Главная » Спецвыпуск » "Для власти "своих" и "чужих" не существует"

«Для власти «своих» и «чужих» не существует»

На территории Красноярского края есть все предпосылки для экономического подъема. Консолидированный бюджет края вырос по сравнению с прошлым годом с 38 до 48 млрд рублей. К концу года ожидается 9-процентный рост валового регионального продукта. Такой динамики еще не было. Но подобные показатели достигнуты главным образом за счет деятельности предприятий цветной металлургии и золотодобывающей промышленности. О том, в каком направлении будет развиваться промышленность, о проблемах, стоящих перед законодательной и исполнительной властью края, и путях их решения корреспонденту «КС» НИКОЛАЮ КОНДРАТЬЕВУ рассказал председатель созданного осенью общественного объединения «Работодатель», депутат Законодательного собрания края, председатель постоянной комиссии по промышленности, жилищно-коммунальной политике и коммуникационному комплексу ВИКТОР ЗУБАРЕВ.

Фото Анжелики ЮГРИНОЙ

— Как вы оцениваете ситуацию в промышленном секторе Красноярского края?

— В металлургии, лесопромышленном комплексе, нефтегазовой отрасли и угольной промышленности сегодня интенсивно развиваются процессы вертикальной интеграции: поглощение сырьевой базы, развитие перерабатывающих мощностей, интеграция с энергетическим комплексом, участие в транспортном бизнесе. Устойчиво растет интеграция и других отраслей экономики. Все крупные предприятия пищевой промышленности края также уже включены в те или иные консолидированные компании: Красноярский маргариновый завод принадлежит Иркутскому масложировому комбинату; «Милко» — компании «Юнимилк», входящей в близкую к «Сибнефти» группу «Планета»; ОАО «Пикра» еще в 2001 году было интегрировано в «Балтик Беверджис Холдинг». В агропромышленном комплексе также развивается вертикальная интеграция. На юге края сформировано ЗАО «Агропромышленная сибирская компания», контролирующая 14 сельскохозяйственных организаций, три предприятия по переработке молока, а также предприятие материально-технического обеспечения. На западе действует ООО «Молочная компания», включающая шесть сельскохозяйственных предприятий Емельяновского и Назаровского районов.

В общем, край в масштабах России выглядит солидно. На самом же деле, если смотреть Концепцию социально-экономического развития и разбивать ее по отраслям, то у нас есть ряд проблем. Приоритетом до 2010 года выбрана лесная отрасль, основная задача в которой — налаживание на территории края производств по глубокой переработке древесины. Это требует больших капиталовложений, а значит, привлечения серьезных инвестиций. Сейчас во втором чтении рассмотрен «Закон о государственной поддержке инвестиционной деятельности в Красноярском крае». Только тогда, когда мы создадим благоприятные условия для инвесторов, деньги потекут в край. По инвестиционному климату мы среди субъектов РФ находимся в восьмом десятке, а по привлекательности — на седьмом месте. Вот тот разрыв, который нам необходимо сокращать! Нужно более активно способствовать развитию свободного предпринимательства, и тогда Красноярский край сможет конкурировать с соседними сибирскими регионами. Например, сотни миллионов рублей получает бюджет Томской области от реализации дикорастущей продукции, а у нас эта отрасль находится в зачаточном состоянии. Здесь необходимо законодательно закрепить налоговые льготы для предприятий, работающих в этой сфере. В этом году мы выделили 1 млрд рублей для реализации инвестиционных проектов в сфере малого и среднего бизнеса. Но вот парадокс — деньги есть, а эффективно их потратить сложно. Однако среди бизнесменов велика инерция мышления, отмечается недостаток профессионализма и предприимчивости. Мы же не можем просто так раздать деньги людям, которые не смогут их грамотно использовать.

— Как стратегические шаги необходимо предпринимать в этом случае?

— Необходимо определить приоритеты. Ответить на вопрос, чего бы хотела добиться исполнительная и законодательная власть края в процессе своей работы. Все дело в том, что наша страна пока находится на втором этапе цивилизованного развития, так называемом индустриальном секторе. Это значит, что 80% населения занято в промышленности и сельском хозяйстве. В развитом мире в первичном секторе экономики трудится не более 8% населения. Остальное поле — малый и средний бизнес. А малый бизнес дает в красноярскую бюджетную копилку всего 5-6% доходов! Перед начинающими предпринимателями воздвигнуты многочисленные чиновничьи барьеры, сломать которые и есть базовая задача представительной власти. Необходимо оставить какую-то часть квалифицированных кадров в промышленности, а десятки тысяч увольняемых, сокращаемых переучить, переквалифицировать, создать им рабочие условия для бизнеса.

— Как вы оцениваете результаты вхождения на красноярские предприятия ФПГ из соседних регионов?

— Существует как отрицательный, так и положительный опыт. Например, мы долго бились с группой «Альфа», которая действовала по принципу «после нас хоть трава не расти». Теперь, думаю, на долгие годы этим бизнесменам путь в наш край заказан. Другой пример. У нас были опасения, связанные с «Красноярским цементом», на который пришел чужой «Топкинский цемент» (принадлежит группе «Сибконкорд». — «КС»), но сегодня ситуация существенно улучшилась. Заключенное соглашение между Советом администрации края и «Красноярским цементом» полностью выполняется. Промышленный выпуск цемента с начала года увеличился с 5913 до 67 958 тонн. Новые собственники обязались обеспечивать поставки на объекты бюджетной сферы со скидкой в размере 11,8%.

Надо учитывать в первую очередь те потребности, которые есть в отраслях, развивающихся на территории края. Например, «Норильский никель», «Русал» до дефолта закупали необходимое оборудование за рубежом, а изменение ситуации заставило их обратить внимание на внутренний рынок: «Сибтяжмаш», «Комбайновый завод» стали выполнять для них заказы. «Краслесмаш» возобновил выпуск оборудования для лесной отрасли. На том же комбайновом заводе освоили выпуск оборудования для птицефабрик. На угольных разрезах очень велик износ оборудования. В этом году наш экскаваторный завод, на котором в последнее время производили только ремонт техники, получил первый заказ на производство нового экскаватора. От того, как они с ним справятся, зависит и дальнейшая судьба этого предприятия.

Потенциальным инвестором Игарского морского порта может стать компания «Континенталь Менеджмент». Последние два года этот собственник активно работает в нашем регионе на рынке деревопереработки и принадлежит, как и «Русал», «Базовому элементу». А основная специализация Игарского морского порта — переработка и перевалка леса. Для власти понятия «свой — чужой» не существует. Главное, чтобы действия новых собственников приносили пользу краю.

— Планируется создание новой высокотехнологичной отрасли промышленности — глубокой переработки угля. Что еще может создать краю репутацию инновационного региона?

— На территории края сохранилось около двадцати предприятий химической отрасли, которые при разумном подходе могут быть высокорентабельными. Здесь как раз можно и власть употребить, создав благоприятный климат для инвестиций и снизив налоговый прессинг. Например, сейчас простаивают гидролизные заводы. Производимый ими технический спирт в промышленных масштабах не востребован. Но если его отправить на химический завод, то после соответствующей переработки можно из двух литров спирта получить литр высокооктанового бензина. Сейчас совместно с красноярскими предпринимателями мы разрабатываем такую технологическую цепочку.

Второй момент связан с нашей угольной промышленностью. Ее развитие планируется с ростом промышленности и введением в строй ТЭЦ-3, нескольких блоков Березовской ГРЭС и строительством Сосновоборской ТЭЦ взамен Железногорского ядерного реактора. Но запуск Богучанской ГЭС и введение конкуренции на рынке генерирующих мощностей в энергетике делает электроэнергию ГРЭС невостребованной на рынке. Разработка Ванкорского месторождения также значительно уменьшит северный завоз углей Канско-Ачинского бассейна. Рассчитывать на какие-либо уже имеющиеся инвестиционные проекты, связанные с угледобычей, не приходится — Красноярский инвестиционный форум в апреле это показал. Дело даже не в высокой стоимости углей (соотношение цена-качество углей КАБ уникально), дело в транспортном плече. Логика подсказывает, что выходом из ситуации может стать вывоз из края продукции, в которой доля транспортных затрат незначительна. Глубокая переработка угля может дать такой продукт. Среди проектов по переработке один из самых интересных и прорывных — производство диметилового эфира, продукта, который называют дизельным топливом ХХI века. Технология успешно прошла опытно-промышленные испытания на ракетном полигоне в Семипалатинске. Что получит Красноярский край? При мощности производства 750 тыс. т в год налог на прибыль составит 700 млн руб. в год. Решив вопрос квалифицированного использования сырья для создания крупномасштабного конечного продукта, обладающего высокой добавленной стоимостью, можно добиться существенного увеличения объемов добычи угля в крае, возрождения и развития «угольных» городов и полномасштабного использования углей Канско-Ачинского бассейна. Но для этого необходимо объединить усилия всех заинтересованных сторон: СУЭК, «Красмаша» как производителя и испытателя установки по производству ДМЕ и Совета администрации края.

— Какие шаги необходимо предпринять, чтобы с опережением реагировать на проблемы, периодически возникающие на промышленных предприятиях края?

— Промышленная комиссия Законодательного собрания постоянно анализирует ситуацию на красноярских заводах, причем первоочередное внимание уделяется тем предприятиям, где есть доля краевой собственности. Назову основные болевые точки, с которыми нам приходилось работать: ОАО «Искра», «Цемент», «Сибэлектросталь», Игарский морской порт, «Сивинит», химкомбинат «Енисей» и вся лесная отрасль региона. Мы можем быть довольны тем, как, скажем, «Искра» выбирается из состояния банкротства. Знаковое событие — запуск производства на «Сибэлектростали». Теперь мы передали ее в руки надежного собственника — компании «Красный яр», владельцем которой является Борис Громов, бывший гендиректор Братского алюминиевого завода. Выход «Сибэлектростали» из кризиса — это показатель конструктивной работы исполнительной и законодательной властей края.

К сожалению, на сегодняшний день наша работа с конкретными заводами, по сути, является затыканием дыр. Проблемы развития большой промышленности одни и те же — энерготарифы, большие расстояния, качество и неконкурентоспособные цены. Во многом положительное решение этих проблем зависит от личности предпринимателя, от его знаний, инициативности и умения, от того, какие проекты он будет реализовывать на территории Красноярского края. На днях мы положительно решили вопрос по частичному погашению процентов по кредитам, выделенным «Енисейскому ЦБК», «Красфарме» и Боготольскому вагоностроительному заводу. Например, для ЦБК сумма безвозмездной компенсации составляет несколько десятков миллионов рублей. Но помогая ему, мы тем самым даем толчок к развитию лесной отрасли, ведь комбинат является крупнейшим потребителем низкосортной древесины.

— Как вы оцениваете проблемы взаимоотношений бизнеса и власти? Какие вопросы могут решать именно предпринимательские объединения?

— Я не согласен с имеющимся мнением о низком имидже предпринимателя. По данным ВЦИОМа, три четверти населения положительно относится к предпринимателям, но это не распространяется на олигархов и коррумпированных чиновников. Самые большие проблемы — это коррупция и искусственные административные барьеры. Для их преодоления и существуют оплачиваемые услуги чиновников. Например, к бюджетной поддержке бизнеса надо относиться очень осторожно. Такая помощь возможна при осуществлении социально значимых проектов. Например, создание конкуренции в сфере ЖКХ. Все эти проблемы и призвано решать новое объединение «Работодатель» путем предания гласности фактов чиновничьего давления на бизнес, путем использования коллективного опыта предпринимателей в отстаивании своих интересов, в том числе и в суде. На краевом уровне понимание проблем предпринимательского сообщества существует, а на местах — по-разному. Где-то сложились взаимоотношения, где-то идет давление с целью прибрать удачный бизнес под «свое крыло». Хотелось бы, чтобы предприниматели проявляли большую активность в отстаивании своих интересов. Участие бизнеса в общественной жизни стабилизирует ситуацию, так как бизнес отвечает всем формальным признакам политика: образован, укоренен, имеет собственность. Эти качества очень важны, так как в этом случае нет необдуманных или популистских решений.

Николай КОНДРАТЬЕВ


Comments are closed.

Так же в номере