Главная » Стратегии успеха » Как заработать на вирусах

Как заработать на вирусах

ПРОФИЛЬ — ЛИДЕРЫ

Как заработать на вирусах

Один из самых засекреченных объектов Советского Союза, государство в государстве со своим сельским хозяйством и магазинами, связью и транспортом, милицией и прокуратурой, научно-производственное объединение «Вектор» создавалось как сугубо бюджетная организация. С началом перестройки стало понятно, что штаммы вирусов способны опустошить целые континенты, но не могут прокормить сотню-другую ученых.

В «Векторе» не сразу, но все же научились зарабатывать на научных разработках

Однако сегодня «Вектор» «прирос» многочисленными дочерними организациями, на территории государственного научного центра производится собственной продукции почти на 2 млрд рублей в год. Косметика и вакцины, диагностические среды и пищевые добавки под маркой «Вектор» пользуются колоссальным спросом у партнеров в разных странах — от США до Северной Кореи.

Когда перед учеными, которые занимались только наукой и вопросами государственной безопасности, встала проблема выживания и выбора стратегии, никто не был готов предложить решения. Понимали только одно: в производстве или торговле живут лучше, чем в науке. На площадях «Вектора» организовали первое арендное предприятие. В скором времени в институте действовало порядка 40 кооперативов. Наиболее предприимчивые из числа ученых занялись разнообразнейшей торговлей: от ферментов и реагентов до компьютеров и программного обеспечения. Руководство «Вектора» предпочитало производить медицинские препараты. Кто-то быстро разорился, но немало дочерних фирм выжило.

Был и резко отрицательный опыт перехода на рыночные рельсы. Неудача постигла, например, собственное подсобное хозяйство, где академики и доктора наук в свое время выращивали коров и свиней, осуществляя на практике смычку города и деревни. В начале 90-х годов хозяйство решили перевести на самоокупаемость. Пробовали выращивать лекарственные травы, но ближайший совхоз производил те же травы дешевле и качественнее. Гладиолусы и грибы вешенка ученых проиграли неравную битву продукции совхозных частников. Ничего не вышло и из затеи с питомником лабораторных животных. Сегодня бывшие ударники полевых работ не проявляют трудового энтузиазма, а хозяйство доведено практически до банкротства.

Впрочем, общая картина складывалась все-таки более радостная. Постепенно производство выросло до таких объемов, что его потребовалось выделить в структурные подразделения, работающие на хозрасчете. А в 1995-1996 гг. эти подразделения были превращены в дочерние предприятия.

Сегодня у «Вектора» есть три предприятия производственного типа. «Промтехэнерго», созданное на базе котельной, производит тепло и электроэнергию и продает их производственным предприятиям и жителям поселка. Другие два предприятия делают продукцию исключительно биотехнологического профиля. «Вектор-Фарм» изготавливает лекарственные препараты. «Вектор-БиАльгам» производит вакцины и бифидопродукты.

Финансовому директору ГНЦ ВБ «Вектор» Юрию Климову приходится разбираться и в финансах, и в вирусах

Когда эти предприятия только начинали вставать на ноги, их руководители — бывшие работники «Вектора» из числа ученых и производственников — говорили: «Мы сами все сделаем. Вы нам только не мешайте». Руководство Института ГНЦ ВБ «Вектор» согласилось на такие условия. И не прогадало: прирост объема производства на «БиАльгаме» и «Фарме» в 2001-2002 годах составил от 30% до 50% в год. Имея самостоятельность, которая суть двигатель прогресса, предприятия росли заслуживающими уважения темпами.

Директор ГНЦ ВБ «Вектор» Лев Сандахчиев рассказывает: «Если говорить о бизнесе применительно к нашему Центру, то речь в первую очередь должна идти о фармацевтическом производстве на базе научных разработок. Для нас принципиально важно иметь производственную составляющую. «Вектор» можно считать удачным примером процесса коммерциализации научных разработок. На базе Центра создан ряд предприятий биотехнологического профиля, успешно работающих на российском рынке. Эффективные предприятия, созданные на базе «Вектора», сейчас формируют существенную часть фонда развития наукограда Кольцово, и значительная часть фонда поступает на «Вектор» в виде грантов на разработку научно-технических проектов».

В 2003 году рост объемов производства затормозился вследствие выхода федерального закона, согласно которому унитарные предприятия не могли иметь дочерних предприятий — они обязаны были присоединиться к материнской компании. Видя, что «дочки» лишаются самостоятельности и будут работать с одного счета и под одним руководителем, их директора оперативно начали переводить часть бизнеса в свои фирмы.

Общий объем финансирования для успешной и устойчивой работы «Вектора» оценивается в 300-350 млн рублей в год. И за счет коммерческой деятельности финансирование Центра могло бы достигать 30%. Но дочерние предприятия на сегодняшний день показывают зачастую отрицательные результаты, поскольку процесс реорганизации идет уже два года без какого-либо прогресса. Предоставленный «Вектором» устав не одобрен пока ни в Министерстве здравоохранения, ни в Минимуществе.

Зато большинство предприятий, «отпочковавшихся» в свое время от «Вектора», процветает. Например, «Вектор-Бест», созданный в 1995 году, является сегодня основным производителем диагностических сред в России. Производство ферментов, сред, диагностики обеспечивает потребность 50% рынка России. Это независимое от «Вектора» производство, на котором сменилось уже три-четыре поколения продукции, действительно полностью использовало возможности, представившиеся с отделением от института.


Научно-техническая продукция ГНЦ ВБ «Вектор»

1. Услуги по выполнению научных и лабораторных исследований, испытаний, разработок в области опасных инфекций, в том числе особо опасных вирусных инфекций.

2. Средства профилактики, лечения патологий, вызываемых вирусами, микроорганизмами, простейшими и паразитами, а также онкологических и иммунных заболеваний, ожогов и травм.

3. Средства защиты и повышения продуктивности животных и растений.

4. Средства обогащения продуктов питания.

5. Научно-технические активы и интеллектуальная собственность.


«Вектор» зарабатывает деньги и в сотрудничестве с внешними коммерческими предприятиями, среди которых такие известные организации, как «Био-Веста» — производитель биологически активных добавок и продуктов функционального питания, и Медико-биологический союз.

«Медико-биологический союз (МБС) и ГНЦ ВБ «Вектор» совместно начали заниматься коммерциализацией и инновационной деятельностью 12 лет назад, — рассказывает директор ЗАО «Медико-биологический союз» Михаил Лосев. — МБС был внешней организацией, пришедшей на «Вектор». Тем не менее нам удалось вместе реализовать два успешных проекта: по формированию национальной системы контроля качества диагностических исследований в области инфекционных заболеваний и по созданию производства тест-систем для выявления инфекционных заболеваний.

Сейчас в этом секторе рынка по объему продаж в России мы занимаем одно из ведущих мест».

Там, где производят продукцию, используя разработки «Вектора», действуют лицензионные договоры. Самый успешный продукт — Альфа-2-интерферон (индуктор интерферона, способствующий борьбе с вирусами) — одних только лицензионных платежей (2-3%) приносит порядка 7-8 млн рублей в год. Руководство «Вектора» намеренно устанавливает низкий процент за пользование ноу-хау, позволяя своим разработкам быть более конкурентоспособными. Но ученые, участвовавшие в разработке Альфа-2-интерферона, тем не менее получают ежеквартально определенные суммы, что стимулирует их к новым открытиям.

Десять лет назад государство передало технологию получения Альфа-2-интерферона в Китай, на Третью медицинскую фабрику в Харбине. Сегодня препарат успешно производится еще в 10 городах Китая. «На «Векторе» с этого, правда, ничего не получили, — рассказывает финансовый директор ГНЦ ВБ «Вектор» Юрий Климов. — А вот в Словению два года назад Центр передал эту разработку уже за деньги. Фирма KRKA планирует производить данный препарат, аналоги которого на Западе ежегодно продаются на десятки миллиардов долларов, по российской технологии».

Фармацевтический бизнес крайне рентабелен. Можно разработать лекарство, такое как, например, «Виагра», и на этой «Виагре» жить долго и счастливо. Но бизнес этот требует и громадных вложений. Непросто преодолеть все барьеры, провести клинические испытания. Неудивительно, что руководство Центра старается сохранить «Вектор» как организацию с особым статусом: использующую госбюджет, но в то же время и занимающуюся коммерческой деятельностью, имеющую определенную свободу.

Финансовому директору Юрию Климову приходится прекрасно разбираться и в вирусологии. Он рассказывает: «Есть список экзотических вирусов, таких как вирусы Марбурга, Эбола, геморрагические лихорадки, венесуэльский и японский энцефалиты, которые не являются эндемиками для России, но могут представлять угрозу национальной безопасности. А значит, в стране должна быть организация, предлагающая в случае опасности диагностику, вакцину и средства лечения. Эти вирусы не могут коммерциализоваться, ни одна частная фирма не будет выпускать и хранить вакцину в ожидании случая.

А есть и такие вирусы, как ВИЧ, грипп, гепатиты от A до E, которые широко распространены, и народ от них страдает. Вот они, можно сказать, находятся на рыночных позициях. Поэтому сегодня нам приходится обеспечивать баланс интересов. Сколько «Вектор» должен работать на государственные интересы, проблемы национальной безопасности: на 20%, 40% или 80% от своего потенциала? И сколько затрачивать на разработку и создание рыночных продуктов?»

У ГНЦ ВБ «Вектор» есть и свой инновационный отдел, который в том числе пытается привлечь инвестиции. Но проблема в том, что государственному предприятию найти инвесторов трудно. Трудно и убедить государство отделить часть имущества, производство, в которое будут инвестированы частные капиталы. Кроме того, о выгодности или невыгодности лекарств в далекой перспективе никто не знает. Это очень сложные субстанции, и предсказать что-либо в отношении них не сможет ни один маркетолог.

Тем не менее «Вектор» готов представить потенциальным инвесторам полтора-два десятка масштабных проектов. Таких как проект по строительству завода по производству вакцины против гепатита A. Эта вакцина находится фактически в опытном производстве, на уровне 100-150 тысяч доз, в то время как в масштабе России их требуется десятки миллионов. Сегодня недостающую вакцину закупают в западных странах, а наша будет намного дешевле.

Еще один из приоритетных проектов — глубинная переработка крови. Сегодня в России на донорских пунктах кровь, конечно, собирается, но для получения самых примитивных препаратов — вроде альбумина или гамма-глобулина. А вот порядка 20 разновидностей препаратов-«факторов крови» — очень прибыльных и дорогих лекарств — делают пока только за рубежом.

Однако даже проекты, казалось бы, претворенные в жизнь, не всегда реализуются полностью. Пока что затянулось строительство завода по производству бифидопродуктов, позволяющих получать лечебно-профилактические продукты питания. Помимо уже инвестированных $2 млн (как из собственных средств, так и от американской стороны), требуется еще $750 тыс., чтобы запустить предприятие, поскольку за время строительства первоначальный проект на 3 тонны в сутки был доведен до 14 тонн. Своих денег не хватает, а инвестиции со стороны США зависят от политической конъюнктуры. В результате переговоры по требуемой сумме зашли в тупик.

Не всегда идет на пользу и обширное международное сотрудничество. Несмотря на значительный интерес к разработкам «Вектора», американцев и европейцев настораживает не только прошлое Центра, производившего когда-то биологическое оружие, но и его совместная работа с достаточно одиозными странами вроде Ирана. И не секрет, что руководство «Вектора» хотело бы изменить имидж Центра в мирную, коммерческую сторону. Есть тому вполне существенная причина: за два-три последних года в бюджете ГНЦ ВБ «Вектор» доля зарубежных денег заметно уменьшилась. И произошло это вовсе не из-за роста финансирования со стороны государства.

Несмотря на все экономические и политические коллизии, за будущее «Вектора», по мнению его руководителей, можно быть спокойным. И в этом его принципиальное отличие, скажем, от практически аналогичного Оболенского центра бактериологии, находящегося уже два года на грани банкротства. На «Векторе» сумели найти коммерческое применение существовавшим разработкам и возможности для создания новых. Обеспечили как собственное производство, так и продажу разработок. Нашли многочисленные источники финансирования — как российские, так и зарубежные. А самое главное, смогли сбалансировать коммерческую и сугубо научную составляющие. В этом балансе и кроется секрет успеха «Вектора» в питательной, но агрессивной коммерческой среде.

Александр БАКАЕВ


Comments are closed.

Так же в номере