительными и законодательными органами власти стало уже типологическим признаком лоббизма. «Региональный лоббизм сегодня — это хождение во власть, — считает Елена Кардаш. — Бюджетный пирог, на который может претендовать бизнес, достаточно велик. Сюда входят и система регионального и муниципального заказа, и право первоочередного выкупа земли, или получения прав аренды». Президент МАРП Алексей Елезов входит в состав президиума администрации Новосибирской области. Кандидатуры «промышленных» вице-губернаторов согласовываются с МАРП. Серьезное представительство «ставленников» МАРП собралось в областном совете депутатов, что вполне объяснимо: по словам гендиректора ассоциации Юрия Бернадского, законотворчество является приоритетным направлением деятельности бизнес-объединения. Члены МАРП возглавляют главные комитеты облсовета: по бюджету (директор «Бердского электромеханического завода» Виктор Осин), по экономике (директор завода «ЗЖБИ-4» Николай Мочалин) и по промышленности (Борис Прилепский). Ежегодно принимается более 30 областных законов и постановлений, направленных на поддержку промышленных предприятий региона. Так, перед губернаторскими выборами 2003 года и. о. главы Новосибирской области Виктор Гергерт подписал постановление о компенсации предприятиям из средств областного бюджета высоких ставок земельного налога. Депутаты облсовета влияют и на рост бюджетной поддержки промышленности региона (в этом году в областной казне на эти цели запланировано более 2 млрд руб.).

Законотворчество — одно из главных направлений деятельности и Союза промышленников Алтая. В прежнем составе крайсовета Союз даже имел свою фракцию «Промышленники Алтая», которая после объединения с «единороссами» насчитывала 26 человек. Поскольку в избранном 14 марта 2004 года составе крайсовета фракции могут создавать только партии, Союз промышленников формально остался без своего лобби. Но, как сообщил «КС» исполнительный директор Союза Евгений Ганеман, лоббистский потенциал организации, напротив, увеличился до 30 человек, поскольку представители СПА входят не только в «ЕР», но и в левый блок «За наш Алтай» и ЛДПР.

С законодательной деятельностью связан еще один механизм лоббизма — участие представителей бизнес-объединений в различных координационных и экспертных советах при местных администрациях, конкурсных и согласительных комиссиях и т. п. Так, в апреле 1997 года по инициативе МАРП был создан Координационный совет по вопросам промышленности, который возглавляет лично губернатор. Результатом деятельности совета, по информации ассоциации, стал рост территориального заказа (поставки продукции для государственных нужд выполняют более 200 предприятий в объеме свыше 3 млрд руб. в год) и инвестиций (более 400 млн руб. выделено на 80 инвестпроектов). С октября 1994 года при мэрии Новосибирска действует Экономический совет, за счет которого членам МАРП удалось добиться размещения муниципального заказа на 130 предприятиях города и увеличить поставки продукции для нужд бюджетных учреждений до 1,5 млрд руб.

Союз товаропроизводителей Красноярского края вместе с профсоюзами и крайадминистрацией участвует в работе трехсторонней комиссии по социальному партнерству. А Совет по поддержке предпринимательства Кемерова активно участвует в реализации профильной бюджетной программы. По мнению члена Совета Игоря Панина, «городской Совет активно отстаивает интересы кемеровских бизнесменов, ищет компромиссы с городскими властями, и мэр не боится признавать свои ошибки и исправлять их. Например, когда мэрия предложила создать «социальный» фонд для поддержки города, предприятия должны были вносить туда по 1% от фонда зарплаты. Нам удалось добиться того, что взносы стали добровольные, предприниматели вошли в попечительский совет фонда и получили возможность следить за распределением средств. Кроме того, до 25% средств фонда будет направляться на развитие предпринимательства в городе».

Еще один важный момент в деятельности бизнес-объединений — быстрая реакция на те или иные действия правительства и властей всех уровней. Последний успех — отказ правительства от идеи НДС-счетов, во многом определенный бурной негативной реакцией практически всех предпринимательских организаций.

Наконец, бизнес-объединения участвуют в организации различных общественных и коммерческих компаний. Так, Союз промышленников Красноярского края учредил Фонд развития энергетики региона. При содействии красноярского Союза товаропроизводителей было создано более 30 компаний, в том числе торгово-промышленная и клиринговая палаты, выставочные, страховые и аудиторские фирмы и даже банки. МАРП, по словам гендиректора Юрия Бернадского, также стоял у истоков более 40 компаний и отраслевых союзов.

Что в будущем?

Попытки правового регулирования лоббизма предпринимались неоднократно. Первый законопроект был подготовлен еще в 1993 году в Верховном Совете РФ. Более поздние варианты предполагали регистрацию лоббистов в Минфине, лицензирование этой деятельности, отчетность и т.д.

Между тем отсутствие четкого правового поля, определенная закрытость деятельности государственных органов и приоритет индивидуальных решений чиновников ставят под сомнение перспективы изменения методов лоббизма, которые остаются преимущественно «теневыми», за счет чего многие решения «проталкиваются» далеко не публичными способами. Причем, по мнению некоторых экспертов, изменению такого положения дел мешает и позиция большинства предпринимателей, не желающих отходить от привычных и традиционных способов. «Необходимо изменить сложившийся менталитет бизнесменов, а также понять тот экономический эффект, который будет получен от легализации лоббизма. Сейчас его никто не оценивает», — считает управляющий партнер агентства «Марков и партнеры» Максим Марков.

Между тем большинство экспертов склоняются к выводу, что закрепление лоббизма в законодательстве может если не изменить положение, то хотя бы подтолкнуть процесс к развитию в правильном направлении. «Не нужно изобретать что-то новое. Есть опыт западных стран, где объединения предпринимателей действуют в рамках законов, регулирующих лоббистскую деятельность», — считает вице-президент МАРП Владимир Женов.

Вячеслав САЛАНИН, Барнаул| |Ольга ГУЛИК, Кемерово| |Альбина ГРЕБЕНЩИКОВА, Красноярск| |Михаил КИЧАНОВ, |Александр ПОПОВ


Comments are closed.

Так же в номере