Главная » Компании » Club building: свет от взрыва

Club building: свет от взрыва

В 2007-м новосибирский рынок ночных клубов вступил в период бурного развития. Урожайным на новые клубные проекты будет и год нынешний. Однако сами участники рынка убеждены, что процесс рождения клубных проектов весьма упорядочен. Нынешний бум — это не столько стихия, сколько реструктурирующий процесс.

В 2007 году в Новосибирске открылось около дюжины клубов. По численному составу Новосибирск опередил «клубную столицу» Сибири — Красноярск, но, как утверждают участники рынка, в нынешнем году интерес к клубным проектам сохранится. Фото Михаила ПЕРИКОВА

По наблюдениям владелицы клуба «DOЖDЬ» Елены Паночевных, нынешний всплеск «клубостроительства» сменил застой, длившийся пять лет. «За эту пятилетку стагнации вперед по клубным проектам вырвался Красноярск, — отмечает госпожа Паночевных. — Но в этом году клубный Новосибирск «воспрянул духом«, сделал рывок вперед». «Рынок значительно оживился, — констатирует арт-директор клуба «ЖаRа« Максим Кондратенко. — За последний год открылось около дюжины клубов».

Нынешний бум — это предметное олицетворение перемен, которые намечались еще два-три года назад. «В ту пору клубная индустрия Новосибирска стояла на перепутье, — вспоминает исполнительный директор бар-клуба Guevara Елена Актуганова. — Дилемма была такова — идти по московскому пути (преобладает коммерческая составляющая проекта, гламур и пафос заведения становятся акцентными позициями) или выбрать петербургскую доктрину, где концептуальность заведения доминирует над модной эстетикой и респектабельностью». Новосибирские клаб-билдеры «поставили» на Москву и взяли довольно быстрый ритм. «Ежемесячно в городе открывается по два новых клуба, — продолжает Елена Актуганова. — Правда, большинство из них похожи друг на друга — некое общее повторение московских трендов«.

За последние пять лет изменился сам архетип клуба. Если прежде назваться клубом могло любое наспех декорированное танцевальное пространство, то теперь форматные и статусные каноны обрели четкость. »Пять-восемь лет назад люди наспех красили стены в черный цвет, ставили дешевенькую диджейскую «шарманку« и ждали, что повалит народ, — говорит Елена Паночевных. — И ведь не обманывались в ожиданиях! Но время изменилось — сейчас даже студенческая молодежь более требовательна к качеству заведения. Первичный голод давно удовлетворен, и люди хотят стильного отдыха».

По словам промоутера клуба Alibi Валерии Романовой, для современного клубного рынка характерно более четкое, чем раньше, позиционирование — есть танцевальные клубы и VIP-клубы. Для первой группы важна оперативная коммерческая эффективность, тогда как для заведений второго типа ценны атмосфера, выразительность концепции и художественное ego. «Интересно, — подчеркивает Валерия Романова, — что сейчас одинаково динамично развиваются обе группы».

Точки приложения сил

«Профессионально устроенный клуб — это заведение, где все составляющие исполнены на высоком уровне, — рассуждает арт-директор клуба Fresh Евгений Гончаренко. — У наших же клаб-билдеров обычно случается перекос приоритетов — человек вкладывается либо в интерьер, либо в музыку. Случаются и искажения собственной концепции: начинают с одной задумкой, а под завершение строительства оказывается, что денег уже недостаточно, чтобы сделать все именно так, как планировалось изначально. Пожалуй, по сбалансированности и последовательности концепции лидером стал лишь «DOЖDЬ» — самый качественный проект 2007-го. Когда «DOЖDЬ« открылся, отток в этот клуб был существенным».

Окупаемость клуба сами клаб-билдеры относят к числу философских вопросов. Как подчеркивает Валерия Романова, все зависит от уровня вложений (от миллиона рублей и без верхней планки) и от «аппетитности» культурного продукта.

«Именно стремление к скорой окупаемости определило и выбор доктрины, — убеждена Елена Актуганова. — Думаю, по «питерскому« пути наше клубное движение не пошло еще и в силу того, что «концептуально-интеллектуальные» клубы окупаются медленнее и требуют больших затрат, чем «коммерческие». Время окупаемости увеличивается больше чем в два раза: если средняя окупаемость коммерческого клуба — до 1 года, то для «питерского« стандарта срок увеличивается до 2,5–3 лет».

Сами участники рынка называют принципиально значимым вопросом точность дизайна — и художественную, и ценовую. Крайностями считаются и ангароподобные залы со следами символического ремонта, и величественные декорации во вкусе павших империй. Столь же рискован и минимализм — решение, популярное в массовых танцевальных клубах. Публика уже научилась отличать архитектурный «брутальный» стиль от неряшливого ремонта. И стремление выдать одно за другое сейчас уже не пройдет на ура.

«Не стоит экономить и на вентиляции, — подчеркивает Елена Паночевных. — В помещении с большим количеством активно двигающихся людей изъяны вентиляции становятся заметны буквально через пару минут. К сожалению, именно вентиляция — самая большая проблема новосибирской клубной архитектуры. Потому что делают ее чаще всего под конец строительства и на оставшиеся деньги. А остается, как правило, совсем немного».

Ночь сурка

Качественный звук и свет — принципиально значимые составляющие успешного клуба. Увы, в магазине шоу-техники невозможно купить само шоу — тут бессильны технические параметры, зато могущественен социальный парадокс.

«Новосибирск — город, где есть все типы художественных вузов, кроме разве что кинематографического, — удивляется Елена Паночевных. — Но при этом город поразительно беден собственным шоу-продуктом. Беден даже относительно других зауральских городов. Пять танцевальных групп, две юмористические, один скрипач, один барабанщик. Клубы, не претендующие на статус остромодных, вынуждены «крутить« одних и тех же местных исполнителей. Объехав в пятницу несколько клубов, ты имеешь возможность по несколько раз увидеть одну и ту же стриптизершу, одного и того же глотателя огня. И в следующий раз, и потом. Такой вот день сурка. Точнее, ночь сурка».

Для клубов с высоким позиционированием спасением становятся московские звезды, но насчет этого ресурса сами операторы советуют не обольщаться. «Систематически привозить за свой счет московских исполнителей у нас не может никто, — констатирует Елена Паночевных. — Только за «рекламные« деньги. Например, дала денег некая международная табачная компания — звезду привезли, не дала — не привезли. По большому счету, все звездные вечеринки в новосибирских клубах проходят под эгидой каких-то брэндов».

Чтобы поддерживать интерес к своим заведениям на высоком уровне, наиболее амбициозные клаб-билдеры готовы на многие жертвы — утомительный поиск спонсоров, существенные затраты, определенный альтруизм в ценообразовании. Потому что звезды клубам с серьезными планами нужны, как хлеб и воздух.

«Сейчас диджеев и солистов стали привозить чаще», — отмечает Валерия Романова. Правда, клубы среднего уровня могут приглашать не самых трендовых персон, а работающих в музыкальных форматах «второй свежести» — тех, что в столице были горячими год-два назад. Настоящие же фронтмены по карману считанному числу заведений.

В итоге вопрос опять упирается в местную альтернативу. В генерации горячих шоу-трендов Новосибирск по-прежнему уступает Красноярску. «У нас в городе публика моднее, красивее и «столичнее«, нежели в Красноярске, — сетует Елена Паночевных. — Но то у красноярцев на сцене — достойный, качественный продукт. В Новосибирске же за последнее время ничего яркого не появилось. В лучшем случае сохраняется то, что уже есть».

Арт-директор клуба «Отдых» Алексей Алышев считает, что творческий тонус и артистам, и клаб-билдерам могут дать фестивали. «В том же Красноярске активное развитие клубной культуры началось после череды фестивалей, — объясняет он. — Появился стимул для самосовершенствования, для творческих поисков. Клубы, профи включились в гонку».

Клубы средней руки, неспособные по финансовым причинам заполучить звезд, спасаются перестановкой акцентов. «В таких клубах не делаются акценты на развлекательных программах, — объясняет Валерия Романова. — Но раз нет звездных имен, можно переключить внимание на анимационную составляющую, создать в клубе атмосферу эйфории».

Славик и Димон no pasaran!

Атмосфера — фактор, который клаб-билдеры тоже относят к разряду «успехообразующих». По их наблюдениям, клубная аудитория за последние годы изменилась, повзрослела. Стал шире и женский, и мужской возрастной диапазон: от 17 до 30 лет и от 23 до 45 лет соответственно. «Аудитория изменилась за счет прироста числа взрослых людей, — отмечает Валерия Романова. — Люди стали жить лучше и раскованнее, да и сам клуб как реалия перестал ассоциироваться лишь с молодежным досугом. Но в ответ на свой выбор гости клуба хотят гарантий психологического комфорта, приятной атмосферы».

Растет ценность атмосферы, соответственно, растет и ценность корректирующих технологий, позволяющих собрать в клубе аудиторию своего формата, без агрессивных чужаков, действующих по принципу «какие же танцы без драки». Изобильнее всего этот «тревожный» социальный слой присутствует в массовых клубах.

«В отличие от Москвы у нас клубы глобального охвата обречены на конфликтность, — говорит Елена Паночевных. — Для большого, массового клуба у нас не хватает хорошей, адекватной публики. Большой клуб — это всякие «подводные течения». Когда же людей много, то много и происшествий. Нельзя собирать вместе «золотую молодежь« и пэтэушников, ищущих приключений. Большой клуб может быть хорошим лишь с однородной публикой». Но однородность аудитории в Новосибирске лучше всего удается именно сравнительно компактным, концептуальным клубам.

Хороший фильтрующий эффект дают не столько полицейские меры, сколько общий образ заведения, его позиционирование. «DOЖDЬ» я позиционирую четко, — говорит госпожа Паночевных. — Возможно, я из-за этой строгости кого-то потеряю, возможно, народу будет меньше. Но зато люди эти будут красивыми, адекватными, приятными друг для друга. Красивый отдых может обеспечить только четкое позиционирование и умелый фейс-контроль. Наконец, у владельца клуба всегда есть возможность сослаться на собственное эго — «я так решил«, благо клуб — по определению эгоцентричный формат. Ради посещаемости, ради статистки жертвовать атмосферой не стоит».

Рамки — форматные и пространственные

Какова доля общепита в клубном проекте? Унифицированного ответа на этот вопрос нет: одни концепции предполагают наличие еды ресторанного уровня, другие подразумевают лишь бар и закуски. Помимо приоритетов самого клаб-билдера, определяющим фактором становится и архитектура. Точнее, интерьерное зонирование. В клубах, где четко выделена лаунж-зона, ресторанная составляющая живет, развивается и пользуется спросом. В танцевальных же клубах выход из схемы «вино-коктейли-закуска» становится шагом, усложняющим работу заведения. На пространстве без зонирования любые «игры в ресторан» выглядят громоздко и чужеродно.

«Сейчас люди стали больше интересоваться гастрономической стороной проекта, — делится наблюдениями директор клуба-ресторана INDEX Артур Ганагин. — Если раньше 80% заказов приходились на тяжелый алкоголь, то сейчас ситуация меняется. Менее популярными стали «полуфабрикаты» (заранее приготовленные, быстро разогретые блюда). Теперь гости хотят есть свежеприготовленные, «штучные« блюда. Нам это желание несложно удовлетворить — ведь днем INDEX работает в режиме ресторана». При этом Артур Ганагин отмечает, что для клубов Европы характерен обратный процесс — переключение публики на фастфуд. «Видимо, дело в том, что на Западе и ресторанная, и клубная культура сформировались уже давно, — предполагает он. — И там пожелания публики не выходят за монорамки: танцуют в клубах, едят в ресторанах».

Несмотря на популярность комбинированного формата, большинству ресторанов-клубов приходится делать выбор в пользу одного из компонентов. «Клубную часть проекта мы планируем развивать, но, объективно говоря, ресторанная составляющая сейчас доминирует», — говорит генеральный директор ресто-клуба Paparazzi Рашид Зарипов.

Другой проект, изначально анонсировавшийся как кафе-клуб, — Different в ипостаси ночного клуба проработал меньше месяца. «Направление уточнили по ходу дела, — говорит управляющая кафе-клубом Different Светлана Яковлева. — Перспективу определили предпочтения нашего контингента — людей старше 25 лет с достатком от среднего и выше. По сути сейчас Different — ресторан, в котором по пятницам проводятся вечеринки с диджеями или живой музыкой».

Впрочем, привязка клубной ипостаси ресто-клубов к одному-двум дням логична. Ведь именно пятница и суббота — полноценные рабочие дни почти для всех новосибирских клубов.

Если в концептуальном плане клаб-билдеры видят много перспектив, то к сугубо пространственному расширению рынка они относятся осторожно. Есть районы, где клубный бизнес в принципе невозможен. «Клуб — это не продуктовый магазин, который должен быть в районе согласно генплановской «нарезке«, — рассуждает Елена Паночевных. — Придомный клуб, в отличие от гастронома, маловероятен. В клуб люди стремятся именно поехать — попасть в некую другую, не обыденную среду. Думаю, клуб не должен иметь местечковой привязки».

Описывая перспективы своего рынка, клаб-билдеры предрекают появление летом 2008-го большой «порции» новых клубов. Кроме того, Алексей Алышев убежден, что перспективы есть и у такой новой для нашего города реалии, как концертно-развлекательные комплексы, подобные томскому «Факелу» или московским «Кристаллу» и «Метелице«. «Почему-то у нас до сих пор нет подобных проектов, — недоумевает он. — Нет комплексов, которые объединяли бы разные форматы развлечений: клубы с различной музыкой, боулинг и т. д. Такие объекты есть не только в Москве, но даже в соседних с нами городах». Впрочем, причины упорного отсутствия такого формата известны и самим операторам — в центре Новосибирска трудно найти большое помещение, а клубная среда именно здесь и сосредоточена. Поэтому более вероятным сценарием эксперты считают увеличение числа концепций на сравнительно компактных площадках. Интересно, что долгосрочных прогнозов нет практически ни у кого. «Клубы — молодой сегмент, — резюмирует Артур Ганагин. — Следовательно, прогнозировать его развитие дальше, чем на полгода вперед, с большой точностью очень сложно».

Игорь СМОЛЬНИКОВ|Ксения ТИМАКОВА


Comments are closed.

Так же в номере