Главная » Стратегии успеха » Избранные и согласованные

Избранные и согласованные

АКТУАЛЬНАЯ ТЕМА — ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Избранные и согласованные

Озабоченность — этим словом можно легко описать настроения региональных деловых кругов в ожидании реформы исполнительной власти России. На смену уже привычным выбранным главам регионов придут назначенные президентом и согласованные с местными законодательными органами губернаторы. Как это повлияет на бизнес местных деловых кругов? Реакцию сибирского бизнес-сообщества попытались выяснить журналисты «СУ».

Плоть от плоти

Действующие сибирские губернаторы удивительно похожи. Не лицами, поведением или привычками, но схожестью жизненного стержня. За 10-15 лет, которые потрясали всю страну, сформировался единый обобщенный архетип сибирского губернатора, черты которого несложно обнаружить в большинстве глав администраций областей, краев и республик. Как правило, они связаны с Сибирью не только местом нынешней работы, но и всей карьерой. Если в Калифорнии губернатором может стать натурализовавшийся австриец, то среди глав сибирских регионов «варягов» найти непросто. Леонид Полежаев (Омск), Виктор Толоконский (Новосибирск), Михаил Евдокимов (Барнаул), Виктор Кресс (Томск), Аман Тулеев (Кемерово), Александр Хлопонин (Красноярск), Борис Говорин (Иркутск) — из семи губернаторов крупнейших сибирских территорий четверо — уроженцы Сибири. Шестеро из семи получали высшее образование в Сибири, в том числе четверо из них учились в новосибирских вузах (Толоконский, Кресс, Евдокимов и Тулеев). У пяти из них карьера также имеет сибирские корни. Все губернаторы, кроме Александра Хлопонина и Михаила Евдокимова, прошли школу советской управленческой хозяйственной работы. Более половины из них (Толоконский, Полежаев, Кресс, Тулеев, Говорин) уже отработали один срок в должности губернатора. Первые лица Красноярья и Алтая, как и всякое исключение, лишь подтверждают правило о принадлежности нынешних губернаторов определенному клану местной административной и хозяйственной элиты.

Губернаторы, судя по их отзывам на сигнал президента, надеются удержаться на своих постах. Впрочем, будет ли президент менять «старую гвардию», станет ясно уже скоро. Почти каждому из нынешней когорты губернаторов могут припомнить примеры «проколов». Виктору Крессу — тесные (пусть и вынужденные) отношения с ЮКОСом. Виктору Толоконскому и Александру Хлопонину — провал «партии власти» на последних выборах в Государственную думу в их регионах. Борису Говорину и Леониду Полежаеву — связь с пускай еще не опальными, но все же олигархами Абрамовичем, Дерипаской и Вексельбергом. Губернатор Алтайского края Михаил Евдокимов и вовсе оказался на своем посту вопреки согласию президентской администрации.

Очевидно, что у назначаемых губернаторов будут полностью развязаны руки в отношении местных бизнес-групп. Хотя эти структуры и не достигают масштаба ведущих российских нефтяных, угольных и металлургических компаний, но по-своему их активы привлекательны. До сих пор региональные предприниматели определяют погоду в сибирской «пищевке», транспорте, строительстве. В сельском хозяйстве и торговле также преобладает не федеральный, а местный капитал, зависящий в первую очередь не от столичных раскладов, а от отношений с губернаторами и мэрами.

Большинство опрошенных «СУ» бизнесменов предполагают, что назначение или избрание губернатора не добавит свежих красок в существующую картину отношений власти и бизнеса. Говорит совладелец новосибирской сети АЗС «Синтез» Владимир Тамурко: «Резкие изменения маловероятны. Сегодня в Новосибирской области работает избранный губернатор, но я не вижу каких-то послаблений для себя и своего бизнеса, хотя, когда возникают проблемы на рынке, он сразу встречается с предпринимателями и обсуждает их».

«Не вижу принципиальной разницы для бизнеса от того, как будет происходить формирование органов государственной власти. Будут ли губернаторы согласовываться крайсоветом по предложенной президентом кандидатуре или избираться народом», — заявляет исполнительный директор Алтайского союза предпринимателей Эдуард Черченко.

Владимир Ахтырский, заместитель директора фирмы Kraftway по региональной сети (Москва) также считает, что назначение губернаторов никак не повлияет на взаимоотношения бизнеса и власти в регионах: «Наоборот, во времена выборов зачастую выявлялись так называемые лоббистские бизнес-группировки, которые путем финансирования кампании одного из кандидатов добивались его победы, а впоследствии тянули одеяло на себя. Это создавало большие сложности остальным бизнесменам. После назначения губернаторов федеральной властью чиновники в регионах станут наконец-то равноудаленными от различных лобби-групп».

Вот приедет барин

По мнению генерального директора красноярской компании «Автодоктор» Максима Куракина, «отношения между бизнесом и властью гораздо сложнее, чем выборность, они лежат в другой плоскости. Зачастую все зависит от конкретных людей. К примеру, в Томске хорошая атмосфера для бизнеса, но я знаю регионы, где бизнес развивается плохо, — это зависит от губернатора как такового, от его воззрений, а не от того, выбирается он населением или назначается».

Исполнительный директор Алтайского союза предпринимателей Эдуард Черченко также отмечает, что от приглашения руководителя «со стороны» могут быть плюсы: «У регионального бизнеса нет другого пути, как пытаться строить отношения с действующей на местах властью и решать стоящие перед их бизнесом проблемы. Остается надеяться, что кандидатуры, которые будут предложены президентом, окажутся достойными, и прежде всего это будут менеджеры. Считаю, что на Алтае такие люди есть. Впрочем, не думаю, что вопрос места жительства кандидата имеет принципиальное значение. Так, например, ОАО «Алтайэнерго» руководит приезжий менеджер Сергей Шабалин, который доказал свою эффективность в довольно непростой ситуации, в которой находилась к моменту его прихода компания. Он очень многим понравился. Так что приезжий губернатор — это тоже вариант».

Впрочем, новейшая история сибирских губернаторов чаще показывала иное. В Сибири, по существу, только Красноярский край давал возможность проявить свои способности «варягам». Вторую половину 90-х годов губернатором там был выходец из армейских кругов генерал Александр Лебедь. Затем — представитель большого бизнеса Александр Хлопонин. Более того, нынешний красноярский губернатор оказался первым фактически назначенным губернатором. Вопрос о том, кто же все-таки победил в Красноярском крае в 2002 году — бывший генеральный директор «Норильского никеля» Хлопонин или председатель Законодательного собрания Красноярского края Александр Усс (более благоволивший «Русскому алюминию»), — решался в администрации президента при непосредственном участии президентского полпреда. По существу, Александр Хлопонин оказался первым порождением властной вертикали Путина в Сибири.

Однако бурного экономического роста в Красноярье после этого не последовало. Сейчас, по итогам первого полугодия 2004 года, Красноярский край демонстрирует одни из наименьших темпов прироста производства среди всех сибирских регионов. А степень доверия к власти стала понятна на прошлогодних выборах в Государственную думу — именно Красноярский край оказался в числе регионов, оказавших наименьшую поддержку «партии власти». Даже несмотря на вхождение красноярского губернатора в политсовет движения «Единая Россия».

«Свой» губернатор ближе к делу

«В условиях назначения губернаторов бизнесу станет сложнее находить общий язык с властью. Особенно если это будет «варяг», новый человек, который мало знаком с местными реалиями. В таком случае ему довольно долго придется входить в курс дела, будет наблюдаться некоторая инертность. С чисто психологических позиций можно сказать, что человек, как правило, предан тому региону, откуда он родом, и с этой точки зрения регион проиграет, — говорит директор томского ООО «СТКМ-Аудит» Наталья Кичко. — Хотя, с другой стороны, в Томске есть обратный пример Егора Лигачева — значимого политика и на федеральном уровне, который не был томичом, но очень многое сделал для города и области».

По мнению директора Красноярского филиала Сибакадембанка Владимира Бадуленко, «выбранный губернатор скорее всего будет стараться оправдать ожидания региона, который его выбрал; назначенный губернатор — ожидания Центра, который его назначил. А совпадут ли ожидания жителей региона и Центра — это уже другой вопрос».

За последние несколько лет в сибирских регионах сложилась не идеальная, но относительно стабильная система взаимоотношений власти и бизнеса. Пионером в этих отношениях, конечно, стала Кемеровская область, где губернатор Тулеев заключил соглашения о сотрудничестве со всеми мало-мальски значимыми бизнес-группами, как федеральными, так и доморощенными. По словам Тулеева, «кто работает добросовестно, вкладывает деньги в развитие производства, исправно платит налоги в бюджет области, повышает заработную плату своим работникам, заботится о ветеранах, детях, с теми мы сотрудничаем, награждаем областными наградами — словом, живем общими интересами. С теми же, кто старается побольше набить собственные карманы, мы расстаемся всеми доступными законными способами».

По этому же пути идут и другие главы субъектов РФ. В том числе губернаторы, придерживающиеся, казалось бы, противоположного стиля управления. Так, соглашения с бизнесом предпочитают заключать не только «зубры» Борис Говорин и Леонид Полежаев, но и молодой технократ Александр Хлопонин.

Кроме того, в регионах сложилась и практика лоббирования бизнес-интересов через органы исполнительной власти. Практически в каждом регионе действуют различные системы поддержки реального сектора экономики, особенно аграрно-промышленного комплекса и промышленности. Причем выбор механизмов поддержки отличается большим разнообразием и зависит от первого лица в области или крае.

Вот что говорил в начале 2004 года омский губернатор Леонид Полежаев: «Мы собираемся в нынешнем году вплотную приступить к такой форме поддержки субъектов хозяйствования, как компенсация из бюджета разницы в процентных ставках по кредитам. Занесли себе в планы задачу, что не менее 15% объема областного государственного заказа на продукцию и услуги будут размещаться на предприятиях малого и среднего бизнеса нашего региона. Обязательно продолжим практику специальных грантов, цель которых — поощрять деловую активность граждан. Наконец, не исключаем и новые налоговые льготы, механизм которых будет отрабатываться с учетом эффективности организации бизнеса».

Наталья Кичко из Томска полагает, что «сегодня на выборах действуют группы бизнесменов, которые так или иначе помогают тем или иным кандидатам. В случае назначения глав субъектов Федерации бизнесу трудно будет рассчитывать на преференции».

А новосибирский нефтетрейдер Михаил Сенчук, владеющий сетью АЗС «Беркут», отмечает: «Как один из избирателей своего губернатора, мне кажется, я имею большее право прийти к нему со своими проблемами, чем к назначенному. Избранного губернатора можно и упрекнуть, если избиратель не согласен с его действиями. А назначенного? К такому губернатору придется искать другие подходы, однако к «каждому яду есть свое противоядие».

Поиск «противоядия»

«Сегодня предприниматели, по большому счету, не нужны ни губернаторам, ни центральной власти — те заняты сегодня совершенно другими делами. Малый и средний бизнес у нас вырос на своих костях, на своем ресурсе — те, кто выжил, сегодня работает и будет пытаться работать и дальше, — категорично заявляет директор Промышленновского мясокомбината (Кемеровская область) Валерий Поварницын. — На примере Кемерова могу сказать, что диалог у малого и среднего бизнеса с муниципальной властью есть во многом благодаря личности кемеровского мэра Владимира Михайлова. В случае диалога предпринимателей с властью на местах очень многое зависит оттого, кто возглавляет эту местную власть в городах, районах. Что же касается уровня областного и выше — российского, — то тут все в основном заняты дележом и перераспределением собственности, передачей предприятий угодным власти лицам. А нормальной конкретной помощи малому и среднему бизнесу оттуда ждать не приходится. А чтобы помочь или хотя бы начать что-то делать в плане реальной поддержки, никто ничего не делал и делать вряд ли будет даже при назначении губернаторов».

По мнению исполнительного директора Алтайского союза предпринимателей Эдуарда Черченко, «сегодня нет механизмов подотчетности главы региона перед обществом, бизнес-элитой, и я пока не вижу способа, с помощью которого этот вопрос может быть решен при новом подходе».

Если предположить, что в стране действительно будет изменена форма избрания губернаторов (а в заявлении главы государства говорилось о «двух ключах»: представлении президента и голосовании в представительном органе субъекта РФ), то, по мнению генерального директора Партнерства промышленников и предпринимателей Томска, президента АО «Томмаркет» Дениса Молоткова, возможно два варианта развития событий: «Первый — страна живет в условиях экономической и политической стабильности, на ее территории вводятся единые правила игры для бизнеса — и малого, и крупного. В этом бизнес, естественно, заинтересован. Сегодня в России де-факто отсутствует единое экономическое пространство. Большинство губернаторов вводят свои правила в каждом конкретном регионе. Бизнес зачастую даже не может зайти в соседний регион, потому что его не пускают. А это парадокс, ведь мы работаем на территории единой страны.

Второй вариант менее благоприятен: есть опасность, что благие намерения обернутся ростом коррупции и произволом чиновников. И в первом, и во втором случае реакция бизнеса последует незамедлительно. Либо это будут приток инвестиций и поддержка властных инициатив, либо отток капитала из страны и отказ от сотрудничества с властью».

Евгений ВЫСКОВСКИХ


Comments are closed.

Так же в номере